ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Тогда мы сами откроем ворота, — сказал Ковна удаляющейся Тёкк и направился к лестнице, ведущей во внутренний двор.

Свита, сопровождавшая его, двинулась следом.

«Что ж, попытайтесь, — решила про себя ведьма. — Посмотрим, что у вас получится». В следующее мгновение она прикоснулась к мыслям Ковны. Все то же самое, о чем они только что вели беседу: лютая ненависть к Песни Крови, желание обезопасить себя, дерзость и своеволие и в самой глубине трепет и животный страх. Попытка открыть ворота — это жест отчаяния.

«Ворота запечатаны магическим заклятием, кроме того, запирающее створки бревно сдвинуть под силу только Вафтрудниру. Однако насчет Песни Крови Ковна прав. Я непременно снова пошлю всадников Смерти. Почему я не подумала об этом раньше? Ладно, и сейчас не поздно…» — прикинула Тёкк.

Она вновь ощутила уже знакомую слабость, замутившую колдовской взор, окружающее пространство поплыло у нее перед глазами. Она рассеянно попыталась припомнить, чем же еще собиралась заняться, и не смогла. Шла по коридору и мучительно пыталась восстановить в памяти что-то важное, только что мелькнувшее в мыслях и вдруг вновь и решительно позабытое.

Так и не вспомнила — прошла мимо коридора, ведущего в ту часть замка, где размещались всадники Смерти.

Локит с облегчением выдохнул. С большим трудом ему удалось отвратить мысли Тёкк от необходимости послать в поход всадников Смерти.

«Нет уж, хозяйка, — мертвец улыбнулся, в тот момент он направлялся на конюшню, — я не позволю тебе отослать моих воинов. Они понадобятся здесь, в замке. У меня есть кое-какая задумка. Песнь Крови ничем не угрожает ни мне, ни той силе, что я владею. Только теперь я начал понимать, какой мощью обладаю, по сравнению с ней ты просто ничтожество. Хель наградила меня такими возможностями, о которых ты даже не догадываешься. Это искусство за пределами твоего понимания. Мне бы только выгадать время, чтобы проснуться окончательно. Нет, не проснуться — возродиться раз и навсегда, развернуться в полную мощь, овладеть всеми приемами. Тогда ни ты, ни Гутрун не посмеете противостоять моей власти».

Он добрался до конюшни, нашел входной люк, подергал крышку. Потом с силой дернул — люк распахнулся. В помещении было темно. Глаза Локита быстро привыкли к черноте, в глубине зрачков засветились багровые огоньки. Он проник в конюшню, спустился по короткой лестнице к стойлам, где помещались шесть лошадей Тьмы. Рядом на полу различил шестерых воинов. Все они лежали на голом полу, завернувшись в черные плащи.

Они располагались на спинах, руки крест-накрест сложены на груди. Под плащами полное воинское облачение. Только прикажи, сразу поднимутся и бросятся в бой.

«Да, — подумал Локит, — и этот приказ теперь могу отдать я и только я».

Он вычертил в воздухе тайный знак — руну, доверенную ему Матушкой Хель. Его палец оставил в воздухе огненный след, затем Локит прошептал заклинание. Воины зашевелились, приподнялись, их черепа повернулись в его сторону. Пустые глазницы уставились на мертвеца, в их глубине задергались пурпурные огоньки.

— Я — Локит, — объявил мертвец, — ваш новый хозяин. Тот, кого вы так долго ждали. Тот самый, о ком шептала вам Хель в ваших темных снах.

Всадники Смерти бесшумно поднялись на ноги. Кое-где сохранившаяся омертвелая плоть натянулась подобно высохшей коже. Кто-то из воинов посмел возразить, дескать, их госпожа Тёкк. Это напоминание коснулось сознания Локита.

«Что Тёкк сделала для вас? — спросил их Локит. — Трое ваших товарищей погибли, чем она помогла им? Разве так должен поступать хозяин?»

«Мы действовали так, как нам приказали. Мы нашли жертву — воительницу, чье имя Песнь Крови. Однако ей помогает Один, она обернулась Зверем-призраком, или Черной Волчицей, одним из тех существ, которые жили еще до того, как Время проснулось, и были подобны самой Хель. Мы пытались убить ее, но нам не удалось. Матушка Хель почувствовала, что мы попали в затруднительное положение, и приказала нам отступить. Приказ госпожи Хель для нас выше, чем приказ госпожи Тёкк», — столь же беззвучно доложили воины-скелеты.

«Что такое Зверь-призрак? — продолжил допрос Локит. — Он представляет опасность? Что ж, я займусь этой тварью, когда разделаюсь с Тёкк и Гутрун. Вы молодцы, сделали все, что могли».

Локит подошел к воинам поближе, положил руки на плечо того, кто был ближе всего к нему, и повторил:

«Ты сделал все что мог, Аксель Железная Рука».

«Тебе известно мое… прежнее имя? Ты без страха прикоснулся ко мне?! Как это может быть? Даже Тёкк не смеет прикоснуться к нам, она никогда не называла нас прежними именами», — изумился всадник.

«Я знаю о вас все: и ваши судьбы, и ваши имена, — ответил Локит. — Ты — Эйнар, — он кивнул одному из воинов. — Ты — Торвальд. Справа от тебя Рольфгар, далее Бьёрн и Карл. Я знаю имена ваших друзей, погибших в схватке с Песнью Крови, а также имена и прозвища всех всадников Смерти и всех других воинов Хель, поджидающих в подземном мире приказа, когда можно будет восстать из праха и обрушиться на Мидгард. Я знаю все, потому что я ваш вождь, который поведет вас на завоевание мира Живых».

Никто из всадников не откликнулся — они ждали продолжения речи. То есть речи их как раз не интересовали. Они ждали сигнала, когда можно обрушиться на живых, и этот сигнал должен был подать Локит.

Мертвец обошел строй всадников Смерти, постоял возле каждого, обнял, поцеловал в отверстые рты. В момент, когда его полнокровные губы касались черепов, багровые огоньки вспыхивали ярче. Каждый из всадников на мгновение ощутил себя почти живым. Нестерпимая боль, сопровождавшая каждое их движение, отступила, внезапно прекратилась агония, в которой они жили все эти годы с момента, когда жизнь покинула их тела.

Удивительно, но внутри пустых глазниц возникло что-то похожее на облачко, затуманившее багровый свет. Они все вздрагивали, когда Локит прикасался к ним, и каждый по очереди становился на одно колено и склонял голову в знак благодарности. Каждый из них поклялся в преданности новому вождю.

«Встаньте, — приказал новый хозяин, — распрямите плечи, как это подобает таким гордым воинам, какими вы являетесь».

Он подождал немного, пока всадники Смерти не примут бравый вид, затем продолжил: «С этого момента вы подчиняетесь только мне. Только под моим руководством вы очень скоро восторжествуете над всеми так называемыми живыми».

Всадники Смерти отсалютовали ему мечами. «Слава Локиту!» — мысленно гаркнули они.

Локит рассмеялся.

Глава тридцать третья. ИСПЫТАНИЕ СМЕРТЬЮ

Поодаль в темноте, в зарослях кустов на горном, покрытом снегом склоне блеснули два золотистых огонька.

Первой их заметила Ульфхильда, она же и подала сигнал тревоги — защебетала, подражая какой-то птичке.

Место в строю, занимаемое Песнью Крови, располагалось далеко от жены вождя, однако она первой различила настороживший ее посвист. Теперь ей, награжденной Одином несравненной остротой чувств, это было нетрудно. Воительница обнажила меч, условным жестом предупредила Гримнира и Харбарда, в свою очередь оповестивших войско. Как по команде воины начали рассыпаться в разные стороны, бесшумно растворяясь во тьме. Песнь Крови проехала несколько шагов и теперь сама различила встревожившие Ульфхильду огоньки. В следующее мгновение родилась догадка — это чьи-то очи! Светятся золотистым тоном, значит, это не посланец Хель. У мрачной Хель магия как на подбор окрашена в кровавые, жуткие цвета. Когда-то она уже видала такие глаза, те же огоньки в глазах… Но этого не может быть! Почему? Вон она, прячется в кустах, следит за ними колдовским взглядом.

Песнь Крови принюхалась. За эти несколько дней она успела убедиться, что самый надежный свидетель — это запах. Обоняние, как никакое другое чувство надежно закрепляет в памяти следы былого. Ноздри затрепетали. Запах смерти, осевший на ней после схватки с всадниками Смерти, мешал восприятию, но с каждым шагом коня она все более убеждалась, что этот запах ей знаком, пусть даже пробивался он сквозь целый букет ароматов смерти.

67
{"b":"1638","o":1}