ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Скоро обнаружился потолок, а следом и стены. Потолок заметно понижался, стены сходились, трупов становилось все меньше и меньше, а потом их вообще не осталось.

Камера теперь все больше походила на туннель. Сердце забилось от радости. Хальд решительнее двинулась вперед. Исчезли и слизняки, перестали отсвечивать крысиные глаза. Девушка обрадовалась, что воздух все больше и больше очищался от смрадных запахов. Дышать становилось легко и приятно.

Туннель повернул налево, уперся в груду камней. Хальд разразилась проклятиями, затем попыталась разобрать преграду. Она разодрала руки до крови, но с дороги удалось отбросить лишь несколько мелких камней. Что ж, видимо, ей придется потрудиться. С прежней холодной яростью девушка взялась за дело. Скоро окончательно согрелась, пот потек по обнаженному телу. В первое мгновение она не обратила внимания на чуть слышное шипение, затем струйка холодного свежего воздуха омыла ей лицо. Служительница Фрейи прочитала заклятие, глянула в темноту и увидала далеко впереди слабый отблеск дневного света, проникавший в щель между «двумя увесистыми камнями.

Она зарычала, как зверь, и исступленно набросилась на преграду. Откуда только силы взялись. Сдвинув левый камень и откатив его, Хальд взялась за правый. Далее работать стало легче, каменная мелочь просто сыпалась под ноги. Наконец отверстие стало достаточно широким, чтобы можно было протиснуться в него.

Хальд пролезла и, пошатываясь от усталости, бросилась вперед, к свету.

Через выходное отверстие туннеля она увидела затянутое тучами небо, заснеженные вершины гор. Туннель выходил в глубокое ущелье с отвесными склонами. Дно располагалось далеко внизу, так что нечего было и мечтать о том, чтобы спрыгнуть вниз. Необходимо найти способ спуститься.

» Возможно, — прикинула она, — здесь должна быть спрятана веревочная лестница, иначе как беглецы смогут выбраться из крепости. Или они рассчитывают притащить ее с собой? Но у меня-то с собой ничего нет. Что же делать?«

Холодный ветер охладил разгоряченное тело.

» Нет, так не выживешь. Просто замерзнешь. Даже если удастся добраться до дна ущелья, я очень скоро превращусь в ледышку. Где-то надо найти одежду… И добыть веревку!«— сказала себе молодая колдунья.

Ответ был ясен: надо возвращаться в Хранилище падали.

» Ничего не поделаешь, придется вернуться и хорошенько подготовиться, чтобы одолеть эту высоту. Выбора нет. Только нельзя спешить, раньше времени поверить в удачу. Предельная осторожность — вот мое спасение. Никакого риска. Теперь мне никто не в состоянии помочь, ни Норда, ни даже Песнь Крови, если, конечно, она еще жива. Одна надежда на Фрейю «, — рассуждала молодая колдунья.

Она заставила себя сесть и отдохнуть, расслабиться. Вспомнилась Норда, погибшая у нее на глазах. Хальд задумалась, пытаясь представить, чем же теперь занимается Песнь Крови? Жива ли она? А если погибла, то когда и где это случилось? Долго ли мучилась? Наконец дыхание восстановилось, прежняя решимость вернулась в сердце.

» Фрейя мне помощница, ее милостью передо мной открылась возможность бежать. Она ждет, что я правильно воспользуюсь ею. Прежде всего необходимо найти одежду, потом уже можно будет подумать, как отомстить Тёкк, освободить Гутрун и других. Итак, начнем с одежды. Больше никакой суеты, спешки, никаких ошибок — это все, что требуется от меня сейчас. Вся надежда на саму себя…«— подбадривала себя Хальд.

Она долго всматривалась в изображение Фрейи на спасительной броши.

» Впрочем, — мелькнула мысль, — возможно, теперь я не одна. Фрейя, помоги мне победить «.

Она поднялась, крепко зажала брошь в левой руке и отправилась в обратный путь.

Глава тридцатая. ВОЗВРАЩЕНИЕ

» Разрезатель Волн «, влекомый ударами весел, вошел в родную бухту Магнуса. За ним в залив один за другим втянулись девять таких же высокогрудых, длинных снеккий. Двести ульфбьернов, составлявших их команды, при оружии стояли вдоль бортов и разглядывали то, что осталось от поселения.

Половина деревни была сожжена, все жители убиты. Магнус, приставший первым, бросился в родной дом и вынес оттуда бездыханное тело жены. Слезы текли по его бородатому лицу.

— Она выглядит, — угрюмо заметил Гримнир, обращаясь к Песни Крови, — словно долгие годы пролежала в могиле. Другие тоже не лучше.

Песнь Крови с ужасом взирала на трупные пятна, которыми были помечены все, невинно убиенные в деревне, и на глазах разлагавшуюся плоть. Эта картина была ей знакома. Она сузила глаза и произнесла с горечью:

— Работа всадников Смерти.

Ее голос дрожал от гнева:

— Тёкк, должно быть, послала их разыскать меня. Они следовали по моему следу, пока не добрались до этой бухты. По морю они, как видно, скакать не могут, вот и устроили здесь погром.

— Скорее всего, так и есть, — согласился Гримнир, — ведь земля — угодье Хель, а море принадлежит Эгиру и Ран.

— Может быть, и так, — кивнула Песнь Крови, затем, не сдерживая ярость, воскликнула:

— Только что в этом толку, если они и здесь, и в Долине Эрика орудуют совершенно безнаказанно. Их не возьмешь ни мечом, ни стрелой, ни копьем. Одно прикосновение к ним убивает. Мы, конечно, поможем Магнусу похоронить близких, но больше тянуть нельзя. Всадники Смерти ищут меня, в этом я не сомневаюсь. Они могут учуять, что я вернулась, и напасть снова.

Когда овальные могилы были вырыты и несчастные жертвы погребены, сверху их завалили камнями. Так же быстро провели и похоронный обряд. Магнусу не терпелось самому отомстить за смерть близких ему людей. Он так и сказал, обращаясь к Песни Крови:

— Я иду с вами. Со мной все мои ребята. Мы требуем, чтобы нам было предоставлено право на месть. Сколько тебе, Песнь Крови, столько и нам.

Воительница попыталась объяснить Магнусу, что сражаться со всадниками Смерти простому люду, не защищенному особыми заклятиями, бессмысленно. Сказала, что уже навидалась смертей, но отказать Магнусу в святом праве на месть не может.

— Увидишь всадников Смерти, вспомни, о чем я говорила. Ни в коем случае ни ты, ни твои люди не должны приближаться к ним. Избегайте всякого прикосновения. Пусть берсерки встанут против них стеной и защищают вас, — предупредила она. — Я полагаю, что магия Одина сумеет защитить их от этих чудовищ.

Через несколько часов войско двинулось в путь. Гримнир передал Песни Крови поводья Свободного Копыта, сам взгромоздился на Кровавое Копыто — во время нападения врага животные не пострадали — так и двинулись впереди колонны.

К ним приблизились Харбард и Ульфхильда.

— У тебя что, ноги болят? Руки, понятно, повреждены, а ноги? — спросил вождь.

Воительница удивленно глянула на него, потом перевела взгляд на Гримнира.

— Харбард и его люди считают слабостью, если кто-то отправляется в поход, сидя в седле, — объяснил тот.

Он не выдержал и рассмеялся. Песнь Крови вполне серьезно ответила:

— Это на них похоже. Сомневаюсь, чтобы какой-нибудь скакун выдержал этих зануд.

Засмеялся и Харбард:

— Ладно, скачите. Посмотрим, насколько быстры ваши кони и смогут ли они угнаться за нами.

— Послушай, Харбард, — спросила Песнь Крови, — ты уже познакомился со всадниками Смерти? Убедился, сколько бед они могут наделать? Если ты не хочешь рисковать жизнями своих людей, я это пойму. Хотя, помнится, я предупреждала тебя перед походом, с какой пакостью нам придется иметь дело, однако теперь, увидев все воочию, как ты намерен поступить?

— Это не вопрос, — ответил вождь воинов-ульфбьернов.

Ульфхильда пояснила:

— Если нам суждено погибнуть, сражаясь с ними, то мы погибнем. Один выразил желание помочь тебе, Разорвавшая Петлю, и мы помогаем.

Вопросов больше не было. Песнь Крови и Гримнир вели войско, Магнус и вся команда» Разрезателя Волн» двигались верхом на конях, оборотни бежали легкой трусцой.

— Давай, пошевеливайся, — на ходу прокричала Песни Крови Ульфхильда. — Что-то твой скакун еле ноги переставляет.

60
{"b":"1638","o":1}