ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Рогволд и орк покосились на Филина. Вершигора был серьезен, очень серьезен Выпрямившись в кресле, он строго и внимательно смотрел прямо на них. И хотя орк и человек сидели по разным углам комнаты, обоим казалось, что твердый, немигающий взгляд ведьмака насквозь пронзает душу.

Наконец Урук не выдержал.

— Почтенный ведьмак, — хрипло проговорил он, — но и Рогволд, и я прикасались к этому клинку. Разбойники, в логове которых мы его нашли, очевидно, тоже. Как могло это случиться? Я так понял, что меч убивает всех, кроме своего хозяина и его оруженосца. Почему же он не убил разбойников? Чары, наложенные на нас, позволяют нам читать надписи и понимать всех, кого мы встретили в пути. Но на клинке мы видели только непонятную вязь. Вы уверены, что…

Договорить ему не удалось, Вершигора стукнул кулаком по столу и гневно заорал: — Я уверен! В летописи братства описан именно этот клинок, его имя «Равный». Это единственный из мечей Стражей, который видели ведьмаки. Он описан до мельчайших подробностей, до последней черточки. Мало того, камень, из которого сделано навершие гарды, был подарен Рональду, тогдашнему владельцу «Равного», ведьмаком по прозвищу Седая Рысь, его спутником и другом. Именно Рысь описал в летописи обычаи и письменность Странников, о которых ему рассказал Рональд. За обладание этим манускриптом и Мерлин, и Мать Ведьм с острова Авалон, и любой из Семи Магов Востока, не раздумывая, отдали бы правую руку. Что же касается чар на вас, то попробуйте вспомнить посетителей харчевни, когда вы в нее зашли. Вы оба уверены, что зал харчевни был полон, но, кроме Редрика и менестреля Вилли, не вспомните никого.

Я собрал лучших наших заклинателей, и только вместе им удалось понять чары речи и быстрой смерти на вас. Волхв Светлояр своей смертью запечатлел их навсегда. Никто в нашем мире не сможет снять их. Но действуют они только в нашем мире. Письменность же Странников и их учеников вне мира. Вы видите вязь на гарде и странный узор на клинке, но, только зная письмо, на котором написаны имена мастера и клинка, их можно прочитать. А что до вас, то ваш путь труден и опасен. Судьба пошутила, сплетя ваши судьбы с этим клинком.

Внезапно в голове у Рогволда блеснул ответ. Стал ясен их дальнейший путь, и он обратился к Вершигоре, который, замолчав, опять начал возиться с трубкой:

— Почтенный ведьмак, нам предстоит дорога к Перевалу. Я понял, что вы хотите помочь нам. Но зачем рассылать наших двойников? Ведь меч защитит нас в пути.

— Не так все просто, почтенный Рогволд. Все те, к кому я отправил послания, живут по принципу: все мне и горе всем остальным. Сейчас они лихорадочно ищут Избранного, желая сделать его своей марионеткой. Дав ему в руки клинок Странников, они надеются уничтожить всех своих врагов. Потом они направят свою куклу на Перевал. Там Избранный прозреет и поймет, что его использовали.

Но Стражи не вмешиваются в дела пограничных миров. Их долг хранить покой и мир. Единственный шанс для нашего мира избежать великих войн и рек крови — это добраться до Перевала и вернуть Стражам меч их собрата. Без меча Избранный станет бесполезным.

Подчеркиваю, этот меч особенно опасен, он несет в себе частицы света и тьмы, он равно может помочь и Мерлину, и ведьмам Авалона в достижении их планов. Сейчас в их головах бушует шторм интриг, они гадают, кто из посланцев Избранный. Пока они будут разбираться друг с другом, подозревать всех и вся в союзе против себя и охотиться на моих посланцев, вы будете спешить изо всех сил к Перевалу. А им и в голову не придет, что кто-то сможет отказаться от власти и величия ради мира и жизни каких-то людишек. Только в их гордыне и властолюбии скрыт наш шанс избежать великой войны. Теперь же слушайте внимательно, я расскажу о пути к Перевалу…

Глава 7. ВОЛЬНЫЙ ГОРОД АШУР

За стенами харчевни «Ножны Единорога» царила ночь. На столе ярко пылали толстые, толщиной в руку, и покрытые непонятными узорами свечи. Время от времени неслышной тенью появлялся Редрик, бесшумно снимая щипчиками нагар или принося новые кружки, теперь уже не с пивом, а с отваром из болотных трав Комната была окутана густыми облаками табачного дыма из трубок Урука и Вершигоры.

Откинувшись в креслах, рус и орк слушали, как Филин своим тихим, чуть хрипловатым голосом рассказывает об их пути. Почти час он говорил о нравах города Ашура, о его жителях, часто умирающих, по меткому выражению ведьмака, от арбалетного выстрела в суп.

— Помните, даже в харчевне, — наставлял их Филин, — вы должны требовать от служителя отхлебнуть из всех чаш и выбирать те кушанья, которые он попробует. Если этого не сделать, то кровная обида. Никогда не кладите мечи рукоятью от себя — это вызов на поединок для всех, кто это увидит. Также не щелкайте гардой о ножны — это еще хуже. В харчевнях и корчмах платят перед заказом, на постоялых дворах при приезде платят вперед на три дня Кормежка лошадей входит в стоимость и отдельно не оплачивается. Старшего в патруле, жрецов местных храмов и магов называйте — мастер.

Они слушали ведьмака, и перед их закрытыми глазами разворачивались, навсегда запечатлеваясь, черченные на тонкой коже карты земель, по которым им предстояло пройти. Ведьмак говорил, и они видели членов Совета Ашура, готовых за горсть золота совершить любое беззаконие, а за две горсти предать купившего их до этого. Видели важных, пузатых менял, готовых обмануть ради любой, самой ничтожной выгоды. Видели стражников, за монету закрывающих глаза на любое преступление, хоть грабеж, хоть убийство, а за две волокущих невинных к таким же, как и они, продажным судьям.

Наконец Рогволд не выдержал: — Это же племя Крысы!

— Нет, — возразил ему Филин, — Крысы вершат зло, повинуясь своей натуре, они уже не люди, а вот жители Ашура ухитрились остаться людьми к вящей своей выгоде. Вот их бог, вот их правитель, — в руке ведьмака сверкнула золотая монета. — И в Ашуре есть честные люди, но золото помогает упрочить их честность Вы с Уруком никогда не поймете их. Я, по сути своей понимающий любого человека, и то понимаю их с трудом. Но мы отвлеклись.

Конечно, я пошлю с вами своего человека, он рус, как и ты, Рогволд, но родился он там, в Ашуре. Он свободен от власти золота, ведьмачья сила освободила его. В Ашуре он известен под прозвищем Винт. Так его прозвали за способность проникать в любые дыры. Он будет вам полезен. В город вы поедете на двуконной телеге. В воротах города установлен талисман, чующий любые чары личины. Поэтому сделаем так…

Они проговорили до самого рассвета. Наконец, закончив беседу и выслушав напоследок пожелание удачи, Рогволд с Уруком поднялись и, поклонившись Филину в пояс, вышли из комнаты.

Редрик встретил их на лестнице и, улыбаясь, предложил идти за ним. Спустившись в зал харчевни, рус и орк сели за стол. Давнишний усач выставил на стол поздний ужин или, вернее, очень ранний завтрак. Поев и выйдя вместе с Редриком на улицу, Рогволд с Уруком замерли пораженные.

Вчерашний мирный и забавный городок исчез. Они стояли перед харчевней «Ножны Единорога»с той же похабной вывеской, но это было все из того, что они видели вчера. Под ногами расстилалась гранитная брусчатка площади, от которой в разные стороны расходились узкие улочки. Вокруг поднимались, нависая над площадью и улицами, высокие каменные дома. А над домами, оставляя от неба жалкий клочок, возвышались гигантские каменные башни, соединенные между собой такими же высокими каменными стенами.

Невозмутимый Редрик, окликнув их, двинулся к ближайшей улице. Ее горловина была перекрыта решеткой, у которой стояли пятеро часовых: три мечника и двое стрелков с самострелами. Немного опомнившийся Рогволд даже вспомнил название чудного оружия — арбалеты.

Подойдя к страже, рыжий ведьмак тихонько сказал условные слова. Со скрипом решетка поднялась вверх.

— Чего встали, — обратился он к русу и орку, — пошли со мной, покажу, где почивать дорогим гостям приготовлено. А то бате дай волю, до смерти заговорит. Проходите, не стойте столбами, вам до вечера отсыпаться надо. А вечером буду вас в дорогу снаряжать.

11
{"b":"1641","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Тео – театральный капитан
Обучение как приключение. Как сделать уроки интересными и увлекательными
Город. Сборник рассказов и повестей
Фантомная память
На струне
Вальс гормонов: вес, сон, секс, красота и здоровье как по нотам
Ветер на пороге
Закон торговца
Кодекс Прехистората. Суховей