ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Магнус подошел к Гримниру.

— Что-нибудь не так? — спросил кормчий.

— Все в порядке, — успокоил его рыжебородый. — Хотя им следовало спуститься на пляж, чтобы поздравить нас с благополучным прибытием. Что-то здесь не так. Может, что-то случилось за то время, что нас не было здесь? Возможно, их навестили другие корабли, и моряки повели себя не совсем так, как требуют местные обычаи. Хотя чего они могут опасаться, я даже предположить не могу.

— Ладно, другие корабли, но это же мой «Разрезатель»! — воскликнул Магнус. — Они же не могли не разглядеть нас! Знают же, что мы друзья.

— Пусть твоя команда побудет на борту, пока я не спущусь и не выясню, в чем дело.

— Если оборотни нападут на тебе, тебе понадобится помощь, — добавил Магнус. — Лучше двинуться к ним плотной компанией.

— Гримнир и я отправимся к ним вдвоем, — заявила Песнь Крови. — Если у них есть причина не доверять пришельцам, двух человек они не испугаются. Мы постараемся объясниться, а там будет видно.

— Напасть на двоих куда легче, чем на ватагу, — проворчал Магнус.

— Они не станут нападать, — успокоила его воительница. — Я уверена в этом, нутром чую. Видишь, как они стоят — оружие-то в руках, но ведут себя безо всякого напряжения. Они выжидают, только и всего. Если бы они не желали, чтобы мы высаживались, давно бы бросились на нас.

Гримнир и Песнь Крови спрыгнули на песок, в который корабль уперся носом, поднялись по склону холма и направились в сторону толпы, держа руки подальше от оружия.

— Вот того рыжебородого зовут Харбард. Когда я в последний раз побывал на острове, он был их вождем. Рыжеволосая женщина, что стоит рядом с ним, его жена Ульфхильда, — Гримнир на ходу давал пояснения.

Как только гости подошли поближе, Харбард шагнул к ним навстречу. Песнь Крови сразу обратила внимание на многочисленные шрамы, избороздившие его лицо и грудь. Такого количества боевых отметин ей еще не приходилось встречать. Да и другие воины, стоявшие поодаль, выглядели не менее впечатляюще. Удивительно, но зарубцевавшиеся шрамы порой достигали таких размеров и были столь глубоки, что становилось непонятно, как получившие их храбрецы смогли выжить? Причем изувечены были и мужчины и женщины.

— Они что, предпочитают сражаться без оружия? — не выдержала Песнь Крови.

— С оружием, — тихо ответил Гримнир, — но без доспехов.

Песнь Крови понимающе кивнула. Ее глаза встретились с глазами Харбарда, затем с глазами Ульфхильды.

— Привет, Харбард! — воскликнул Гримнир.

Он поднял правую руку и продемонстрировал оборотню открытую ладонь.

— Это ты, Гримнир, — проворчал вождь. — Я так и думал, что без тебя здесь не обошлось.

— Не обошлось? Что?

— Тут на нас напало что-то вроде колдовской бессонницы. Я сам с неделю промучился без сна. Потом жене было видение.

— Интересно, что же привиделось Ульфхильде?

— Один пожелал, чтобы мы помогли женщине, пришедшей вместе с тобой. Однако она должна доказать, что ее намерения честны.

— Один не доверяет ей, — объяснил Харбард, — потому что она помогла его врагам. С ее помощью Хель вернула себе Череп Войны и обрела неслыханную мощь. Так? — спросил он, обращаясь к Песни Крови.

Песнь Крови решительно шагнула вперед, почти вплотную придвинувшись к постаревшему, но все еще безмерно могучему, мускулистому вождю, глянула прямо в его глаза:

— Я поступила так во имя спасения моей дочери и чтобы отомстить Нидхеггу. Я не просила Одина простить меня, за это нельзя простить или помиловать. Он ничего не сделал, чтобы остановить меня в этом безумии. Никакого вещего знака, видения, так что он не вправе обвинять меня в том, что люблю дочь.

Харбард нахмурился:

— Этот остров посвящен Одину. Я не позволю непочтительно отзываться об Отце богов.

— И я тоже, — согласилась Песнь Крови.

Харбард тем же угрюмым взглядом окинул ее, затем перевел взгляд на Гримнира и подмигнул:

— Клинок ей в сердце, Гримнир, какова баба!

Рыжебородый оглушительно захохотал, он вообще был веселый человек.

Вождь с Гримниром дружески пожали друг другу руки.

— Разве я взгромоздился бы на какую-нибудь тихоню.

— На кого ты только не взгромождался, Гримнир, — усмехнулся вождь и вновь окинул Песнь Крови долгим оценивающим взглядом.

Воительница наградила вождя оборотней столь яростным взглядом, что Гримнир, заметив выражение ее лица, сразу замолчал.

— Клянусь зубами Фрейи, — сквозь зубы проговорила Песнь Крови. — Я пришла сюда за подмогой, а не ради того, чтобы выслушивать ваши жеребячьи шуточки. Я не люблю, когда меня рассматривают как кобылу. Гримнир рассказывал, что здесь мне предстоит испытание, которое вы назначите. Я готова. Моя дочь в плену у злобной Тёкк, а вы тут стоите и гогочете!

Харбард кивнул:

— Ты и в самом деле можешь начать. Но никто другой не имеет права сойти на землю, даже Гримнир.

— Ты имеешь в виду, что я должен вернуться на корабль, пока она здесь…

— Я не имел в виду, я требую! — прервал его вождь.

— Этот остров особенный. Здесь все предназначено, чтобы… испытать эту женщину, — сказала Ульфхильда.

— Меня называют Песнь Крови, — огрызнулась воительница. — Так и зови меня.

— Мы знаем твое имя, — проговорила жена вождя. — Тебя называют Песнью Крови, Воином, сражавшимся на арене, Ведьмой-воительницей Хель, победительницей Нидхегга, Фрейядис…

— Меня зовут Песнь Крови и не иначе, — настаивала воительница.

— Возвращайся на корабль, дружище. Мы придем на берег, когда все кончится. Либо пригласим тебя на праздник, либо притащим ее труп, — сказал Гримниру Харбард.

Гримнир посмотрел прямо в глаза Песни Крови.

— Это будет торжество победы! — решительно заявила воительница. Она подошла ближе к рыжебородому великану, обняла его за плечи, затем обернулась к вождю:

— И очень скоро, не так ли? Тогда мы поднимем паруса. Твои вещие сны, Харбард, пока не подсказали, что все будет именно так? Я нуждаюсь в твоей помощи. Без твоих воинов мне не одолеть магию Тёкк и ее всадников Смерти. Ты поможешь мне освободить мою дочь?

— Я знал, что без колдовских чар здесь не обошлось.

— Ответь прямо, ты готов помочь мне? Если я выдержу все твои испытания, ты отправишься со мной на битву с Тёкк?

— На все воля Одина, — услышала она в ответ.

— Если ты выдержишь испытания, — добавила Ульфхильда. — Многие, куда более сильные, чем ты, лишались здесь головы.

— Один — извечный враг Хель, — вступил в разговор Гримнир. — Может, мы все-таки сможем договориться, и ты поможешь нам независимо от того, справится Песнь Крови или нет?..

— Ступай, Гримнир, — прервал его Харбард и жестом пригласил воительницу последовать за собой в глубь острова.

Она еще раз обняла друга, затем решительно направилась за вождем.

Они так шли — Песнь Крови чуть впереди, по обеим сторонам Харбард и Ульфхильда. Миновав прибрежные холмы, они скоро спустились в небольшую, пустынную, ровную, подобно блюдцу, долину. Посредине стояло огромное высохшее дерево, даже кора уже успела отслоиться и опасть с ветвей. С одного из толстых сучьев свисала веревка, ее нижний конец светился малиновым пламенем.

Когда они подошли дереву, Харбард пояснил:

— Когда-то Один провисел на дереве девять дней и ночей, чтобы проникнуть в тайну рун. В наших преданиях говорится, что страдать Всеотцу пришлось именно на этом дереве.

— В других легендах это описывается по-иному, — возразила Песнь Крови. Взглянув на веревку, она сразу догадалась, что ее ждет. — От легенд немного пользы, и у меня нет девяти дней, — добавила она. — Если уж вы решили испытать меня, хотелось бы, чтобы все происходило быстро.

Харбард не обратил внимания на ее слова. Он взялся за нижний конец веревки и завязал на нем петлю.

— Испытание закончится с заходом солнца. Сейчас почти полдень. Мы не станем попусту тратить время, нетерпеливая просительница. Чтобы сдохнуть, времени до вечера вполне достаточно, — пообещал он.

49
{"b":"1638","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
На грани серьёзного
Позвоночник и долголетие: Научитесь жить без боли в спине
Сломленные ангелы
Сказать жизни «Да!»: психолог в концлагере
Крав-мага. Система израильского рукопашного боя
Соблазни меня нежно
Мужчине 40. Коучинг иллюзий
Поденка
Трансформатор. Как создать свой бизнес и начать зарабатывать