ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

С той стороны кто-то, видимо, совсем молоденький, поднырнул под нее, успел схватить за кожаные штаны, приподнять и швырнуть на землю. Ялна ударилась спиной о выступавшие корни, тут же перекатилась и сумела вскочить на ноги уже за пределами кольца нападавших. Те, растерявшись на мгновение, вновь по очереди бросились на нее. Ялна сделала выпад влево, рубанула что было силы и, не обращая внимания на крики умиравшего врага, сумела парировать нападение следующего противника.

«Пора отступать», — пронеслось в голове. Она бросила взгляд в сторону нападавших, их оставалось всего трое. Ялна быстро отцепила маленький круглый щит и, когда все трое разом кинулись на нее, сумела встретить и отбить их удары.

Сталь встретилась со сталью. Удары клинков вышибали искры, лязг металла, звон и вскрики наполнили предрассветный лес.

Воительница наблюдала за беглянкой до того самого момента, пока Ялна не скрылась в лесу.

Она тогда еще подумала, как же допекли Ялну воспоминания о Ностранде.

Песнь Крови, или Фрейядис, ничего не знала о том, как жила Ялна до того самого момента, как был побежден Нидхегг. Девушка никогда и ни с кем не делилась своим прошлым. Однако долгие ночи, проведенные в лесах и на горах, в открытом поле, в засаде не прошли бесследно. Не раз воительнице доводилось слышать, как девушка глухо стонала во сне, как порой вскакивала и мчалась, не разбирая дороги. Случалось, Ялна иногда скупо пересказывала старшей подруге свои сны, прерывая рассказ проклятиями в адрес Нидхегга, мольбами о милости, рыданиями и просьбами о том, чтобы поскорее закончился этот ужас.

Песнь Крови отлично понимала ее. Она сама ненавидела Нидхегга и надеялась, что богиня Хель, которой он когда-то изменил, еще порадуется, услышав жуткие вопли поверженного, испытавшего наконец на себе, что такое мщение, властителя.

Внезапно мысли воительницы были прерваны вскриком, долетевшим из леса, затем до нее донесся звон металла. Звуки были слабые, но отчетливые, словно лунный свет помогал им распространяться по окрестностям.

Песнь Крови бросилась в сторону леса, но, выругав себя, остановилась и помчалась к деревне. Должно быть, Ялна наткнулась на банду бродяг и первой приняла бой. Необходимо немедленно поднять тревогу, разбудить воинов, жителей.

«Да поможет тебе Фрейя, Ялна!» — мысленно вскрикнула воительница и ускорила бег.

Глава третья. ВОИНЫ ХЕЛЬ

Не все воины-защитники Долины Эрика, размещенные в длинных бревенчатых строениях, спали в ту ночь.

Песнь Крови добралась до ближайшего дома, остановилась и ударила в дверь.

— Вельгерт! Торфинн! — крикнула она.

Она вновь и вновь колотила в дверь, продолжала выкрикивать знакомые имена, пока не услышала приглушенный голос, затем скрежет отодвигаемого засова. Наконец дверь распахнулась.

— В лесу бой! — с ходу объяснила она бородатому мужчине, выглянувшему из проема. — Поднимай деревню! Пусть люди уходят под защиту стен.

Не дожидаясь, пока сонный и несколько ошарашенный Торфинн ответит, она бросилась дальше по улице по направлению к крепости, на ходу продолжая выкрикивать распоряжения. Наконец взбежала на земляной вал, откуда открывался вид на внутренний двор крепости. Отсюда и принялась подгонять еще не до конца проснувшихся воинов.

— Торопитесь, надевайте доспехи, не мешкайте, занимайте места на стенах!..

Между тем рассвет приближался. Когда совсем посветлело, все жители уже собрались внутри крепости. Теперь они смогут встретить нападающих! Те, кому не по силам было носить оружие, спрятались в безопасном месте — в одном из строений, ближе других расположенном к лесу.

Вельгерт, высокая женщина-воин с отливающими медью в лучах восходящего солнца волосами, взобралась на земляной вал и подбежала к Фрейядис.

— Что-то случилось с Ялной, — произнесла Песнь Крови.

Тут и Торфинн, муж Вельгерт, взобрался на вершину вала, подбежал к женщинам. Рядом с ним находился молоденький парнишка по имени Оле, еще ни разу не принимавший участие в сражении.

— Ялна? — переспросила Вельгерт и понимающе кивнула.

Ночные забеги бывшей рабыни не были тайной в поселении.

— Где ваши дети? — спросила воительница.

— Спрятались вон в том доме, — указала Вельгерт на длинное строение, ближе других расположенное к лесу. — Тора, правда, хотела бежать вместе со мной. Ей не терпится принять участие в битве. — Женщина рассмеялась. — Вообрази, какова бы она была с деревянным мечом в руке!

Песнь Крови улыбнулась, потом кивнула в сторону вершины холма:

— Там я стояла, вспоминала Гутрун. Меня очень беспокоит ее отсутствие. Хотя, с другой стороны, и неплохо, что сейчас она находится под присмотром Хальд и Норды. Конечно, когда пробьет решающий час, Гутрун ни за что не уклонится от схватки, как мне кажется.

— В самом деле придется сражаться? — спросил молодой воин, прибежавший вместе с Торфинном. — Поскорее бы.

Обе женщины и Торфинн глянули на него. Юноша потер гладкий еще подбородок и, скрывая смущение, небрежно пожал плечами.

— Враг, наверное, решил застать нас врасплох, — продолжил он. — Теперь, когда уловка не удалась, они, вероятно, отступают. Их ведь не может быть слишком много, правда ли? Иначе им не подобраться бы так близко. Конечно, лучше всего, если мы не дадим врагам сбежать и врежем им покрепче! — с вызовом заявил юноша.

Торфинн положил руку ему на плечо.

— Может, и так, Оле. Вероятно, они по-тихому уберутся, а возможно, и нет. Но в любом случае, если начнется свалка, вспомни все, чему я тебя учил. Главное, не теряй голову. Не отвлекайся на то, что тебя могут ранить или убить. Вообще не думай об этом. Сосредоточься на том, как бы половчее отнять жизнь у противника. О себе забудь напрочь! Понял?

Оле кивнул и отошел в сторону. Он двинулся по верху земляного вала, при этом все еще что-то бормоча про себя. Между тем Песнь Крови и Вельгерт внимательно приглядывались к окрестностям. Горизонт все ощутимей наливался огнем. Светлели и земля, и горы, и кромка леса. Некоторое время обе хранили молчание.

— После победы над Нидхеггом, — озабоченно проговорила Вельгерт, — нам казалось, что впереди ждут мир и покой. Ничего, кроме мира и покоя. Недолго пришлось радоваться, а, Фрейядис?

Песнь Крови, услышав имя, названное ее подругой, нахмурилась. Так ее звали в то время, когда они обе томились в рабстве у Нидхегга. Там, перед тем как выпустить на арену, их тренировали в обращении с оружием. Именно в застенках колдуна-властителя Фрейядис взяла себе новое имя — Песнь Крови. Никто, кроме Вельгерт, не смел называть воительницу прежним именем.

— Нет, Вельгерт, мы еще поживем без войн и смертей, — наконец ответила она. — Разве эти хлопоты можно сравнить с властью свихнувшегося от крови Нидхегга.

— Так-то оно так, — вздохнула подруга, — но все же… Я-то не жалуюсь, нет. Просто теперь у меня двое детишек. И…

Воительница неожиданно грубо выругалась, не дослушав, потом, с трудом взяв себя в руки, произнесла:

— Если Ялна не вернется с минуты на минуту, значит, ее уже нет в живых.

— Или захвачена в плен, — Вельгерт глянула в глаза подруге.

— Девчонка предпочтет смерть, нежели вновь попасть в ярмо раба.

Когда последний нападавший упал, Ялна бросилась по тропинке в сторону Долины Эрика. Враги, уничтоженные ею, могли оказаться патрулем из боевого охранения или разведывательным дозором, за ними вполне можно было ожидать прибытия основного войска. «Необходимо срочно известить жителей деревни», — подумала девушка, домчавшись до опушки. Здесь она спряталась в кустах, ведь впереди лежала открытая местность. В тот момент до нее и донеслись звуки тревоги, поднятой в поселении. Ялна замерла, затаилась еще тщательнее. Выходит, что в то время, когда она сражалась в лесу, кто-то услышал вскрики, звон металла? Следовательно, жители уже предупреждены и заняли оборону, но какая же опасность нависла над деревней? Девушка повернулась и бесшумно скользнула назад. Удалившись от тропинки, она двинулась в глубь леса тайной стежкой, известной только некоторым воинам из поселения. Какую все-таки угрозу прятал в своих чащобах вековой бор?

4
{"b":"1638","o":1}