ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— И давно ты у Тёкк на побегушках? — собрав все силы, спросила пленница.

Между тем цепи растянули ее тело таким образом, что руки устремились вверх, а ноги в разные стороны.

— Освободи меня, и я помогу тебе избавиться от Тёкк. Клянусь! Она — твой истинный враг, а вовсе не я. Я тоже колдунья, и я тоже могу… — Ее голос сорвался, и она взвыла, почувствовав, как суставы начинают разрываться от напряжения.

Вафтруднир удовлетворенно притормозил колесо, вернулся к пленнице. Сняв у нее с шеи кнут, заглянул в глаза и произнес:

— Я дал клятву служить Тёкк, пока не кончится уговор. Я обязан возместить ущерб, нанесенный властительнице Хель моим отцом. Однажды он совершил бесчестный поступок. Оставь эти уговоры, я не поступлюсь честью.

— Выходит… ты… раб… Тёкк?

— Я не раб, я лишь служу ей. Что ты так беспокоишься, маленькая женщина. Тёкк приказала оставить тебя в живых, и я постараюсь не нарушить приказ. Пусть бы даже я и желал обратного, так что будь спокойна.

Ётун отступил на три шага. При этом он не сводил глаз с лица пленницы. Наконец поднял руку с кнутом, затем неожиданно опустил ее.

— Тебя когда-нибудь подвергали бичеванию, женщина?

— Нет… не помню…

Хальд отвечала из последних сил, в висках у нее гулко стучало. Она все еще машинально пыталась сообразить, что смогло бы облегчить ее муки, но в тот момент, когда кнут взлетел в воздух, она невольно напряглась.

— Нет! — закричала она. — Пожалуйста, не спеши! Выслушай меня, всего несколько минут. Позволь мне объяснить, позволь рассказать…

Кнут мелькнул в воздухе и со свистом хлестнул по обнаженному животу. Как ни пыталась Хальд сдержать крик, жуткий вопль потряс стены темницы. Ее мускулы непроизвольно напряглись, собираясь в узлы. Она сильно задергалась, пытаясь освободиться от оков. Все было напрасно.

— Даже если тебя никогда не пороли прежде, — проревел великан, наблюдая, как кровавая полоса проступила на обнаженной коже пленницы, — можешь не напрягаться. Где тебе против силы ётуна! Я в состоянии перерубить тебя одним ударом. Первый был сделан по приказу Тёкк, ей я его и посвящу. Остальные, маленькая женщина, я нанесу за моего друга и за себя, и они уже не будут столь же мягкими.

— Пожалуйста… Не надо…

Хальд рыдала, страх настолько затмил разум, что она была готова любой ценой вымаливать прощение, однако скоро безнадежность и отчаяние разбудили в ней гнев и ненависть к истязателю. Она взяла себя в руки и неожиданно спокойно проговорила:

— Мне очень не хотелось бы, чтобы тебя подвергли наказанию, Вафтруднир, но я тоже дала клятву, что обязательно отомщу Тёкк. Если ты хотя бы еще раз ударишь меня, я внесу тебя в тот же список. Клянусь именем Фрейи. И знай, что у меня есть способ навлечь на тебя наказание, а то и страшную смерть.

— Как это? — ошарашено спросил великан.

— Ударь меня еще раз, и ты увидишь меня мертвой. Тебя за это не похвалят, не так ли? Испытай меня, лупи, что есть сил.

Вафтруднир припомнил, что у него есть кляп. Пора употребить его в дело. Вновь повесив кнут на шею девушке, он наклонился и порылся в куче принесенных с собой предметов. Нашел кожаную затычку, затолкал ее в рот пленницы.

— Тёкк предупредила меня, чтобы я остановился только тогда, когда ты согласишься поклониться ей. Если решишь, то мычи, только громко, чтобы я понял, иначе я могу не услышать, и тебе будет больно.

Он глянул в глаза пленницы и, заметив там огоньки ярости и ненависти, удовлетворенно хмыкнул, засмеялся. Затем отодвинулся и вновь взмахнул кнутом.

Глава семнадцатая. ПРОЩАНИЕ

Перед самым закатом вдали сверкнула излучина Меченосной реки. Пришел час расставания.

Песнь Крови подъехала к Ялне, обняла ее и пожелала:

— Пусть Скади-охотница не оставляет тебя своей защитой!

Воительница знала, что Ялна питает особое уважение к этой богине.

— Если там, — Ялна махнула рукой на запад, — спрятано что-нибудь такое, что поможет освободить Гутрун и сокрушить Тёкк, я обязательно это найду. Но как мы встретимся вновь?

— Жди меня в лесу к востоку от Долины Эрика, — объяснила Песнь Крови. — Жди ровно две недели, считая с сегодняшнего дня. Если мы с Гримниром останемся живы, а мы очень постараемся, там и встретимся. Хорошо, если с нами придет войско оборотней-ульфбьернов.

— Договорились. Но если в моих руках окажется нечто такое, что само по себе может освободить Гутрун?..

— Ялна, что бы ни оказалось у тебя в руках, не спеши. Вспомни, что бой выигрывает храбрый, а войну умный. Хочу еще раз напомнить, что все мои мысли только о дочери. Мы должны хорошенько подготовиться, у нас нет права на ошибку, на повторный штурм. Дождись нас с Гримниром, ведь если наши силы удесятерятся, разве это плохо?

— Даю слово, что буду ждать в условленном месте.

Песнь Крови ласково потрепала девушку по плечу и глянула на Тирульфа.

— Я присмотрю, чтобы она исполнила обещание, — пообещал воин

— Я верю Ялне, — ответила Песнь Крови, — она не наделает глупостей. Тебе я тоже доверяю, Тирульф, однако недавно мне пришло на ум — а не ведешь ли ты собственную игру? Чего ради тебе вдруг потребовалось, чтобы мы разделились. Если что, я всегда отыщу тебя…

— Пусть только попытается встать у меня на пути, — прервала ее Ялна и многозначительно погладила рукоять меча, — и тебе не придется никого искать.

Гримнир рассмеялся.

— Ну что, наугрожались? — спросил он. — Тогда пора прощаться. А ты, парень, — подбодрил он растерявшегося Тирульфа, — не вешай нос.

Песнь Крови и Гримнир некоторое время наблюдали, как Тирульф и Ялна по мелководью пересекли реку и выбрались на противоположный берег. Там девушка придержала коня, повернулась и отсалютовала друзьям вскинутым вверх кулаком. —

«За Песнь Крови и свободу» — вот какие слова повторяла она про себя.

Воительница ответила тем же жестом. Ялна развернула коня и двинулась на восток. Тирульф последовал за ней.

— Догадываешься, почему парень так заботится об этой девчонке? — спросил Гримнир, когда они с воительницей устремились на юг, к побережью.

— Я тоже забочусь о ней, — ответила Песнь Крови. — Однако сейчас важнее другое. Нам надо спешить, есть и спать будем, не слезая с седла.

— Скоро стемнеет, — Гримнир пожал плечами. — Ладно, я возьму поводья твоего коня, а ты отдохни.

— Разбудишь меня ровно в полночь.

— Хорошо.

— Обязательно, Гримнир!

— Хорошо, хорошо.

— Ты не менее моего устал, тебе потом тоже следует отдохнуть.

— Обязательно. Ты что, не доверяешь мне?

— Безусловно. В том-то все и дело.

Он потерял сознание сразу и уже не помнил, как его перетаскивали в лагерь, забыл он и свое имя. Стоило только сознанию пробудиться, первое, что пришло на ум, было — Песнь Крови! Она свободна! Будь она проклята, эта Песнь Крови.

Затем огляделся, пощупал, что лежит на грубом солдатском плаще. Небо над головой налилось глубокой густой синевой. «Что это, утро или вечер?» — пронеслось в голове. Поблизости различил людей, все они стояли спинами к нему.

Наконец припомнил свое имя. Ковна… Генерал пошевелился, попытался сесть. Тут же разразился проклятиями — страшная, до судорог, боль пронзила тело. Схватившись за голову, он обнаружил, что она забинтована. В следующее мгновение его едва не вырвало. Ковна откинулся на спину, принялся хватать пальцами воздух.

Кто-то, стоявший поблизости, выкрикнул:

— Он очнулся!

К нему подбежали, склонились. Одного из них генерал узнал.

— Стирки, что… с Песнью… Крови?..

— Сбежала. После того как вы упали, мы пытались поймать ее, но вдруг отовсюду сбежались ее сторонники. Те, кто непосредственно столкнулись с ними, утверждают, что одним из них был Гримнир, проклятье на его кости.

— Гримнир?! Я расправлюсь с этим негодяем так же, как и с его женой и детьми. Что же касается Песни Крови… Почему ты не послал людей в погоню? Если из-за твоей нерасторопности она сумела уйти…

33
{"b":"1638","o":1}