ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Как спасти или погубить компанию за один день. Технологии глубинной фасилитации для бизнеса
Странная привычка женщин – умирать
Прыжок над пропастью
Лароуз
Максимальная энергия. От вечной усталости к приливу сил
Мысли парадоксально. Как дурацкие идеи меняют жизнь
Level Up 3. Испытание
Капкан для MI6
Маленькая жизнь
Содержание  
A
A

Тирульф в сердцах сжал кулаки:

— Будь ты проклята, женщина! Что у тебя за характер! Ты единственная, кому я позволил вести себя под уздцы, так тебе и этого мало… — Он неожиданно запнулся, упал в траву, пригляделся, рукой поманил Ялну и, когда та пристроилась рядом, едва слышно шепнул ей на ухо:

— Пора. Жди моего сигнала. Дай слово, что не будешь пороть отсебятину и поступишь так, как мы договорились. Хотя слова здесь не помогут, а ну-ка, поклянись именем Фрейи.

— Я буду ждать твоего сигнала. Клянусь!

Тирульф удовлетворенно кивнул, затем неожиданно обнял, привлек к себе девушку и осторожно поцеловал в щеку. Все случилось так быстро, что Ялна не успела догадаться, что было на уме у этого светлобородого высокого мужчины. Ни сопротивляться, ни ругаться не стала — побоялась лишнего шума, только, отстранившись, показала кулак. Тирульф тут же исчез в темноте, девушка даже не успела заметить, в какую сторону он скользнул. Вот тогда она уж и разразилась проклятиями. Тирульф, не столько услышав, сколько догадавшись, каким напутствием проводила его эта девица, усмехнулся и, прибавив шагу, направился в сторону лагеря.

Таинственный наблюдатель ползком добрался до того места, откуда он мог видеть ближайшего часового, стоявшего у подножия холма. Теперь неизвестного вполне могли достать стрелой из арбалета, так что следовало вести себя предельно осторожно. Некоторое время он лежал, присматривался, пытаясь отыскать лазейку между двумя постами. Часовые, в общем-то, не стояли на месте, расхаживали, а то и сходились, передавали друг другу какие-то фляги. Нужно только выбрать удобный момент, когда они повернутся друг к другу спинами. Тогда можно легко проскользнуть за линию оцепления.

Он так и поступил — выбрал удобный момент и бесшумно прополз между двумя стражниками до огромного камня. Здесь передохнул, решил, что повезло, и замер. Ему надо было пробраться наверх, к дереву. Только не спешить, действовать без шума. Он спрятал кинжал, который хотел пустить в ход, если бы его движение было замечено часовыми, взял в правую руку меч, в левую — небольшой овальный щит. Так и двинулся дальше, таясь за камнями.

До Песни Крови как бы издалека, через завесу боли донесся разговор часовых. Она с трудом открыла глаза, сквозь колеблющуюся пелену различила две смутные фигуры. Потом раздался смех, и одна из фигур исчезла. Другая же двинулась в ее сторону. Не иначе как сам Ковна. Пленница невольно потянула за веревки, страх охватил ее. Что он придумал на этот раз?

Фигура остановилась совсем рядом. Нет, это не Ковна. У этого борода светлая, густая, а тот, изверг, почти совсем безбородый и значительно крупнее. Неожиданно мужчина наклонился и шепнул ей на ухо:

— Песнь Крови, я — друг. И пришел помочь тебе.

Воительница не ответила. Этот голос она никогда раньше не слыхала. Да и света маловато, чтобы различить черты лица. Скорее всего, это какая-нибудь новая уловка Ковны, придуманная, чтобы подкинуть ей надежду на спасение, а потом вдоволь нахохотаться.

— Ты слышишь? Ты в сознании? Послушай, я сейчас попытаюсь освободить тебя. Ялна ждет моего сигнала.

— Ялна? Я… решила… что… она… погибла, — язык едва ворочался во рту. Затем речь стала внятней. — Значит, ты знаком с Ялной? Вы тоже захватили ее в плен? Будьте вы прокляты! Передай Ковне, что его хитрость не сработала. Я еще не…

— Говори потише, — прошептал воин. — Ялна жива, живее не бывает. Она ждет моего сигнала.

Песнь Крови уже вполне отчетливо определила, что незнакомец вытащил кинжал и принялся перерезать веревки. Скоро ноги ее освободились. Она попыталась встать на них и едва не потеряла сознание от боли.

Мужчина поддержал ее, попросил помалкивать, даже если будет совсем невтерпеж, не кричать, — затем перерезал путы, притянувшие ее к стволу дерева. Наконец, освободив руки, успел подхватить ее и осторожно положил на землю.

— Ни ног, ни рук не чувствую, — призналась воительница.

Она стиснула зубы и принялась растирать запястья. Незнакомец начал массировать ее ноги и особенно икры. В этот момент у подножия холма показалась группа людей с факелами. Незнакомец замер, ткнув пальцем в ту сторону. Не шевелилась и Песнь Крови.

— Дай мне меч, — яростно прошептала она, — или кинжал. Какое-нибудь оружие! Ковна возвращается.

Тирульф разразился проклятиями.

— Что ему здесь делать? Мы следили за вершиной и решили, что ты здесь одна. Стража выставлена по периметру вокруг вершины. Рассчитывали успеть до рассвета.

— Дай кинжал! — уже громче потребовала воительница.

Она сама потянулась к рукояти, нетвердыми пальцами вытащила оружие.

Тирульф вновь выругался. Он отчаянно искал выход. Ковна и его люди были уже совсем близко от подножия, еще немного, и они увидят, что Песни Крови нет на дереве. «Так, их семеро, включая Ковну. Возможно, мне удастся что-то предпринять, если я сумею ошеломить их? Все равно, их слишком много. Женщина не помощница, она совсем ослабела. А что, если?..» — рассуждал про себя Тирульф.

— Спрячь кинжал, — приказал он. — Вернись к дереву.

Воительница сразу догадалась, попыталась встать. Кое-как ей это удалось, и она, напрягая волю, заковыляла к дереву. Там приняла позу распятой. Сам же Тирульф забежал за дерево, подпрыгнул, ухватился за сук и влез на ясень.

«Видимо, кто-то из часовых рассмотрел меня в темноте», — подумалось воину.

Неожиданно снизу послышался окрик Ковны:

— Тирульф!

Тирульф, одним махом выдав все проклятия, какие знал, глянул вниз. Песнь Крови стояла в прежнем положении, с поднятыми руками, расставив ноги, кинжал она спрятала за скрещенными кистями.

«Что ж, если это не сработает, — прикинул Тирульф, — если начнется заварушка, Ялна бросится в бой. Что толку, ведь если возникнет шум, у нас нет шансов. Выходит, спас-то я Песнь Крови только на несколько минут. Боги, как вы жестоки! Хуже всего, что девчонка решит, будто это все было подстроено и перво-наперво бросится на меня!»

Ковна взобрался на вершину и остановился в нескольких шагах от Песни Крови. В тусклом свете факелов ясно различалось, что никакие путы больше не сковывали ее тело. Ковна на мгновение испытал шок, в глазах прорезался нескрываемый ужас, однако уже в следующий миг он взревел:

— Предатель! Ищите Тирульфа! Он освободил ее.

Четверо солдат по разным направлениям бросились вниз.

Между тем глаза Песни Крови были закрыты. Тлела надежда, что генерал клюнет на приманку и подойдет поближе. Однако теперь таиться уже не было смысла. Она посмотрела на генерала чистым, пронзительным и незамутненным страданием взглядом. Эта ясность придала ей новые силы. Да и руки начали оживать, не до конца, правда, но просто так она теперь этим негодяям не достанется. Только бы добраться до горла Ковны, до того места, где между кольчугой и бармицей существует зазор. Тогда и воткнуть ему кинжал в горло.

— Его здесь нет, — крикнул один из сопровождавших Ковну солдат, с факелами в руках обегавших окрестности.

Сверху, с дерева метнулась неясная тень, и что-то обрушилось на Ковну. В момент броска Тирульф ударил его рукоятью меча по голове. Генерал рухнул на землю. Тирульф перекатился и вскочил на ноги. В руке он сжимал меч. На ходу пронзил живот одному из охранников Ковны, тот так и понять не успел, с какой стороны надвинулась смерть, рубанул по ноге другого. Между тем Ковна уже вскочил и, выхватив меч, бросился на Тирульфа. Тот едва сумел отбить мощный удар.

Песнь Крови бросилась на помощь Тирульфу. На ходу отбросила кинжал, схватила меч, выпавший из руки умиравшего, пытавшегося собрать свои внутренности солдата. Принялась ругать всех и вся, особенно пальцы, до сих пор неуклюже-омертвелые, совсем не так крепко, как следует, сжимавшие рукоять. Пришлось схватить рукоять обеими руками. Песнь Крови с размаху ударила Ковну по шее, пока тот был отвлечен на борьбу с Тирульфом. Однако удар вышел слабым, да еще плашмя, так что единственное, что ей удалось, это сбить с головы генерала стальной шлем.

20
{"b":"1638","o":1}