ЛитМир - Электронная Библиотека

ГЛАВА 5

Только к закату они оказались на месте, где их и поджидала засада. Жара и падальщики уже успели попользоваться даровым угощением: от конского топота вверх взметнулась огромная туча воронья, пировавшего на мертвых телах. При виде этого Кетрин сморщила нос и весьма ехидно поинтересовалась у Бронеслава:

— Ага, наверное, поэтому у вас ворон — птица доблести?

Но ведьмачий сотник в ответ лишь покачал головой, оглаживая черную бороду, уже тронутую серебром седины. Рогволд отлично знал, что из-за того, что птицы не покидают поля боя, а жадно кружат над ним, появилась легенда о птицах доблести. Но сейчас больше всех легенд о птицах, сколько их ни есть на белом свете, Рогволда волновало племя Крысы.

Почти неделю ехали они по степи, но ни разу не попадались им их следы. Казалось, что племя стало сказкой. Крысы явно затаились: может быть, их шаманы почуяли пожар или — всякое в жизни бывает — степь подожгли именно Крысы? Руса сильно смущало лишь то, что неведомый маг снял чары с их коней. Для шаманов затерянного в степи народца эта задача была явно не по плечу. Или по плечу?

Рогволд вспомнил, как он и Урук допрашивали Гарра, охотника из Крысиного племени. Вернее, не охотника — в племени Крысы охотников нет, есть добытчики. И добывают они все, что под руку подвернется, даже детские черепа, за которые их шаманы платят чистым золотом. Для добытчика нет никакой разницы, бобровая шкура или череп ребенка из племени русов. Такие, при случае, и своих детей в рабство продадут или на мясо забьют, лишь бы деньги платили.

Неожиданно вспомнилась одна сказка, слышанная в детстве. Только в ней речь шла не о Крысах, а о двух мышах. Давным-давно рассказывал ее детям во Всхолье старый скальд нортунгов:

— Когда-то давно жили мыши в старом амбаре. Хорошо жили, пока хозяин не привел хитрого и злого кота. И вскоре остались лишь две мыши, ждущие мышат. Очень горевали они, зная, что завтра кот съест и их. И тогда одна мышь сказала другой:

— Завтра я пойду к коту, у меня скоро будут мышата. Я всех их отдам ему на съеденье, но пусть он не трогает меня. И буду я до конца дней своих жить в покое и сытости.

— Нет, — сказала вторая мышь, — пусть я буду жить впроголодь, в чистом поле, пусть на моих детей и на меня охотятся лисы и совы, но коту я не покорюсь. Продать своих детей за горсть зерна? Никогда! Пусть я погибну вместе со своими детьми в чистом поле, но предавать их я не стану.

Так и сделала вторая мышь. А первая пошла к коту, и они договорились: кот ее не ест, а за это она отдает ему своих мышат, как только они немного подрастут. Ударили они по лапам, и принялся кот ждать сытного обеда. А вторая мышь нашла себе норку в чистом поле. Прошла неделя, и у обеих родились мышата.

Еще неделю ждал кот, пока мышата подрастут, а потом полосатый не удержался. Взял и съел мышат первой мышки. Но лишь на один зуб ему хватило малышей, только аппетит раздразнил. И тогда оказалась глупая мышь в его животе. И некому было плакать о ней.

Вы спросите о второй мыши? Ее дети выросли в чистом поле, и поныне там живут ее внуки, и внуки ее внуков.

Тот, кто думает лишь о себе, кто предает врагу своих детей, — сгинет без следа. И об этой мышке мы помним лишь благодаря потомству ее мудрой и честной сестры…

Тогда старик рассказал детям еще много сказок, но сын старосты навсегда запомнил взгляд слепых глаз скальда в конце этой истории…

Рогволд вспомнил столь не понравившуюся ему в детстве сказку не случайно. История была не простой сказкой, особенно ее окончание, вернее, предостережение в конце! Старик явно имел в виду охоту добытчиков на детей. Не случайно рассказывал сказку старый скальд. Видимо, слышал о страшном племени в своих походах, а может, и впрямь сталкивался с ними. Не поверили бы русы чужаку, расскажи он о Крысах взрослым. Сама мысль в голове не уложится, что кто-то способен на такую дикость. А вот предупредить детей, в виде сказки, это старик смог и сделал. Не зря говорят, что тот вооружен, кто предупрежден…

Тем временем Карим-Те, Урук и Бронеслав, соскочив с коней, принялись осматривать тела и место колдовской битвы минувшей ночью. Еще недавно, в лесу, Рогволд бросился бы первым, но следы в степи ничего не говорили лесному охотнику. Тут толку было больше от других, а его дело не мешаться под ногами.

И нганга, и ведьмак достаточно быстро освоились, Карим-Те даже начал весьма дикий перепляс, но оборвал его на половине движения и уверенно направился к небольшой проплешине в золе, у которой уже стоял орк. Бронеслав как привязанный двинулся следом за нгангой. У Урука не было ведьмачьего чутья, но ему хватило и обычного нюха, чтобы первым учуять место, откуда бежал неведомый маг. Правда, в чарах орк не разбирался и поэтому просто замер у плеши, поджидая нгангу и ведьмака. К чести обоих, долго ожидать орку не пришлось, след от портала оба обнаружили своими методами. Орк отправился вынюхивать дальше, пока чародеи разбирались с магическими следами.

Пока один водил ладонями над землей, второй вновь начал перепляс, в конце которого прицепил к своему поясу собачий хвост из котомки. Затем нганга встал на четвереньки и начал принюхиваться как собака. Этого Карим-Те показалось мало, еще добрую четверть часа нганга бегал на четвереньках, периодически подвывая на небо. На мгновение Рогволду померещилось, что вместо нганги вокруг пятачка с примятой травой бегает огромная черная собака. Потом наваждение прошло, но привязанный к поясу колдуна хвост продолжал вилять.

Урука устроенное нгангой представление оставило равнодушным. Орк, внимательно принюхиваясь, отошел далеко в сторону от места ночной стоянки их преследователей и внимательно исследовал пять гранитных глыб. Что он там учуял интересного и чей след привел его к камням, так и осталось загадкой. Потом Бронеслав вместе с нгангой клялись русу, что никакой магии на камнях не было, и последний раз их двигали с места на место минимум триста лет назад. Правда, на чем колдуны основали свой расчет, Рогволду так и не сообщили. Урук же наотрез отказался отвечать, что привело его к валунам.

Но это было потом, а сейчас орк внимательно исследовал каждую трещинку и наконец повернулся к заскучавшему русу с самым хищным оскалом своих желтых клыков. Вообще-то орки так улыбаются, но со стороны это смотрелось немного жутковато. Даже Кетрин, уже не раз видевшая эту улыбку, сразу схватилась за мечи, и рукояти выпустила только после тирады Рогволда в ее адрес:

— Ты что, совсем кукукнулась?

Было похоже, что Урук улыбнулся специально, только для нее. Орк явно наслаждался реакцией Кетрин на его клыкоскальство, но всему хорошему всегда приходит конец. Девушка успокоилась, убрала мечи в ножны, и Рогволд смог без помех подойти к орку.

Тот уже успел снять перевязь с мечами, и теперь коготь на зеленом пальце указывал на один из камней, весом пудов под двадцать. Только общими усилиями путникам удалось сдвинуть его с места. Затем чародеи и девушка отошли обратно к месту, где бежавший колдун открывал магический портал.

Под камнем открылся провал узкого каменного колодца, во тьму вели бронзовые перекладины, врезанные прямо в гранитную кладку. Зажав в клыках нож, с ятаганом за спиной, Урук начал спуск.

Глубина каменного мешка не превысила пяти аршин, но стоило правому сапогу орка нашарить пол, как сильный удар в грудь отшвырнул его к стене. Глухо лязгнули челюсти, хрустнули завязшие в кольчуге клыки. Урук, упав на колено, выбросил перед собой изогнутое лезвие ятагана и чуть повел его вверх и в сторону. Клинок рассек брюхо атаковавшего пса от горла до хвоста. Сильным пинком Урук отшвырнул в сторону бьющееся в агонии гибкое тело и бросился вперед. В отличие от собак и их хозяина, орк отлично видел в темноте, а фонтан крови, окативший Урука, напрочь сбил нюх остальным псам. Перекатившись по полу, орк двумя быстрыми движениями ятагана рассек еще двух тварей.

Дикий визг боли забился под каменным сводом. Рогволд спрыгнул вниз. И вовремя. Нора от лестницы отходила в оба конца, наподобие руны «Наутис», и из правого отрезка, прямо на спину атакующему, бранящемуся сквозь зубы Уруку бросился еще один пес. Своим чутьем охотника рус учуял злобу, исходящую от зверя, и действовал не думая. Череп колдовской твари хрустнул от удара топора. Содрогающееся мускулистое тело отлетело в сторону.

11
{"b":"1640","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Счастлив по собственному желанию. 12 шагов к душевному здоровью
Все, что мы оставили позади
Путин и Трамп. Как Путин заставил себя слушать
Буквограмма. В школу с радостью. Коррекция и развитие письменной и устной речи. От 5 до 14 лет
Стигмалион
Дело Варнавинского маньяка
После