ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Казалось невозможным, чтобы не боги, а люди сотворили такую красоту. Картины на стенах изображали леса, моря, горы. На высоте рисунки выглядели чудовищно искаженными, но отсюда, снизу, они поражали своим правдоподобием, были как живые.

Время летело незаметно за любованием такой красотой.

— Карим-Те, — раздался в тишине зала голос Инги, — а что это за Город Ста Алтарей? И где он, и как ты там оказался7

Устроившись на мешках с поклажей, глядя на прекрасные мозаики, Карим-Те начал рассказ о Городе Ста Алтарей.

— Я родился очень далеко отсюда, в Африке, колыбели моего народа. Некогда мой народ владел миром, воздвигая в джунглях и горах великие города. Со всех концов шли в них караваны и корабли, тяжело груженные золотом, пряностями, всякими диковинами и плодами со всей земли. И было это почти сто пятьдесят веков назад, когда наши предки, Владыки Мира, восстав против Солнца, пали от его гнева. Тогда натиск орд белой и желтой рас обратил в прах былое величие моей расы. До сих пор в дебрях наших лесов скрыты руины великого Черного Королевства Мира. Руины величественных городов, крепостей и храмов.

Но даже во время начала создания нашего королевства уже был Город Ста Алтарей, город забытых богов. Наши жрецы знают пути звезд, шаманы в глубинах леса хранят знания магии, неведомой прочим смертным. Мы помним все, и однажды мы снова вернемся в мир, который вновь станет нашим. Но даже мой народ не помнит, кто основал Город Ста Алтарей, лишь повторяя, что, когда Великий Клинок рассек свет и тьму, породив на месте ран миров Перевал Странников, пронзающий все миры, уже тогда существовал Город Алтарей.

Город, в котором есть алтари всех забытых богов. Их не сто, а гораздо больше, никто не знает, сколько забытых богов ушло в этот город. Когда победившие нас белокожие атланты схватились с желтокожими владыками страны My, их посланцы прибыли в него. После этого, забыв богов, которым они молились раньше, атланты воздвигли у себя алтари забытых богов, черпая в их силе гибель для своих врагов. И за эту гибель на алтарях они лили реки крови. Кровь моего народа, кровь пленных My и кровь своих сыновей, их растерзанные сердца приносили они на свои алтари, и древние боги улыбались им. И первым из них был бог — Убийца Богов.

Своим символом атланты сделали змея, кусающего свой хвост. Как змей пожирает себя, так и они пожирали сами себя, желая еще большей власти. Они уподобились нам. Когда, опьяненные гордостью, чернокожие Владыки Мира восстали против самого дарующего свет, и Великий Бог Солнца отвернул от нас свой лик, навек опалил небесным огнем нашу кожу и обратил в прах наши города. Так и захватившие наши земли атланты возгордились, посчитав себя ровней богов, и посмели обрушиться войной на богов My, беспечно говоря: «Наши старые боги были слабы. Ныне мы поклоняемся богу Убийце Богов. Кто посмеет восстать против нас?»

Сто дней каждый миг падали еще трепещущие сердца на алтарь, насыщая голод их Бога Богов. Пьяная толпа, одетая в золото, бесновалась на улицах, вспарывая животы своим братьям во славу своего бога. А к столице Атлантиды, Городу Золотых Ворот, тянулись все новые караваны невольников, обреченных умереть на жертвенном камне. И Убийца услышал зов.

Сама ткань мира не выдержала, когда он явился в мир. И тогда на помощь рвущемуся, захлебывающемуся в крови и смерти миру через Перевал явились Странники. Они дрались вместе с богами My, и сил Убийце Богов и иным, древним, явившимся вослед ему, не хватило. Но перед смертью Убийца Богов смог обратить своими вихрями в прах королевство My. Он был умерщвлен, и вместе с ним в морских водах погибла и Империя атлантов. Боги моря, которым молились жители моря, иначе называемые My, страшно отомстили за свой народ. Отомстив, они покинули мир, и Город Алтарей пропал. Это было почти сто веков назад, С тех пор рассказывают лишь легенды о Городе Ста Алтарей, правда, в них чаще всего его называют Город Забытых Алтарей. Иногда открывается дорога в него, и человек, пришедший туда, оказывается призванным одним из древних богов, который потом возвращает его в мир сквозь время и пространство И у каждого алтаря есть свои служители, живущие в разном времени и пространстве и в разных мирах

Некогда юный нганга преследовал по следу колдуна из народа Фон. Он был одним из сильнейших шаманов Буду, и молодой нганга переоценил свои силы. Колдун воззвал к ориша Эллегве, вудуискому божеству дорог и перекрестков. Юноше повезло, вместо дороги к Самеди, повелителю кладбищ и смерти, обратившего бы молодого нгангу в нзамби, живого мертвеца, которых вы называете зомби, перед ним легла иная дорога. Но боги хранили, и сила ориша забросила нгангу в Город Ста Алтарей, где он преклонил голову перед алтарем с изображением синего вихря Шутка судьбы — я стал жрецом Снежного Бога, которому некогда поклонялись забытые жители Севера. Его последний алтарь в нашем мире разрушился, и меня ждала дальняя дорога на Север. Ну а что было после этого, думаю, вам неинтересно, — проговорил Карим-Те поднимаясь

Рассказ нганги произвел неизгладимое впечатление на его спутников. Казалось, они грезили наяву, видя то, о чем повествовал чернокожий. Но пробуждение к реальности оказалось неприятным: очевидно, сила, гнездящаяся в подземельях, почуяла незваных гостей. Первым тревогу поднял Урук, сидевший у двери на сквозняке, своим орочьим нюхом учуявший приближение живых мертвецов.

— Хо, да у нас гости. — Орк мягко вскочил на ноги, причем оба клинка уже были обнажены.

В зал вел только один ход, поэтому атаки с тыла можно было не опасаться Карим-Те, прежде чем шагнуть к орку, протянул Винту маленькую синюю бутылочку и что-то тихо сказал Рогволд, несмотря на свой слух охотника, смог расслышать только: «…если больше трех, печать…»

Гости приближались, уже были видны горящие огнем глазницы. Рогволд ожидал увидеть скелетов, вместо этого к ним медленно двигалась пятерка вполне обычных, полуразложившихся трупов с кожей, серой от въевшейся в нее могильной пыли. Пальцы рук заканчивались костяными когтями длиной в добрую ладонь Тела казались ссохшимися, слабыми, и, только увидев, как отлетел в сторону отбитый полусгнившей лапкой ятаган орка, еле успевшего увернуться от удара врага, сын старосты понял, что легкого боя не будет. Рогволд схватился за лук, резкий рывок от себя, наконечник замер, ловя цель, и стрела с утяжеленным наконечником ударила в мертвое тело, отшвырнув его на шесть шагов назад.

Но удар, отшвырнувший врага назад, — это все, что смогла стрела. Утяжеленный наконечник, прошивающий навылет тяжелый доспех, оказался бессилен против мертвой плоти. Стрела даже не пробила кожу зомби. Тем временем чернокожий Карим-Те ловким ударом развалил пополам одного мертвеца. Казалось, двуручный клинок в чернокожих руках рассек кусок масла. Линия разреза вспухла облачком пара, и половинки разом ссохшегося тела, как тряпки, упали на пол, превращаясь в падении в прах. Череп мертвеца от удара об пол разлетелся на куски. Второй удар отсек лапу другой твари — и те же изменения с трупом. В этот миг Урук с нутряным кхеканьем нанес наседавшему на него мертвецу удар в грудь зажатым в правой лапе мечом Стражей Перевала, одновременно блокируя ятаганом удар врага в голову.

Блоком орка отбросило в сторону, и в прямом выпаде клинок еле коснулся врага, но этого оказалось достаточно. И еще как достаточно — мертвеца неведомая сила, скрытая в клинке Странников, с громким хлопком просто разорвала в клочья. Воздух наполнился мельчайшими частицами праха. Рогволд, зажмурившись, отскочил назад, мысленно благодаря маску ловкача за то, что ему не пришлось надышаться прахом. Громкое эхо подхватило раскатистый рев орка: «УРУК-Х-Е-Е-Е-Е-Й!» Два быстрых, один за одним, хлопка, и прах мертвецов окончательно запорошил глаза.

Прах быстро осел на каменный пол, и Рогволд смог разглядеть отряхивающихся, разом повеселевших спутников. Винт вообще мурлыкал себе под нос песенку: «…отряхнем его прах с наших ног, ненавистны нам злые кумиры…»— но допеть ему не дал Урук, поинтересовавшийся, что это за песня. Узнав, что эту песню Ратибор слышал у себя в квартале и что ее пели какие-то проезжие разбойники, которых потом по-вежливому вытурили взашей за призыв: «Грабь награбленное!», орк потерял к песне всякий интерес, заметив, что явно ребята по могилкам да склепам лазили. Тут на Урука насели и Винт, и Карим-Те, и Инга, требуя объяснить, как у его меча получается рвать врагов в куски. Нганга заявил, что он еще может понять, как убивает нзамби его меч, специально откованный и зачарованный для этого, но меч батыра из земель русов?

25
{"b":"1641","o":1}