ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Старушка кивнула, отхлебнула напиток и спросила:

— Как вам мой медок?

Тирульф наконец решился и сделал маленький глоток. Лицо его перекосилось, он открыл рот, замахал руками, потом схватился за горло.

— Горячо? — полюбопытствовала Гроа и посоветовала:

— А ты, паренек, не спеши.

Тирульф сделал еще глоток. Глаза у него засияли.

— Вкуснотища необыкновенная. Лучше я ничего не пробовал. Ну а теперь о Торе?..

Старушка покивала и продолжила:

— Я тогда совсем молоденькая была. Впрочем, все женщины, оказавшиеся замешанными в эту историю, тоже были моложе. Сив, к примеру, золотоволосая жена Тора. Добрая она, помогает всходам подняться, набрать колос. Муженек ее окропит посевы весенними дождями, а уж затем она старается. Так вот, как-то Сив прибежала ко мне и по секрету сообщила, что ее муженек отправился на какую-то великую битву с ётуном по имени Хрунгнир. Этот Хрунгнир был самым сильным среди великанов. Голова у него была из гранита, а в груди — недаром он жил в Каменных Дворах — билось каменное сердце. Тор победил великана, однако во время сражения точильный брус Хрунгнира, его излюбленное оружие, разбилось вдребезги. Его осколки разлетелись во все стороны, и один из них вонзился в лоб Тора. Сколько мучений испытывал сын Одина от него, ведь никто из богов не мог вытащить каменную глыбу, застрявшую во лбу громовержца.

Вот Сив и пришла ко мне просить о помощи. Она сказала, что из всех живущих на земле только мне известны заклинания, настолько сильные, чтобы помочь ее мужу.

Я ответила: «Да, Сив, то, что ты слышала обо мне, правда. Только мне под силу помочь твоему мужу». Потом добавила, что Тор всегда заботился и оберегал меня, поэтому я обязательно излечу его рану. — Старушка задумалась, чему-то тайно улыбнулась и покачала головой. — Знали бы вы, — с затаенным волнением продолжила она, — как это путешествовать по радуге. Сив взяла меня за руку, стоило мне только моргнуть, как в мгновение ока мы перенеслись по мосту Биврёсту в сам Асгард, мир богов. Биврёст — это и есть радуга, и ни один смертный не может взобраться по ней в обитель асов, ведь красная полоса в радужной полосе — это всепожирающее пламя. Оно сожжет любого, кто дерзнет взобраться на небо.

Ох, дети, никогда я не видала такой красоты! Однако стоило мне увидеть страдающего Тора, все иные мысли, кроме желания излечить нашего защитника и небесного пахаря, покинули меня.

Камень засел так глубоко, что не мог выйти с потоком крови. Нельзя было и выковырять его оттуда. Что же тут поделаешь. Вспомнила я все, что знала, и затянула заклинания. Вскоре камень зашевелился. Вот тут и хлынула кровь, да так обильно, что залила мне лицо. Взяла я свое покрывало и утерлась, иначе просто работать невозможно. Читала я руны, читала, и вот наконец глыба зашевелилась, начала распадаться, и ее части, одна за другой начали вываливаться изо лба Тора. — Она вздохнула. — Тут-то Тор и допустил промашку, о которой, наверное, сожалеет и по сей день. Он так обрадовался, что ему захотелось вознаградить меня еще до того, как я окончу читать заклинания. Вот такой уж он у нас бесхитростный да нетерпеливый. Сердце у него доброе, вот он и сплоховал.

Он сказал, что недавно спас моего ребенка, которого еще в раннем детстве украл злой ётун. Я так обрадовалась, что забыла все заклинания, с помощью которых извлекала обломки точила. Как я ни старалась, и слезами обливалась, и пыталась вспомнить, ничего не получалось. Так последний обломок по сей день и сидит во лбу Тора, до сих пор досаждает ему, правда, боль не так сильна, как прежде. Раскаяние до сих пор не дает мне покоя, однако Тор успокоил меня, ничего, мол, Гроа, спасибо тебе за то, что возродила меня. Что я, дескать, за Бог, если голова раскалывается от боли. На том и расстались. Сив вновь подхватила меня, и мы вернулись в Мидгард. Ну, ребята, у Тора и дворец, Бильскирнир называется… Это я к тому, что когда мой срок на земле истечет, Сив возьмет меня туда, в Асгард.

— Что же было потом? — спросила Ялна.

— Я вернулась домой и долгие годы жила там с мужем. А вы любите друг друга? Молодые люди должны чаще любить. Чего ждать? Когда станете такими же, как я?

Уже последние фразы старушка произнесла прежним шамкающим надтреснутым голоском.

— Да, — ответил Тирульф, — мы любим друг друга.

Ялна тут же поправила его.

— Возможно, — проговорила она. — Ну, скорее всего, мы любим друг друга.

— Не знаю, как ты, — не согласился с девушкой Тирульф. — Я-то в любом случае без тебя жить не могу.

Гроа захихикала:

— Это точно. Если не можешь, значит, не можешь. Я так думаю, именно поэтому вам удалось выжить в подземелье кургана Фрейи.

Ялна и Тирульф даже вздрогнули.

— Как вы узнали? — потребовала ответа девушка.

— О чем?

— О кургане?

— Все знают, что здесь поблизости у Фрейи есть святилище.

— Как вы узнали, что мы побывали там, и нам удалось выжить?

— А вы там были? Я не знала. Это очень приятно любить друг друга. И полезно, иначе вам точно несдобровать.

— Но, — удивился Тирульф, — вы только что сказали, что нам удалось выжить в подземелье…

Он внезапно замер, так и застыл с раскрытым ртом, потом закрыл его, сглотнул и взглянул на Ялну. Та принялась отрицательно покачивать головой, мол, не стоит настаивать на своем. Скорее всего, Гроа просто обмолвилась, у старушки совсем плохо с памятью.

— А в повествовании нет больше ничего, связанного с Тором? — поинтересовалась девушка. — Ну, какое-нибудь вещественное свидетельство того, что все это правда?

— Правда? — переспросила старушка и задумалась. — Свидетельство? — Она пожала плечами, потом встрепенулась:

— Разве что покрывало, пропитанное кровью Тора? Оно у меня где-то сохранилось.

Тирульф и Ялна переглянулись.

— Кто-то, действительно, может переиначить запекшуюся кровь Тора в кровь молний. Разве не так, Гроа? — спросил Тирульф.

— Точно! — воскликнула Ялна. — За столько лет его вполне могли назвать Хранителем крови молний.

— Может, и так, — согласилась старушка, — только я сомневаюсь. Называйте покрывало, как хотите, мне все равно. Мне другое по сердцу — как замечательно мы сидим! Совсем как в старое доброе время, когда люди ходили друг к другу к гости. Здесь на горе хорошо, да очень уж одиноко.

— А покрывало с запекшейся кровью Тора у вас сохранилось? — нетерпеливо поинтересовалась Ялна.

— Покрывало?

— Ну да.

— Должно быть, где-то лежит, если я его не выбросила. Разве я не говорила, что, может, уже выбросила его.

Ялна едва сдержалась, чтобы не сказать старушке все, что она думает о ней, о ее памяти и забывчивости.

— Матушка Гроа, — справившись с гневом, ласково полюбопытствовала девушка, — это очень важно. Если покрывало сохранилось, не могли бы вы отрезать нам кусочек. Нам скоро придется сойтись в смертной схватке с богиней Смерти Хель, и эта реликвия очень помогла бы. Вы поняли или мне повторить? Должно быть, материя, пропитанная кровью громовержца Тора, обладает большой магической силой. Как мне думается, ее можно будет противопоставить колдовским чарам ведьмы Тёкк.

Старушка встрепенулась:

— Это где-то здесь.

Она поднялась и заспешила к сундукам, стоявшим вдоль одной из стен домика. Попыталась открыть крышку, но силенок не хватило. Она подозвала Тирульфа и Ялну, попросила помочь.

— Оно должно лежать здесь, — подтвердила Гроа, потыкав пальцем в сундук. — Если здесь нет, я попытаюсь вспомнить, куда я его положила. Высплюсь и вспомню, у меня по утречку головка свежая…

Она вернулась в кресло, села и вдруг захрапела.

Тирульф и Ялна переглянулись. Девушка позвала:

— Гроа?

Тирульф приблизился и потыкал старушку в плечо. Никакого ответа.

— Клянусь Скади, она и до утра не дотянула! — воскликнула Ялна. — Отпала в самый важный момент.

Тирульф взял старушку на руки, отнес на узкую, застеленную соломой и усыпанную сосновой хвоей кровать, стоявшую вдоль одной из стен, уложил ее и накрыл куском шерстяной материи, которым было застелено ложе.

56
{"b":"1638","o":1}