ЛитМир - Электронная Библиотека

— В седло! Скорее!

Рогволд вскочил в седло хищным броском жилистого тела, так и не прикоснувшись к стременам. Вновь ожег уши лихой свист атаманши, от которого конь отпрянул в сторону и легко бросил свое тело с места в галоп, становясь со всадником единым целым.

Стоя в стременах, Рогволд повернул голову назад, только теперь заметив черные силуэты, бегущие за ними по ночной степи. В серебристом свете луны выжженная чародейским огнем степь казалась неподвижной. Кони как будто стояли на месте, а стелющиеся за ними силуэты с горящими алым светом глазницами то отодвигались, то приближались на невидимой веревке. Вновь разнесся по степи разбойничий пересвист, горяча коней.

Трава начала хлестать в лицо, белесые хлопья пены падали с поводьев, но ни на миг не замедлили они своего бегства. Именно бегства, ибо не было сил на борьбу с отродьями чар колдунов Юга. Со змеиным шипением нырнули в заросли степной травы жнецы, не знающие пощады и усталости.

Уже под утро, когда дорога вывела их на возвышенность, а вдалеке сквозь предрассветный туман начали проступать свинцовые громады гор, Рогволд оглянулся. Теперь копыта застучали по каменистой земле, и ковер густых трав, прячущий всадника вместе с конем, больше не скрывал погони. Кони путников устали, но не знали устали порождения магии Сетхха. Жнецы отставали от беглецов самое большее на два полета стрелы.

Там, на востоке, куда они гнали своих коней, начинало светлеть небо. Но еще далеко было до первых гневных лучей разящего мертвецов Солнца, слишком долог был путь до спасительного рассвета, и рус ощущал через мягкую кожу голенищ, как тяжко вздымаются и опадают бока его коня. Ветер бил в лицо, обжигая морозом уже опаленную кожу, ледяными иглами впивался в легкие. На миг Рогволд позавидовал жнецам: хорошо устроились, гады, дышать ледяным ветром не нужно. Им вообще дышать не нужно.

Теперь, когда дорога вела через плоскогорье, ветер стал совсем обжигающим. Рус лишь порадовался, что успел, уже сидя в седле, набросить тулуп поверх доспехов. В одном железе он давно бы задубел. Мягкое облако тумана оказалось на их пути неожиданно, еще миг — и разгоряченные кони влетели в белое марево. Как по волшебству затихли порывы ледяного ветра, мягкая тишина вползла в уши, даже стук копыт по камням стал мягче, глуше.

Провал в каменной стене справа открылся так же неожиданно, и если бы не мчащаяся впереди Кетрин, поднявшая коня на дыбы и указавшая камчой в узкий каменный коридор, и не вьючные кони, неведомым чутьем почувствовавшие путь к спасению, то они так бы и промчались мимо. Каменный коридор внезапно разошелся в сторону, стены сошли на нет, так же как окутывавший дорогу туман. Лошади шли уже на пределе, сзади слышалось торжествующее шипение жнецов, но Рогволд невольно залюбовался картиной, открывшейся его взгляду.

По обе стороны узкой каменной дороги, в провалах пропастей, громоздились облака. Скорее всего, это был туман, но русу казалось, что копыта его коня мягко ступают по небу и искры от подков рассыпаются звездами.

Кетрин вновь взмахнула рукой, и перед ошеломленными и усталыми путниками открылось новое чудо гор. Из толщи скалы проступала фигура женщины, восседающей на мчащемся к востоку коне. Ветры вытесали гранит лучше всяких мастеров, и Рогволд как наяву видел дерзкий полет гривы и гордое лицо, с улыбкой и нежностью смотрящее в неизвестность. Сила была в странном капризе ветров и гранита. И не зря облака увенчали развевающиеся на ветру каменные кудри княжьей шапкой.

Поравнявшись с каменным исполином, Кетрин подняла коня на дыбы и закричала, вскинув руку в жесте приветствия. Голос девушки неожиданно звонко разнесся среди камня и тумана, словно даже ветер решил прислушаться к гордо прозвучавшим словам:

— Это Мать Ветров! Привет тебе, Всегда Свободная! Мы летим на крыльях твоих детей! На крыльях Ветра!

Звонкое эхо подхватило клич, и далеко окрест разнеслось:

— Свободная!… На крыльях Ветра!

Вновь ударил в камень стертый металл подков. Дорога, прямая как стрела, пронзала каменные глыбы и россыпи валунов, встречающиеся на пути. Странно, но после клича Кетрин даже кони как будто приободрились, пошли ходче, быстрее. Рассвет явился внезапно, с порывом бешеного ветра, и первый луч солнца рассек пелену облаков, как бритвенно-острый клинок.

И, вторя его приходу, дикий вопль раздался позади путников. Корчились на земле тела жнецов, и клубки змей рвались наружу, превращая плоть мертвецов в лохмотья сброшенной шкуры. Но и змеи, попав под лучи солнца, не уцелели. Черным, уже виденным гибельным пламенем горела чешуя, и бессильно стекали на камень капли смертоносного яда. Минута, другая — и лишь копоть на гранитных глыбах показывала место гибели очередной змеи. Это было жутко, но в глубине сердца рус ощутил спокойную радость.

Лучи солнца и порывы неожиданно теплого ветра растопили туман по обе стороны каменной дороги. Бездонные пропасти оказались обычными склонами огромного холма, по гребню которого и мчались кони.

Рогволд привстал в седле, пытаясь различить в громоздящихся за ними скалах гордую фигуру Матери Ветров, но при свете солнца лишь беспорядочные глыбы гранита возвышались далеко позади. Русу казалось, что с момента явления из предрассветных сумерек коня и всадницы прошло не более мига, но теперь, оглядываясь назад, он понял, что они проскакали по холму почти две сотни полетов стрелы.

Карим-Те вытер пот со лба, приторочил свой меч за спиной и тихо, но так, что его услышали все, произнес, глядя на закопченные камни:

— Кончено со всеми.

И, словно отвечая ему, раздался отчаянный клич Урука:

— Ветер! Это Ветер!

— Да, — одними губами согласилась Кетрин. Золотые волосы девушки тронули ласковые пальцы теплого ветра, своим порывом заглушившего еле слышный шелест ее губ: — Да, мы летим на крыльях Матери Ветров!

ГЛАВА 13

Отдохнувшие кони шли шагом. Теперь, когда до храма бога-Паука осталось рукой подать, отряд двигался с утроенной осторожностью. Дважды столкнувшись со сворами колдовских псов племени Крысы, приходилось прятаться. Псу глаза не отведешь, у него зрение в носу и ушах, так что начали присыпать следы порошком, от запаха которого шарахались не только псы, но и кони. Кетрин обронила, что порошок этот сделан из муки и помета крупных степных кошек, размером с медведя, живущих на юге Великой Степи.

Небольшой щепоти хватало, чтобы идущая по следу стая резко сворачивала в сторону. Один раз особо настырный добытчик заинтересовался причиной такого поведения своих гончих, но, пройдя по следу дюжину шагов, навеки успокоился от удара Бронеслава. На такой случай в мешке сотника ведьмачьей дружины нашлась медвежья лапа с когтями из лучшей стали.

Одного удара по затылку было достаточно вполне, а когда Крысы хватились своего дозорного, то развороченный череп и кровавый след рядом с мертвецом говорил сам за себя: нарвался на медведицу с медвежатами, они в степь иногда забредают. А то, что медведи есть мертвеца не стали, так они человечком лишь зимой, с великой голодухи, закусывают.

След лапы в луже крови оказался лучшим доказательством, и Крысы, уже почти окружившие дерзких пришельцев, отошли в сторону. Дорого стоит чародейская тварь, немало золота или детских черепов приходится платить степным шаманам. Кому охота зря губить песиков под ударами медвежьих лап? Люто оберегает свое потомство мохнатая мамаша. Куда лучше иных зверей, не говоря уже о людях…

Со стороны это больше всего напоминало игру в прятки — Крысы прочесывали степь, явно ожидая непрошеных гостей, а пятерка смельчаков отчаянно пряталась. После безумной погони путники отпустили на волю всех вьючных лошадей, благо вьюки с припасом уже почти опустели. К вечеру третьего дня, когда в мешочке с порошком, сбивающим псов со следа, показалось дно, Урук, весь день напряженно принюхивающийся, остановил своего коня и наотрез отказался ехать дальше.

Три горы, у подножия которых и располагался храм, уже виднелись на горизонте, но орк сказал:

34
{"b":"1640","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Уэйн Гретцки. 99. Автобиография
Технология блокчейн. То, что движет финансовой революцией сегодня
Время желаний. Как начать жить для себя
Скрытая угроза
Станция «Эвердил»
Фантомная память
Бегущая с Луной. Как использовать энергию женских архетипов. 10 практик
Ловушка архимага
Семья в огне