ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

В 1772 году прибывший в дунайскую армию Румянцева Александр Суворов нанес туркам серию поражений, одно из которых — при Козлуджи — окончательно решило исход войны. После такого разгрома своих войск турецкий султан запросил Россию о мире. Екатерина не очень желала этого, но Австрия, Англия и Франция, не хотевшие усиления России за счет Турции, делали все возможное для того, чтобы не допустить полного разгрома Турции. В это же время происходили и другие важные для России события. В июне 1772 года в результате раздела Польши между Австрией, Пруссией и Россией, под мощным тройным давлением утвержденным наполовину подкупленным польским сеймом в сентябре 1773 года, к России наконец-то вернулась часть древних земель, захваченных в XIV веке у нее Великим княжеством Литовским — земли по Западной Двине, часть Верхнего Приднепровья — воеводства Полоцкое, Витебское, Мстиславское, часть Минского, часть польской Ливонии-всего более восьмидесяти тысяч квадратных километров. По второму разделу Польши к России вернулась Белоруссия с Минском и Правобережная Украина.

Позднее, после потерпевшего неудачу польского восстания Тадеуша Костюшко в начале 1795 года Польша была разделена окончательно. Россия получила Литву, Западную Белоруссию, Западную Волынь и Курляндское герцогство, являвшееся вассалом Польши.

31 марта 1774 года управлять образованной за десять лет до этого Новороссийской губернией вместо генерал-поручика Мельгунова был назначен Григорий Александрович Потемкин. Потемкин происходил из древнего дворянского рода. Известно, что один из его предков Федор Потемкин в 1581 году по поручению Ивана Грозного встречал на русско-польской границе посла римского папы Григория VIII Антонио Поссевино. Второй, окольничий царя Федора Алексеевича Петр Иванович Потемкин, в течение многих лет был российским послом в Испании, Франции, Англии и Дании. Отец Потемкина послужил в армии более тридцати лет, участвовал во многих сражениях и вышел в отставку подполковником. Григорий Александрович Потемкин родился в 1739 году в отцовском имении Чижове, находившемся в Духовщинском уезде Смоленской губернии. Потемкин принимал участие в воцарении на российский престол Екатерины II, героически воевал в первой русско-турецкой войне и в 1774 году был генерал-аншефом и вице-президентом военной коллегии. Годом позже Екатерина II писала Григорию Александровичу Потемкину:

«Препоруча хозяйственному попечению вашему Новороссийскую и Азовскую губернии, вверяем в то же время и укрепления апробованной нами днепровской линии, со всем принадлежащим к оной в полное ведение и команду вашу. Утверждался на испытанном усердии и ревности вашей к нам и отечеству, остаемся мы в полной надежде, что высочайшее наше намерение, с которым устраиваем мы сию линии к совершенному обеспечению той части пределов от набегов татарских с желаемою точностью исполнено будет».

15 июля 1774 года в небольшой болгарской деревне Кучюк-Кайнардже на правом берегу Дуная Петром Александровичем Румянцевым и верховным визирем Муссун-заде Мегмет-пашой был подписан мирный договор России и Турции, по которому к России отходили земли от Буга и крепости Кинбурн при устье Днепра до Азова с Прикубаньем и Приазовьем, крепости Керчь и Еникале, запиравшие выход из Азовского в Черное море. Керченский пролив стал российским, что имело большое значение для южной торговли России. Крымское ханство было объявлено независимым от Турции. Русские торговые суда получили право проходить Босфор и Дарданеллы наравне с английскими и французскими. Турция оплачивала России контрибуцию в четыре с половиною миллионов рублей. Историческая задача выхода России в Черное море наполовину была решена.

В мирном договоре об этом было сказано так: "Арт.З. Все татарские народы: крымские, буджатские, кубанские, едисанцы, жамбуйлуки и едичкулы без изъятия от обеих империй имеют быть признаны вольными и совершенно независимыми от всякой посторонней власти, но предающими под самодержавной властью собственного их хана чингисского поколения, всем татарским обществом избранного и возведенного, который да управляет ими по древним их законам и обычаям, не отдавая отчета ни в чем никакой посторонней державе, и для того ни российский двор, ни Оттоманская Порта не имеют вступаться как в избрание и в возведение помянутого хана, так и в домашние, политические, гражданские и внутренние их дела ни под каким видом...

Арт.19. Крепости Еникале и Керчь, лежащие в полуострове Крымском с их пристаньми и со всем в них находящимся, тож и с уездами, начиная от Черного моря и следуя древней Керченской границе до урочище Бугак и от Бугака по прямой линии кверху даже до Азовского моря, остаются в полное, вечное и непрекословное владение Российской империи".

Профессор университета в Галле Иоганн Эрлих Туннманн в своей работе «Крымское ханство», опубликованной в 1784 году, писал:

«Крымский хан со времени заключения Кучук Кайнарджийского мира 10 июля 1774 года владеет, как независимым государством, рядом обширных стран как на европейской, так и на азиатской стороне Черного и Азовского морей. Основную ее область составляет Крымский полуостров, где хан обыкновенно имеет свою резиденцию. В Европе, кроме того, ему принадлежат: Восточный Ногай между р. Бердой и Днепром, Едисан, или Западный Ногай, между Бугом и Днестром и большая часть Бессарабии, или Буджака, между Днестром и Дунаем. В Азии он владеет Кубанью по обе стороны реки Кубани и претендует на верховную власть над обоими Кабардами. Но фактическое владение Кабардами за ним не признается. Хану принадлежат: публичная молитва (хутба), издание законов, командование войсками, чеканка монеты, право устанавливать пошлины и подати. Во всем другом его власть крайне ограничена. Он обязан управлять по древним законам и обычаям. Он не может начинать войну или иные государственные дела без согласия кырым-бегов и ногайских мурз. В таких случаях они все созываются ханом в Бахчисарай или Карасу, чтобы принять или отвергнуть делаемые им предложения. Никакие договоры, законы или распоряжения, относящиеся к нации, не имеют ни малейшей силы, если они не утверждены и не подписаны этими бегами и этими мурзами».

Ситуация в Крыму была неопределенна и сложна. Турция, хоть и согласившись на признание независимости Крыма, готовилась к новой войне. Турецкий султан, являясь верховным калифом, держал в своих руках религиозную власть и утверждал новых ханов, что оставляло возможность реального давления на Крымское ханство. В итоге крымские татары в Крыму разделились на две группы — русской и турецкой ориентации, столкновения между которыми доходили до настоящих сражений.

В начале 1774 года турецкая группировка поставила ханом тут же утвержденного турецким султаном-калифом Девлет Гирея, который попытался занять место своего низложенного брата Сахиб Гирея. Дев лет Гирей высадился в июле 1774 года с турецким десантом в Алуште, однако туркам пройти в глубь Крыма не позволили. 23 июля 1774 года трехтысячный русский отряд выбил турецкий десант, укрепившийся в Алуште и у деревни Шумлы, В этом бою получил ранение в глаз командир гренадерского батальона Михаил Илларионович Кутузов. Главнокомандующий Крымской армией генерал-аншеф Василий Михайлович Долгоруков докладывал Екатерине II 28 июля 1774 года: «Вследствие донесения моего Вашему императорскому величеству от 18 числа настоящего месяца о предпринятом мною походе на отражение неприятеля, выгрузившего флот и поставившего лагерь свой при местечке Алуште, поспешил я туда, всемилостивейшая государыня, с всевозможною скоростию, присовокупя еще к себе пять баталионов пехоты от войск, расположенных на речке Булзыке. 22 числа прибыл я, всемилостивейшая государыня, к деревне Янисаль, в самую внутренность гор, откуда лежащая к морю страшною ущелиною дорога окружена горами и лесом, а в иных местах такими пропастьмы, что с трудом два только человека в ряд пройти и по крайней мере трехфунтовые орудия везены быть могут, одни же только войски Вашего императорского величества, на собственных своих раменах, открыли ныне там путь двенадцатифунтовым новой пропорции единорогам. 23 числа отрядил я, всемилостивейшая государыня, к поискам над неприятелем генерал-порутчика и кавалера графа Мусина-Пушкина с семью баталионами пехоты, в числе находящихся под ружьем двух тысяч осьми сот пятидесяти человек, сам же я остался с двумя баталионами пехоты и двумя конными полками прикрывать тыл его, чтоб не быть ему отрезану. Между тем турки, отделясь от главного своего при Алуште лагеря, по уверению пленных, тысячах в семи или осьми, заняли весьма твердую позицию в четырех верстах от моря, пред деревней Шумою, на весьма выгодном месте, с обеих сторон которого были крутые каменные стремнины укреплены ретраншементами. Как скоро войски Вашего императорского величества повели на оные свою атаку двумя каре, то встречены были жесточайшим из пушек и ружей огнем. Неприятель пользуясь удобностию места и превосходством сил, защищался из ретраншементов с такою упорностию, что более двух часов, когда оба каре, подаваясь вперед непроходимыми стезями, приобретали каждый шаг кровию, не умолкала с обеих сторон производимая из пушек и ружей наисильнейшая борьба. По приближении к обеим ретраншементам, генерал-порутчик граф Мусин-Пушкин, которого храбрость и ревностное к службе Вашего императорского величества усердие довольно Вашему императорскому величеству известны, приказал, приняв неприятеля в штыки, пробраться в ретраншемент, что и было исполнено с левой стороны, где самое сильнейшее было сопротивление Московского легиона гренадерским баталионам под собственным приводством храброго господина генерал-майора и кавалера Якобия, с другой же секунд-майором Шипиловым, подкрепляемым от полковника Либгольта столь удачно, что турки, возчуствовав о поражении ударивших в них войск Вашего императорского величества бросились стремглав к Алуште, оставя свои батареи и будучи гонимы к обширному лагерю своему, на берегу стояшему. В сем случае генерал-майор Якобий хотя командовал, всемилостивейшая государыня, и второю бригадою, но по ближайшему оныя положению, будучи употреблен ко взятию ретраншемента, в жесточайшем огне поступал с отменною неустрашимостию, получил контузию, застрелена под ним лошадь и близ него убиты собственные его два человека. Господин же генерал-майор Грушицкий, приближаясь с баталионом гренадер, и произведением жестокой канонады делая великий вред неприятию, способствовал войскам, ретраншемент атакующим, скорее оного достигнуть, когда между тем и секунд-майор Преториус разбил и прогнал многочислие неприятеля из деревни Демерджи, из которые удобно было оным зайти в тыл графу Мусину-Пушкину. Числа побитого неприятеля наверное знать не можно, поелику и в пропастях и между каменьями повержены тела их, но на месте осталось более трех сот трупов; взятых же в плен: один байрактар и два рядовых турков, четыре пушки и несколько знамен. Из числа же всего войска Вашего императоского величества убитых: унтер-офицеров, капралов и разного звания рядовых тридцать два. Ранены: Московского легиона подполковник Голенищев-Кутузов, приведший гренадерский свой баталион, из новых и молодых людей состоящий, до такого совершенства, что в деле с неприятелем превосходил оный старых солдат. Сей штаб-офицер получил рану пулею, которая, ударивши между глазу и виска, вышла на пролет в том же месте на другой стороне лица».

41
{"b":"1639","o":1}