ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Я не вижу ничего зазорного в разведении кур и гусей, — огрызнулась девушка, но уже без прежней дерзости, скорее, по привычке, нежели со зла. — Некоторое время она изучала, как бы побыстрее взобраться к черным, поливающим склоны дождем тучам, наконец проговорила:

— Я вовсе не всегда была воином, а меч взяла в руки по одной простой причине — тебе известно по какой. Чтобы никто и никогда не посмел вновь сделать меня рабыней. Если бы не Нидхегг, Тёкк, Ковна и прочие отъявленные мерзавцы, немеренно расплодившиеся в нашем мире, я никогда бы не лазила по горам в сырую погоду.

На этот раз Тирульф не стал спорить с ней. Его самого очень волновало, как девушка отыщет холм, доберется до вершины. Ему-то путь туда был заказан.

Молния ударила совсем близко, и почти без паузы грянул гром такой силы, что в ушах оглушительно зазвенело. Уши на какое-то время словно ватой заложило.

— Ялна, постараемся без спешки. Сначала отыщем холм, передохнем, оглядимся. По рассказам, курган расположен у подножия горы. Имей в виду, что люди приходят туда только для того, чтобы почтить богиню Жизни, принести ей дары. Так что будь особенно внимательна, не пропусти опасности, — предупредил Тирульф.

— Ладно, — откликнулась Ялна. Она проверила меч в ножнах, подвигав им туда-сюда, убедилась, что щит и кинжал закреплены надежно, потом глянула на Тирульфа:

— Ты хочешь сказать, что они вряд ли одобрят, если кто-нибудь попытается покуситься на их святыню?

— Точно, — кивнул Тирульф, — прошу, будь осторожна.

Ни Тирульф, ни Ялна не ожидали увидеть картину, какая открылась перед ними, когда они подъехали к высокому погребальному холму. То, что холм был насыпной, сомнений не возникало — он был правильной округлой формы, ровные склоны уже густо поросли травой. Каждый, кому ранее приходилось встречать подобные курганы, с первого взгляда определил бы, что в его недрах скрыт прах какого-то знаменитого воина. Другое дело, что этот холм был неимоверно велик, высотой в несколько десятков человеческих ростов. Когда и кто насыпал курган, сказать никто не мог. Свидетелем какого нашествия он был и кто не поленился вознести его на такую высоту, тоже. На вершине кургана зеленело могучее дерево. Приблизившись, Тирульф различил дубовые листья. Крона его раскинулась широко, покрывая почти всю вершину холма. Толстенные узловатые корни, местами обнажившиеся и скрученные, казалось, всей своей мощью вцепились в почву, старый дуб намертво врос в курган.

Наверху, поодаль от дуба вырисовались три фигуры. Они наблюдали за всадниками, подъехавшими к кургану. Когда гости подобрались совсем близко, один из этой троицы поманил их.

— Полагаю, нам придется спешиться, — тихо проговорила Ялна. — Мы прибыли сюда просить Фрейю о помощи, поэтому никаких бряцаний оружием, никаких угроз. Не хватало еще поссориться с Покровительницей Жизни. Коней лучше оставить внизу и подняться пешком.

— Сомневаюсь, что мне позволят добраться до вершины. Помнишь, я предупреждал, что только женщине дозволено приблизиться к святилищу. Только женщина может вознести молитвы.

— Мы здесь не для того, чтобы возносить молитвы!

Тирульф кивнул:

— Тоже верно. Я последую за тобой, насколько будет возможно. Заметила, эти трое на вершине женщины. Слушай, а что, если это норны3? Может, они обитают здесь и, глядя на нас, прозревают нашу судьбу?

Ялна с Тирульфом спешились, некоторое, время постояли — каждый на мгновение погрузился в свое, что-то припомнил, на что-то понадеялся. Затем их взгляды встретились. К удивлению Тирульфа девушка улыбнулась ему, затем ласково коснулась его руки:

— Если сегодня мы погибнем, ляжем тут у подножия кургана, знай, Тирульф, что я очень благодарна тебе за помощь, за сострадание, за то, что ты пытался спасти меня от Нидхегга. У меня больше не осталось подозрений, они растаяли как дым. — Она еще раз улыбнулась. — Я не могу ответить на твою страсть, которую ты испытываешь ко мне, но…

— Может, со временем?

Она еще раз погладила его по руке:

— Может, и так, только я ничего не обещаю.

— Спасибо тебе, — голос Тирульфа дрогнул.

Он отвернулся и договорил уже куда-то в пространство, обращаясь к облакам, к тому времени заметно разошедшимся, к хлынувшему на землю солнечному свету. Это было завораживающее зрелище — косые столбы света, бьющие и согревающие землю, испещренная голубыми тенями даль. К ним — облакам, теням, сиянию и обратился воин:

— Спасибо, что улыбнулась мне, впервые за все эти годы.

— Может, и не в последний раз, — эхом откликнулась девушка, вновь одарив его улыбкой.

Тирульф рассмеялся:

— Слава тебе, Фрейя! Да сбудется воля твоя, богиня Плодородия, Любви и Красоты.

Он поклонился жизни, воплощенной в этих светоносных потоках, ликующей на груди матушки-земли, насытившейся дождем. Поклонился женщине, воплощению богини. На душе стало непривычно легко и беспечно.

Он махнул рукой:

— Пошли.

Они двинулись вверх по склону. Скоро отыскали узенькую тропку, извилисто огибавшую курган и ведущую к вершине. Трава на склоне была удивительно густа, шелковиста, богата ягодами. Россыпь луговых цветов сливалась в единый душистый, бодрящий ковер.

Когда они поднялись на вершину, три женщины в темно-зеленых, бесформенных накидках-плащах подошли и поприветствовали гостей. Плащи были накинуты на голые тела, капюшоны откинуты, воздух над ними колебался и прозрачными облачками уплывал вверх. Первой к ним приблизилась девушка в самом расцвете юной красоты, следом зрелая женщина, последней подошла старуха, древняя, морщинистая, но все еще подвижная, ловко орудовавшая огромной клюкой.

— Какие они легкие, — шепнул Тирульф, — смотри, даже головки цветов у них под ногами не сгибаются.

Его пробирал озноб, впрочем, нечто подобное испытывала и девушка.

— Точно, — так же тихо ответила Ялна.

Ее охватило возбуждение, такое же, как и перед битвой.

Между тем зрелая женщина, словно угадав их мысли, объявила:

— Мы всего лишь тени трех норн. Фрейя сообщила нам, куда вы направляетесь и что ищете. Вы нуждаетесь в ее помощи против Хель? Если ты, женщина, отважишься войти в курган, если сумеешь справиться с угрозой, обитающей в подземелье, возможно, вы обретете поддержку богини.

— Ты сказала, что Фрейя известила вас о том, что мы ищем, — Ялна бросила подозрительный взгляд, — а может, это все очередное колдовство Тёкк. — Может, вы создания Хель, посланные погубить нас?

— Да, все может быть. Решать тебе. Знай только, что в подземелье ты войдешь без оружия. Тебе необходимо полностью доверять нам или не доверять вообще. Об этом ты должна сказать здесь и сейчас, только потом ты сможешь войти в гробницу.

Ялна бросила взгляд на Тирульфа, пожавшего плечами.

— Вряд ли бы Тёкк терпела так долго. Если бы она знала, ради чего мы отправились в путь, она бы не стала ждать, имея массу возможностей напасть раньше. Что же касается того, можем ли мы доверять этим женщинам…

— У нас есть выбор, Тирульф? Я полагаю, если мы не отдадим им наши мечи, нам никогда не найти вход в подземелье.

— И не надейтесь причинить нам вред и силой заставить показать вход, — предупредила старуха.

— Фрейя защищает нас, — в тон ей добавила зрелая женщина, — тайные стражи, что охраняют этот курган.

— Я никогда не стану враждовать с Фрейей, — решительно заявила Ялна, — хотя куда чаще вспоминаю имя Скади.

Она мгновение подождала, потом решительно начала отстегивать перевязи, крепившие ее оружие. Сложив его к ногам трех норн, девушка указала на Тирульфа:

— Он может пойти со мной?

— Не только может, но и должен, если вы, конечно, готовы на все, чтобы отыскать то, что ищете.

— В таком случае я готов, — Тирульф решительно расстегнул пряжку на боевом поясе. Его оружие легло рядом с мечом Ялны.

Глава двадцать третья. ПОГРЕБАЛЬНЫЙ КУРГАН

Три женщины пригласили Тирульфа и Ялну последовать за ними. Они обошли неохватный ствол старого дуба, затем остановились и обернулись к гостям.

вернуться

3

Норны — низшие божества, определяющие судьбу людей при рождении. Вместе с валькириями называются дисами. Три норны — Урд (Судьба), Верданди (Становление), Скульд (Долг) — живут в корнях Иггдрасиля у источника Урд.

44
{"b":"1638","o":1}