ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

«Каких только чудищ не упрятала в своем замке противная ведьма! — пронеслось в голове Хальд. — Но где же сама Тёкк, в замке ли она?» Почему Хальд до сих пор не почувствовала присутствия ее злой воли? Молодая колдунья остановилась, еще раз настороженно прислушалась к подспудным, неясным звукам, жуткому шевелению колдовской силы, изобиловавшей в этом страшном месте. Никаких следов присутствия хозяйки замка, хотя бы намека на ее колдовское воздействие она не обнаружила. Что ж, это и неплохо. Пока Тёкк отсутствует, Хальд с Гутрун необходимо как можно скорее покинуть тюрьму. В ослабленном состоянии, голодной, холодной, молодой колдунье против прислужницы Хель не устоять.

Коридор вывел Хальд к еще одному лестничному проему, она поспешила вверх. Скоро от усталости заныли ноги, сердце готово было выскочить из груди, но она продолжала упорно взбираться по ступеням.

Ей стало ясно, что чары, погрузившие ее в беспробудный сон, были навеяны Тёкк. Но другие вопросы не оставляли Хальд в покое.

«Непонятно, как я и Гутрун очутились здесь? Кто доставил нас в этот ледяной замок? Но, может, все случилось как-то иначе? Норда предупреждала, что Тёкк намеревается разбудить чудовищную силу, до поры до времени дремавшую в Гутрун, и что я не должна допустить этого. Значит, прочь все сомнения. Мне необходимо лишь думать о том, как освободить Гутрун».

Наверху лестничного проема обнаружился слабый подрагивающий свет. Одолев еще несколько ступенек, Хальд добралась до арки, выводящей на небольшую площадку, за которой начинался широкий, с терявшимся в темноте потолком коридор. На стене горел факел, воткнутый в металлическое кольцо. Хальд замедлила шаг, убрала колдовское свечение глаз и сразу ощутила, как головная боль оставляет ее.

Оглядев коридор, освещенный подрагивающим светом факелов, она никого не обнаружила. Вообще, замок казался безлюдными и чем-то напоминал кладбище. Тревожило только присутствие жуткого существа, на которое этажом ниже она наткнулась волшебным взором. Хальд вытащила пылающий, пропитанный смолой светоч из кольца, вышла в коридор и, прижимаясь к стене, двинулась вправо, туда, откуда до нее донеслись мысли Гутрун. От близости огня по телу начало разливаться долгожданное тепло. В случае чего факел можно использовать и как оружие.

Пол в коридоре был выстлан чем-то мягким и серым. Прикосновения к нему не доставили Хальд никакого удовольствия, покрытие казалось влажным и таким же холодным, как сам пол, к тому же отвратительно воняло плесенью. Хальд уже обратила внимание, что в замке повсюду стоял сладковатый аромат мертвечины и гнили.

Своды потолка были высоки, верхняя его часть терялась во мгле. Оттуда доносилось странное пришептывание и шелест крыльев, однако задействованный на мгновение колдовской взор, брошенный девушкой вверх, никого там не обнаружил.

В коридор выходило множество дверей, и все оказались заперты. Из-за тяжеловесных, окованных железом створок доносились тихие таинственные звуки — шаги, вздохи, неясное бормотание. Волшебное зрение служительницы Фрейи не обнаружило за ними ни одного человеческого сознания, в то время как мысли Гутрун становились все отчетливее, все полновесней.

Коридор вывел девушку в освещенную факелом, просторную, украшенную пилястрами прихожую, похожую на ротонду. Отсюда было два выхода: прямо просматривался более широкий коридор, налево вел узкий, но очень высокий проход. Хальд на мгновение испытала сомнение, затем свернула в более широкий. Куда он выведет ее? Неожиданно мысли Гутрун, улавливаемые колдуньей, начали быстро ослабевать. Тогда она возвратилась и свернула налево.

Сюда выходило куда больше дверей, из-за которых то и дело доносились те странные звуки, что звучали ранее, на нижнем этаже. Неожиданно всякий потусторонний шум стих. Хальд замерла, потом со всей возможной осторожностью двинулась вперед, и в следующее мгновение весьма полновесно звучащее проклятие долетело до нее из-за ближайшей створки.

Хальд удовлетворенно хмыкнула, остановилась, оглянулась, чтобы проверить, пуст ли коридор, и только удостоверившись, что поблизости никого нет, вернулась к заветной двери. Здесь повторила ту же операцию — золотистые огоньки в глазах, лучик света, щелчок замка. Проклятия внутри помещения стихли.

Молодая колдунья, распахнув дверь, заглянула в комнату. Света небольшой масляной лампы вполне хватало, чтобы убедиться, что в каморке никого не было. И спрятаться здесь негде — широкая разобранная кровать, кресло да стол — вот и вся обстановка. Хальд быстро почувствовала, что подруга здесь, рядом, пусть ее и нельзя сразу обнаружить.

— Гутрун? — тихо позвала она.

После недолгого молчания раздался изумленный дрожащий голосок Гутрун:

— Хальд?

Служительница Фрейи вошла в комнату, глянула за дверь, там и притаилась девчонка. В руках она держала что-то красное, матерчатое, видимо, приготовившись набросить его на вошедшего.

— Хальд! — еще раз вскрикнула Гутрун.

Она отбросила красное покрывало, бросилась вперед и страстно обняла обнаженную подругу.

Это все та же золотоволосая женщина, заточенная в подземелье. Хозяйка Тёкк призналась, что она тоже из колдуний, только из тех, что посвятили себя слишком уж много возомнившей о себе Фрейе. Госпожа поставила цель обратить эту пленницу в новую веру, как и ту, что держали наверху. Пусть обе поклонятся в ножки всемогущей Хель. Девчонки же оказались строптивы и упрямы. Он все смог прочитать в их сознании, по запаху мыслей. Он, многомудрый и многознающий Вафтруднир, никогда не ошибался. Другое удивляло, как же эта маленькая золотоволосая женщина сумела сбросить оковы и выбраться из темницы? Конечно, из замка ей не сбежать, но Тёкк будет сердиться, если, вернувшись, не обнаружит пленницу в цепях, прикованную в подземелье. А тех, кто отважится вызвать гнев Тёкк, ждет мучительное наказание, а то и смерть.

Вафтруднир в сердцах помянул злые силы, те, что будоражили мир еще до появления ненавистных ему людей. Был он великаном, или, как издревле назывался их род, — ётуном. Вафтруднир уже не помнил, сколько лет он прожил на свете. Другое накрепко сохранилось в памяти: смерть деда Имира, убитого молодыми богами во главе с Одином. Они же возвели из его черепа небесный свод, а из тела сделали землю. Из костей воздвигли горы, из волос вырастили деревья, из зубов — камни, а из мозга — облака. Помнил еще, как попал в этот замок, а вот когда появился на свет, сказать не мог.

Вафтруднир вышел из своей берлоги в коридор, принюхался, глянул налево, направо. В коридоре было пусто. А вот запах не обманет — та, которая должна быть снизу, только что пробежала здесь.

Он ступил в темноту, подождал, пока глаза привыкнут к мраку. В глубине его глазниц загорелись багровые огоньки. Затем направился вслед за беглянкой. Самое время прекратить этот беспорядок. Молоденькая девчонка из верхней комнаты должна оставаться в одиночестве, а светловолосая пребывать в подземелье, висеть, прикованной к стене. Порядок есть порядок, ничего не поделаешь. Как Тёкк приказала, так и будет, иного не дано. Вафтруднир шел и сердился на женщин! Оторвали его ото сна, притом ни одну нельзя трогать, обе должны быть невредимы.

— Хватит вопросов, Гутрун! — воскликнула Хальд. Она торопливо накинула на себя красное покрывало. — У нас нет времени на пустую болтовню. Я чувствую опасность. Она уже неподалеку.

Гутрун схватила никогда не гаснувшую масляную лампу. Затем обе выбежали в коридор. Здесь Хальд вновь и с нарастающей силой ощутила присутствие чуждого, нагоняющего страх сознания. Что-то таинственное, внушающее ледяной ужас приближалось с той стороны, откуда она явилась. Девушки побежали в противоположную сторону, однако преследователь сразу и точно определил направление, в котором решили спасаться беглянки. К тому же воздух в коридоре вдруг начал заметно остывать.

Коридор внезапно свернул направо, и через несколько шагов девушки уперлись в глухую стену.

17
{"b":"1638","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Почтовый голубь мертв (сборник)
Неправильная любовь
Правила выбора, или Как не выйти замуж за того, кто недостоин
Воскресни за 40 дней
Здоровый сон. 21 шаг на пути к хорошему самочувствию
Темная комната
Звание Баба-яга. Ученица ведьмы
Моя гениальная подруга
Соблазненная по ошибке