ЛитМир - Электронная Библиотека

— Это они как обычно, — вступил в разговор Бронеслав, — взяли мудрую фразу и вложили в уста своему богу. От этих исусистов всего можно ожидать. Они даже хлеб интересно делят. Вот ты, Рогволд, ты как хлеб в походе делишь?

— Как положено, — удивленно пожал плечами сын старосты, — поровну. А что?

— А они, — тут ведьмак весьма мерзко ухмыльнулся, — по третьему способу. Мне один франк говорил, что у них так говорят: хлеб делить можно тремя способами. Первый способ — поровну. Ну, это всем понятно. Второй способ — по-братски. Мне побольше, тебе поменьше. А по-исусистски — весь хлеб мне, все вино мне, да и золотишко мне тоже не помешает. А ты, человече, ступай, бог подаст.

Рогволд лишь задумчиво взвесил топор в руке:

— Я бы этих франков и этих, как их там, ну, ты понял, так приголубил бы обухом, что они хлеб тут же обратно бы отдали. А они только в землях франков разбойничают? А то атаман Кудеяр весьма на них похож был. Тоже золотишко любил да и винца был не дурак выпить.

— Какие разбойники? Какой атаман? — весьма натурально удивился старый ведьмак, исподтишка видя, как улыбки появляются на лицах его спутников, уже приготовившихся к бою насмерть.

— Ну, эти, имя еще у их атамана странное, Иисус, или как там его?

Всеобщий хохот был ответом русу, правда, орк, как и Рогволд, лишь почесал затылок, услышав от Бронеслава, что исусисты не совсем разбойники. Вернее, не разбойники, а вера это такая, а сам Иисус — не атаман, а бог. И рус, и Урук остались при своем мнении:

— Если грабят или лгут — разбойники либо вообще дрянь из дряней. А веру тут приплетать нечего…

Тем временем строй умертвий миновал холм, на котором разыгрался богословский диспут, и четким, чеканным шагом, плечо к плечу, начал выдвигаться дальше в степь, подставив пятерке путников свои спины. Позади призрачного строя шел чародей, и с ладоней его в синее, сумеречное небо рвалась спираль черного вихря, некогда обратившего в такие же умертвия жителей городища Рогволда. Жезл из костей руки Стража Перевала некромант нес за поясом, но и орк и рус почувствовали волну силы, ищущей «Равный». Больше пяти веков сжимали пальцы меч, и теперь даже мертвая кость хранила память о своем оружии.

Но сегодня некромант не за ним пришел в степь. Иной предмет силы искал последний из ордена некромантов, иную силу, способную возродить из праха его орден. Не впереди, а позади строя умертвий шел совсем юный воин без шлема и меча. И вновь, как тогда, при осаде Всхолья, чародей был до пят закован в вороненую броню. Некромант пренебрег обычным для его ордена балахоном. Пряди длинных, вьющихся на ветру волос выбивались из-под серебряного обруча, туго охватившего виски колдуна. Не стала длиннее короткая юношеская бородка, не исчезло безумие во взгляде.

Вновь, почти как при гибели Всхолья, Рогволд видел проклятого колдуна рядом с собой. Если руса не подвел верный глаз охотника, бьющего белку в глаз, то теперь убийца его рода был не дальше чем в сорока шагах от холма, на котором затаились путники. Некромант ничуть не изменился с момента их последней встречи. Волос не просто русый, пряди волос надо лбом и на висках седые, а лицом — юнец юнцом. И вновь, как тогда, руки колдуна были подняты к небу ладонями, а губы напряженно шевелились.

Хотя что ему этот месяц, это в душе у руса прошли годы, почти превратившие охотника в воина. И если раньше Рогволд бы бросился навстречу убийце, вызывая его на бой, то теперь рус неподвижно замер, выбирая момент для удара наверняка. Это война, а ее главный закон гласит: убей врага!

Но тут шепот колдуна перешел в вой, над ладонями вспыхнуло черное пламя, и если тогда вздрогнул и обрушился частокол, в падении превращаясь в груду серого праха, то теперь прахом стали густые степные травы. Оседал на землю прах, открывая взглядам своры странных псов и напряженно замерших за ними людей из племени Крысы.

Но сегодня кроме обычных добытчиков племени в доспехах из костяных пластин на поле боя явились шаманы племени Крысы. Молчали до времени их барабаны, обтянутые человеческой кожей, молчали флейты, на которых держится степное чародейство. Бессильным оказался перед детоубийцами черный огонь, скалились смрадные пасти колдовских псов, и со стальных клыков падали на землю капли трупного яда.

Знали тайну черного вихря степные шаманы, и барабаны и флейты из бедренных костей начали исступленную мелодию. И, повинуясь ей, бессильно оседали на землю комки черного огня с ладоней колдуна. Рвался вихрь черного смерча, висевший над головой некроманта. И на него нашлась управа, ножи из черной бронзы начали рассекать горла пятерым девушкам, покорно, одна за одной подходившим к забрызганной кровью старухе-шаманке. Безумию Повелителя Могил противостояло безумие и знания степных шаманов.

— Они собрали сюда всех шаманов степи, — потрясенно проговорила Кетрин, — слышите, всех! Тут же не только Крысы! Что же это получается…

— Тише ты, — достаточно грубо оборвал ее Бронеслав, — тут сейчас такое начнется! Никогда не загоняй Крысу в угол. А некромант как раз этим и занимается…

Не прост был колдун, в одиночку бросивший вызов всей степи, и неудача первых чар не сломила хозяина склепа. Мерным шагом пошел вперед строй умертвий. Но если обычный пес в ужасе пятится, чуя чародейство, то псы Крыс не дрогнули. Своры серых теней, достигавших в холке паха взрослого руса, слаженно, выученно метнулись вперед.

Не зря сверкали на клыках псов металлические наклычники с пазами для трупного яда. Не зря поблескивала сталь метательных ножей в пальцах их хозяев, ох не зря. Крепко держали строй умертвия, но за миг до того, когда в отчаянном прыжке твари обрушились на их головы, Крысы метнули свои ножи. И сталь, заговоренная шаманами, не подвела, рассекая чары, связывающие души с призрачной плотью, дарующие им облик и силу умертвий.

Со странным полувсхлипом-полустоном осыпались вниз тела в вороненой броне, таяли, и проклятые души, получив свободу, оставляли призрачные тела. А в разрывы строя, не дожидаясь, пока враги опомнятся, ударила волна гибких тел. Заговоренная сталь в клочья рвала вороненый металл доспехов, превращая вырванные комки призрачной плоти в комки тумана.

И на безумную картину последним штрихом лег раскатистый хохот юнца в черном доспехе…

Черный вихрь, обрушившийся на Крыс, возник ниоткуда, как будто соткавшись из самой сути синих, колдовских сумерек. Но теперь чары колдуна больше не были вихрем. Клубы черно-серого дыма окутали ножеметателей, не успевших отступить назад, под защиту чар своих шаманов.

Оседал на землю могильный прах, и вместо тех, кто еще миг назад были воинами Крыс, из праха вставали новые умертвия, закованные в вороненую броню, готовые к бою за своего повелителя, сжимая в руках призрачные клинки. Поверх вороненого доспеха на каждом умертвии осталась перевязь с метательными ножами. И каждый нож был щедро напоен гибельными чарами шаманов и трупным ядом.

Не стали тратить время и силы новые воины некроманта на свору псов, уже обратившую в ничто первые ряды призрачного воинства. Сомкнули ряды умертвия, уцелевшие от гибельного удара клыков и когтей колдовских псов. Уже не одно хищное тело билось в агонии от удара призрачного клинка. Скользкие лужи крови убитых и умирающих псов покрыли землю багровым ковром.

А те, кто еще недавно были воинами Крыс, метнули ножи в шаманов, исступленно бивших в барабаны и наигрывающих на флейтах из бедренных костей странную мелодию. Часть ножей вспыхнула еще в полете, часть истлела, долетев горстью ржавой трухи.

Пятеро шаманов мертвыми лежали на земле, смотря на мир рукоятями метательных ножей, обтянутыми черной кожей. Но стоило телу последнего, уже мертвого шамана коснуться земли, как она обернулась жидкой грязью под ногами умертвий-ножеметателей.

Чары степных колдунов обратили землю в гибельную трясину. С чавканьем уходили в грязь призрачные тела, уходили, чтобы через минуту стать гранитными глыбами. Тишина обрушилась на поле, лишь лязг оружия и хохот некроманта нарушали ее. Смолкла мелодия, уничтожившая черный огонь на ладонях седого юнца.

29
{"b":"1640","o":1}