ЛитМир - Электронная Библиотека

Хрустальный звон разнесся над полем, два магических портала открылись почти за спинами умертвий. Не был глупцом или дураком некромант, не зря гнал на верную гибель под стрелами призраков и скелетов, пытаясь сохранить умертвия, своих лучших воинов. Хороша была вороненая броня гвардии некромантов, легкими, почти охотничьими были луки Крыс, но даже таких стрел могло с излишком хватить строю призрачных воинов, со всех сторон облепленному рядами Крыс.

Двенадцать стрел в минуту выпускал воин-лучник в дружинах ведьмаков Черного Леса или светлого князя Руси Яромира. Двенадцать раз должен был поразить он цель только для того, чтобы быть лучником на княжьей службе. А мастера стрелкового боя — вдвое, а то и больше. Конечно, Крысам до людских лучников и луков, на триста шагов пробивающих дубовый двухвершковый брус, было далеко, но и их стрелы кое-чего стоили.

Когда на голову сыпется град серо-оперенных стрел, а со всех сторон на строй лезут шеренги вражеских воинов, тяжко приходится латникам. Проворно рвут тетиву поросшие серой шерстью пальцы, проворно нашаривают черные когти стрелы в колчанах. Одна стрела — на призрака, три-четыре — на скелета. Наконечники были не простыми, в воздухе от стрел тянуло магией. Не может обычная стрела развоплотить призрака, да и костяк — с останками гниющей плоти нужно рубить топором, а не стрелами истыкивать…

Так думал сотник ведьмачъей дружины Бронеслав, глядя на развернувшееся перед ним побоище. Тем временем из порталов полезли нзамби. Ведьмак тихонько присвистнул. Подмога подоспела к умертвиям как нельзя кстати, в строю осталось не более трех сотен воинов в призрачной броне. Крысы облепили их со всех сторон, как собаки медведя, и удар мертвецов в спину обошедшему умертвия отряду Крысиный полководец позорно прозевал.

Странно, но явно заговоренные стрелы Крыс на зомби не действовали. Охватив врага в клещи, они методично порвали в клочья всех воинов-Крыс, атаковавших умертвия с тыла. Из первого портала на поле уже вылезло не меньше восьми сотен зомби, но снова и снова поднимался к небесам жезл из мертвой руки, и все новые мертвецы являлись на поле боя. Из второго портала пока не вышел никто, но Бронеслав знал, что всему свое время. Некромант или планировал бежать через этот портал, или из него выступят те, кто поставит в сражении последнюю точку, превращая поражение в разгром. Иначе к чему выложившемуся почти без остатка колдуну тратить силы на его поддержание?

Тем временем зомби, разбившись на две группы, медленно доковыляли до флангов строя умертвий, попутно сметая всех Крыс, попадавшихся им на пути. Потери у выходцев из могил были смехотворны, под мечами и топорами Крыс погибло не более трех десятков зомби из восьми сотен. Из портала шаманов на смену погибшим Крысам вышло еще два отряда по шесть сотен бойцов. Новоприбывшие отличались от своих собратьев, были массивнее, а ростом превосходили даже Рогволда или Бронеслава.

Ночь уже вступала в свои права, но Бронеслав не смог различить среди них ни одной серой Крысы. Выдохнув, сотник ведьмачьей дружины достал из своего мешка хрустальный шар и жестом пригласил своих спутников посмотреть на противников некроманта вблизи.

Шерсть всех новоприбывших была черной в отличие от серой шерсти их собратьев. Да и доспех серых Крыс был средний: кольчужная рубаха, круглый шит, топорик или короткий меч. Стрелки же щеголяли в кожаных рубахах, на груди щедро проклепанных сталью. Лук, колчан и пара связок стрел — вот и все их оружие, если не брать в расчет болтавшиеся на поясах короткие ножи. Больше всего серые Крысы напоминали обычное ополчение, собранное по городам и весям.

А черные Крысы даже доспехами отличались. Все как на подбор — в тяжелой броне, со щитами во весь рост. Даже шлемы с прорезями для ушей были одеты на остроконечные головы. Правда, редко когда в прорезях виднелись уши, чаще всего на головах их не было или торчали кривые обрубки. Если у Крыс были дружинники, то сейчас на поле боя появились именно они, отряды, поражающие врага в решающий момент.

Их мечи привлекли особое внимание сотника, впрочем, как и его спутников, в особенности орка. В лапах, прикрытых кольчужными рукавицами, черные Крысы сжимали странные, чуть изогнутые мечи прямоугольной формы. Скорее даже не мечи, а тесаки.

Про себя Урук уже прикинул: «Тесак полуторный, чуть короче руки. Клинок в ширину полторы ладони, заточка бритвенная, односторонняя, лезвие утолщается к тупому краю, на ней ребро жесткости, в толщину до половины пальца. Гарда овальная, в ладонь, рукоять в четыре кулака обмотана черной кожей. Колоть таким тесаком нельзя, зато рубить — одно удовольствие».

Было похоже, что Крысы знали заранее о появлении на поле зомби и не вводили в бой свой резерв, не желая понапрасну губить лучших воинов. Урук посмотрел, как строй черных Крыс быстрым шагом двинулся в атаку на левый фланг воинства некроманта, и вслух прокомментировал их лихие удары, разваливавшие зомби от плеча до паха.

— Эх, лихие ребята: зомби рубят — только щепки летят. Хотел бы я знать, какому коту такой кошмар приснился…

Никто не ответил орку, из портала некроманта появились новые воины, и тут даже привычный к нежити и чарам Карим-Те лишь ахнул. К этому времени орда зомби нарушила строй первого отряда черных Крыс-рубак. Мертвецы клиньями пробили Крысиный строй в пяти местах. Теперь уже за троих зомби Крысы отдавали двоих воинов, но, несмотря на подошедший второй отряд, вновь построить стену щитов и свести потери к минимальным Крысам никак не удавалось, мертвецы дрались люто. Свалка на левом фланге была нешуточная, это нельзя было назвать боем, это была именно беспорядочная свалка. Тем временем серые Крысы начали отход, прекратив терзать две сотни уцелевших умертвий. Даже Крысиные лучники прекратили свой обстрел зомби, не желая попусту тратить стрелы.

В хрустальном шаре Бронеслав видел причину отхода, видел, как истыканный стрелами не хуже ежа зомби двумя ударами снес головы паре воинов серой Крысиной дружины. С два десятка зомби пропустили сквозь свой строй умертвия, молниеносно смыкая за мертвецами стену щитов. И серые не выдержали, с визгом и обиженным попискиванием отошли назад, впрочем, сохранив подобие строя. Хотя ненадолго.

Из второго портала на поле боя появились новые воины некроманта. В серых балахонах, сжимая в каждой руке короткую косу, на поле вступили три сотни умертвий. Еще минуту назад они лишь выходили из портала и вот уже на бегу врубаются в скулящий Крысиный строй. Как трава под косой падали Крысы от их ударов, и ни меч, ни копье, ни стрела не брали удивительных мертвецов. Лоснилась в лунном свете серая кожа, багровым огнем полыхали глазницы. Не было зрачков в глазах явившейся на поле нечисти. И лишь кровавые лохмотья тел оставались там, где прошли они.

— Это жнецы, — хрипло проговорил Карим-Те, — жнецы из болот Юга. Колдуны, поклоняющиеся Сетхху, создают их из обычных нзамби, подселяя в их тело душу храмовых змей. И когда змея выпивает разум и душу мертвеца, жнец становится неуязвим. Вернее, уязвим, но для меча, скованного из стали, добытой под землей, на земле и упавшей с неба. Обычное железо для такого меча не годится.

Тем временем черные Крысы продолжали рубить зомби на левом фланге. Никто не ожидал того, что уже произошло. Коротко взмахнул жезлом некромант, и уже виденное Рогволдом в подземелье некромантов пламя заплясало, превращая тела зомби на левом фланге в ярко пылающие снопы. Но мертвецы горели не одни, вместе с ними заживо сгорали и черные Крысы-дружинники, огонь не делал разницы между живыми и мертвыми. Забросив щит за спину, уцелевшие Крысы бросились бежать, а в спину им летели, полыхая все тем же колдовским пламенем, стрелы умертвий.

— Хм, — удивился Карим-Те, — я знал, что это заклинание умертвия не поражает, но то, что они сами его используют! Удивительно, про такое не слышали даже у нас.

— Заладил, у нас, у нас, — хмыкнул Бронеслав, — мы с этой заразой восемьсот лет воюем, с некромантами в смысле, и, чай, в их колдовстве и слугах мы получше разбираемся.

31
{"b":"1640","o":1}