ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Долины Эрика больше нет, — с горечью сообщила Вельгерт.

Между тем Торфинн защелкнул оковы на запястьях жены. Теперь руки женщины были вытянуты вверх, но она продолжала говорить. Речь ее текла все быстрее и быстрее:

— Ковна со своей армией при поддержке Тёкк и всадников Смерти напали на поселение. Все разрушено, все погибло и сгорело. Все мертвы, за исключением нас четверых и Фрейядис, которая, наверное, тоже мертва.

Хальд не смогла сдержать стон. Все, оказывается, было куда хуже, чем она могла вообразить. Она вспомнила о Норде Серый Плащ. С ее смертью, казалось, погибла всякая надежда. Кто еще мог противостоять Тёкк в колдовском искусстве. Понятно, почему Торфинн и Вельгерт смирились перед неизбежным.

Наконец послышались щелчки — это захлопнулись наручные кандалы.

— Мы не должны терять надежду, — произнесла Хальд. — Никто не видел Песнь Крови мертвой. Если она жива, она может…

Ни Вельгерт, ни Торфинн не ответили.

Тёкк погладила шею Ингвара. Тора бросилась вперед и начала стучать кулаками по ноге колдуньи. Тёкк стоило только обронить короткое заклятие, как девочка вскрикнула и без чувств упала на пол.

— Тора! — не удержалась Вельгерт.

— Она не причинила мне вреда, — успокоила ее Тёкк. — Надеюсь, вы в точности поведаете этой безумной, что случилось с Песнью Крови.

Вельгерт не смогла сдержать рыданий.

— Фрейядис привязали к дереву, — кое-как успокоившись, сказала она. — Ковна выставил охрану, дожидаясь того момента, когда жизнь оставит ее.

Хальд не ответила, решив сохранить силы, чтобы выжить. Сил, правда, почти не было, теперь оставалось надеяться только на чудо.

— Самое время объяснить тебе, зачем я приказала доставить вас в мой замок, — Тёкк удовлетворенно потерла руки. — Скоро Гутрун научится видеть окружающее в новом, истинном свете. Когда ее погружение в новые истины будет завершено, я прикажу ей убить вас обоих как доказательство ее преданности Хозяйке Мертвых.

— Что будет с нашими детьми? — подал голос Торфинн.

— Я сохраню им жизнь. Можете умирать спокойно, ваша покорность будет тому порукой. После вашей гибели они останутся здесь в замке и начнут служить мне.

— Станут твоими рабами? — спросила Вельгерт.

— Моими слугами. Если со временем они проявят сообразительность и умение услужить, на них будут возложены другие обязанности. Более важные. В конце концов они примкнут к Хель и станут участвовать в сокрушительной битве за право владения Мидгардом.

— Лучше бы ты погубила их, — прошептал Торфинн.

Ингвар захныкал.

— Вот еще о чем я хотела бы вам напомнить, — добавила Тёкк. — Если вы согласитесь служить Хель, вам будет предоставлена свобода.

— Никогда, — отказалась Вельгерт. — Хель никогда не получит мою душу.

— О, как ты горда, — ответила Тёкк. — Что ж, это неверное решение. Души всех, кто умирает в моем замке, принадлежат Хель. Они спускаются в Нифльхейм и там вливаются в ряды воинов Повелительницы Смерти. Разве ты об этом не слышала? — Заметив удивление на лице Вельгерт, она рассмеялась, затем что-то коротко выкрикнула, и Ингвар опустился на пол. — Пусть немного поспит, — успокоила она родителей.

Тем временем в коридоре послышались грузные шаги, в воздухе потянуло ледяным холодом. Хальд напряглась — только Вафтруднира здесь и не хватало.

Ётун вошел в темницу и хмуро оглядел людишек.

— Отнеси детей в их комнату, — приказала Тёкк.

Цепи Вельгерт и Торфинна зазвенели, когда те невольно потянулись вслед за детишками. Великан поднял их, взял под мышки и вышел в коридор.

— Больше в этой жизни вы их не увидите, — объяснила Тёкк. — Можете попрощаться.

Она холодно, но с явным удовольствием улыбнулась и добавила:

— Ах, великан уже унес их? Какая жалость. Ну, ничего, главное сказано, остальное пустяки.

Тёкк приблизилась к вороту и принялась крутить барабан. Ноги Хальд вновь коснулись пола, она застонала от боли и потеряла сознание. Служительница Хель подошла к пленнице. Багровые огоньки засветились в ее глазах. Тёкк вскинула руки, ладони оказались обращенными к Хальд. Следом оттуда ударили два багровых лучика, свет омыл израненное тело пленницы. Раны стали затягиваться на глазах, силы возвращались к девушке.

Сияние угасло. Хальд выздоравливала, на ее теле не осталось ни единого следа бичевания. Она уверенней встала на ноги и посмотрела на Тёкк.

Та, уловив одну из тайных мыслей Хальд, весело рассмеялась:

— Нет, Хальд, и не рассчитывай. Ваше колдовское знахарство именем Фрейи не может вернуть тебе волосы. Я связываю весьма серьезные надежды с твоей лысиной. Однако имей в виду, условия прежние — покорность, готовность учиться новым истинам, и я смогу помочь тебе. Заклятие, в общем, не сложное. Я обращаюсь к твоему разуму, Хальд. Подумай, есть ли смысл перечить мне, мучиться, геройствовать. Так как насчет обучения?

Хальд не проронила ни слова. Тёкк надменно вскинула подбородок.

— Ты сделала свой выбор, — пожала она плечами. — Я тебе не завидую. То, что с тобой случится, будет очень и очень болезненно. Подумай, стоит ли? Скоро Вафтруднир вернется. Я прикажу ему перевести тебя в другую камеру — этакое тихое местечко, где можно с удовольствием предаваться раздумьям. Оно называется Хранилище падали. Вот так, Хальд.

Глава двадцатая. ХРАНИЛИЩЕ ПАДАЛИ

На этот раз ей удалось забыться. Пусть в цепях, стоя, пусть на какие-то мгновения, но все же это был отдых. Хальд очнулась даже посвежевшей. Целебное заклятие буквально вымело всякую боль и усталость. Ясно, что это не к добру. Тёкк не бросает слова на ветер, и служительницу Фрейи наверняка ждут новые, невыносимые испытания, но сейчас хотелось порадоваться, пожить хотя бы минутку. И голова вновь стала ясной, припомнилось, что всякое излечение высасывает слишком много сил у колдуньи, а с хозяйкой замка вроде бы ничего не случилось.

Подрагивающий свет факелов освещал ведьму, и служительница Фрейи некоторое время изучала Тёкк. Не похоже, чтобы ведьма ослабела, все тот же блеск в глазах, та же непробиваемая колдовская мощь. Может, стоит попробовать вступить с ней в поединок, даже если он и окажется последним? Почему бы не воспользоваться удобным моментом? Это все-таки лучше, чем терпеть новые муки.

Как только в темницу, где помещались Хальд, Вельгерт и Торфинн, вернулся Вафтруднир, воздух вновь заметно охладился. Девушка очень осторожно попыталась проверить свои колдовские способности — так ли она сильна, как это ей представляется? Ах, если бы не ётун! Между тем великан приблизился к хозяйке, с трудом наклонился и что-то зашептал ей на ухо.

Глаза у Тёкк расширились, лицо потемнело. Она разразилась проклятиями, затем решительно вышла из камеры. Следом за ней удалился и ётун.

— Что могло случиться? — тихо спросила Хальд. С трудом верилось, что передышка затянулась и можно еще немного передохнуть.

— Только богам известно, — откликнулся из своего угла Торфинн.

Его цепи зазвенели. Через несколько мгновений до служительницы Фрейи вновь долетел его голос:

— Каким же надо быть глупцом, чтобы самому заковать себя в цепи.

— У нас не было выбора, — откликнулась Вельгерт. — Только ради детей. Я даже не сопротивлялась, когда ты надел на меня наручники.

Теперь Торфинн дернулся изо всех сил.

— Хальд, — послышался голос Вельгерт, — прежде, чем Тёкк вернется, я должна кое-что рассказать тебе. Фрейядис сообщила, будто Тёкк призналась ей, что сумела выкрасть тело ее сына. Скорее всего, она прячет его в этом замке и собирается своим колдовством сделать из него полноценного взрослого мужчину. А может, ей это уже удалось. Такое возможно?

— Для той, что посвятила себя Хель, день и ночь практикуясь в магии Смерти, — да. Но зачем это ей?

— Она собирается разбудить его, чтобы он возглавил отряды всадников Смерти, — объяснил Тор-финн.

— А Гутрун должна стать служительницей Хель, колдующей ее именем, — добавила Вельгерт.

38
{"b":"1638","o":1}