ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Джек Вэнс

«Сага о Кугеле»

Часть I

В Саскервой

Глава первая

Флютик

Юкоуну, известный по всей Альмери как Смеющийся маг, сыграл над Кугелем очередную злую шутку. Уже во второй раз Кугель был схвачен, перенесен через океан Вздохов на север и выброшен на унылый берег, называемый Шенгльстоун-Стрэнд. Весьма печальное происшествие.

Поднявшись на ноги, Кугель отряхнул песок с плаща и поправил шляпу. Он находился не более чем в двадцати ярдах от места, куда его забросили в прошлый раз, и тоже по воле Юкоуну. Меча у него при себе не имелось, а кошелек был совершенно пуст. Кругом царило безлюдье, до Кугеля не доносилось ни звука, кроме заунывных вздохов ветра в дюнах. Далеко на востоке смутно видимый мыс уходил в воду, а его двойник, такой же неразличимый, скрывался в водной глади на западе. На юге расстилалось море, совершенно пустынное, если не считать отражавшегося в нем дряхлого красного солнца.

Заледеневшие чувства Кугеля постепенно оттаяли, и волны эмоций, одна за другой, нахлынули на него, но все затмила ярость. Юкоуну, должно быть, живот надорвал от смеха, потешаясь над ним. Кугель поднял кулак и погрозил югу.

— Ну, Юкоуну, на этот раз ты превзошел самого себя! И заплатишь за это! Я воздам тебе по заслугам!

Некоторое время Кугель, длинноногий и длиннорукий, с прямыми черными волосами, впалыми щеками и подвижным лицом, которое с легкостью принимало любое выражение, вышагивал по берегу туда и обратно, бранясь и проклиная все на свете. День клонился к вечеру, и солнце, наполовину опустившееся к западу, брело по небу, точно изнуренное больное животное. Кугель, которого никто не упрекнул бы в недостатке прагматизма, решил приберечь злобу на потом, ибо сейчас куда важнее было найти ночлег. Он выплюнул последнее проклятие в адрес Юкоуну, пожелав тому с ног до головы покрыться фурункулами, а затем пересек покрытый галькой берег и, забравшись на вершину песчаной дюны, оглядел окрестности.

На севере тянулась нескончаемая череда болот, а за ними уходили в темнеющую даль жмущиеся друг к другу черные лиственницы. На восток Кугель взглянул лишь мельком. Там лежали деревушки Смолод и Гродз, а жители страны Катц, как известно, славились своей злопамятностью. На юге, безжизненный и блеклый, до самого горизонта простирался океан.

На западе побережье смыкалось с цепочкой невысоких холмов, которые, вдаваясь в море, образовывали мыс. Внезапно мелькнувший где-то в отдалении красный проблеск мгновенно привлек к себе внимание Кугеля. Так сверкать мог лишь отраженный от стекла солнечный луч!

Кугель запомнил место, где заметил блеск. Он скатился по склону дюны и как можно быстрее поспешил туда. Солнце заходило за мыс, и на побережье начала наползать серо-лиловая мгла. На севере маячил рукав бескрайнего леса, известного как Великая безлюдь и наводящего на зловещие мысли. Кугель, вспомнив о нем, прибавил ходу, перейдя на огромные скачки.

На фоне неба выделялись темные холмы, но ни намека на жилье. Кугель совсем пал духом. Он немного замедлил бешеную скачку, внимательно оглядывая окрестности, и, к огромному облегчению, увидел, наконец, большой красивый дом старомодного вида, спрятавшийся за деревьями запушенного сада. Нижние окна сияли янтарным светом — отрадное зрелище для застигнутого тьмой путника. Кугель проворно свернул с дороги и приблизился к дому, на время позабыв о своей обычной осторожности и заглядывая в окна, чему немало поспособствовали две белые тени на краю леса, бесшумно нырнувшие обратно во мрак, стоило ему обернуться, чтобы посмотреть на них.

Кугель подбежал к двери и рванул цепочку звонка. Изнутри донесся далекий звук гонга. Прошел миг. Кугель нервно оглянулся через плечо и снова дернул цепочку. После томительного ожидания за дверью наконец послышались неторопливые шаги.

Дверь приоткрылась, и в щелочку выглянул вороватого вида согбенный старик, тощий и бледный.

Кугель постарался придать своей речи аристократическую учтивость.

— Добрый вечер! Могу ли я узнать, что это за чудесное место?

— Это Флютик, сударь, поместье господина Тванго. А вы кто такой? — неприветливо прошамкал старик.

— Да, в сущности, никто, — беспечно отозвался Кугель. — Я путешественник и, кажется, заблудился. Поэтому хотел бы воспользоваться гостеприимством господина Тванго и переночевать под его кровом, если дозволено.

— Это невозможно. Откуда вы пришли?

— С востока.

— Тогда идите дальше по дороге, лесом и по холму, в Саскервой. Там вы найдете ночлег на постоялом дворе «У голубых ламп».

— Но это слишком далеко; кроме того, воры украли все мои деньги.

— Вряд ли вы найдете здесь поддержку — у господина Тванго с попрошайками разговор короткий.

С этими словами старик попытался захлопнуть дверь, но Кугель просунул в щель ногу.

— Погодите! Я заметил на краю леса две белые тени и ни за что не отважусь сегодня продолжать путь!

— Ну, могу дать вам совет, — смилостивился упрямый старик. — Эти создания, скорее всего, ростгоблеры, или гиперборейские ленивцы, если вам так больше понравится. Возвращайтесь на берег и зайдите футов на десять в море, тогда они ничего вам не сделают. А завтра сможете продолжить путь в Саскервой.

Дверь закрылась. Кугель с беспокойством оглянулся. У входа в сад, на обсаженной с обеих сторон тисами аллее маячила пара неподвижных белых фигур. Повернувшись к двери, он отчаянно затряс цепочку звонка. Медленные шаги прошаркали по полу, и дверь приоткрылась во второй раз. Оттуда выглянул все тот же старик.

— Сударь?

— Эти твари в саду! Они преградили дорогу к берегу!

Старик открыл было рот, намереваясь что-то сказать, затем прищурился, обдумывая какую-то только что пришедшую ему в голову мысль.

— Так вы говорите, у вас нет средств? — хитро спросил он.

— Ни гроша.

— Ну, хорошо, а не хотите ли наняться на службу?

— Разумеется, хочу, если мне удастся пережить эту ночь!

— Тогда считайте, вам повезло! Господин Тванго рад нанять усердного работника.

Старик распахнул дверь, и Кугель с благодарностью влетел в дом.

С исключительной любезностью старый слуга закрыл за ним дверь.

— Пойдемте, я отведу вас к господину Тванго, чтобы вы могли обсудить подробности службы. Как мне вас представить?

— Меня зовут Кугель.

— Вот сюда! Вам понравятся условия, я уверен! Идете? Мы во Флютике не любим копуш!

Несмотря на все обстоятельства, Кугель остановился.

— Расскажите мне об этой службе. Я все-таки не прощелыга какой-нибудь и за что попало не берусь.

— Ну-ну, не робейте! Господин Тванго разъяснит вам все до мельчайших подробностей. Ах, Кугель, какой вы счастливчик! Мне бы ваши годы! Сюда, пожалуйста.

Кугель все еще стоял на месте.

— Нет, постойте! Путешествие ужасно меня утомило. Я хотел бы освежиться и, пожалуй, перекусить перед тем, как предстану перед господином Тванго. В самом деле, давайте подождем до завтрашнего утра, тогда я смогу произвести более благоприятное впечатление.

Однако старик воспротивился этому в высшей степени разумному предложению.

— У нас во Флютике все точно, любая мелочь записывается так, как надлежит. На чей счет, позвольте спросить, прикажете заносить ваш отдых? На счет Гарка? Или Гукина? Или, может быть, самого господина Тванго? Нелепица! Разумеется, все издержки окажутся на счету Вемиша, а это, кстати сказать, ваш покорный слуга. Ни за что! Мой счет наконец-то закрыт, и я намереваюсь удалиться на покой.

— Ничего не понимаю, — пробормотал Кугель.

— Не беда, скоро поймете. Идемте же к Тванго.

Без особой охоты Кугель проследовал за Вемишем в комнату, завешанную многочисленными полками и заставленную объемистыми сундуками: судя по тому, что было выставлено на обозрение, здесь размешалось хранилище диковин.

— Подождите секундочку! — воскликнул Вемиш и на тощих ногах поковылял прочь из комнаты.

1
{"b":"163921","o":1}