ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Вторая стрела не успела и, сбитая легким движением пальцев изрезанной жгутами вен руки, с чистым, почти хрустальным звоном вонзилась в крышку одного из встроенных в стену саркофагов. Над крышкой, треснувшей от удара стрелы, начало подниматься легкое облачко, но некромант не смотрел на гроб, он смотрел прямо на них, и его взгляд заставлял каменеть мышцы, и Рогволд с ужасом понял, что его тело больше не слушается, обратившись в живой камень. Лицо Дарящего Покой исказилось улыбкой. Он говорил тихо, но от мощи, наполняющей его тихий голос, дрогнули каменные стены.

— Я вижу, что к нам забрели крысы, — проговорил некромант, — но в наших подземельях нет крыс, их пожирают наши слуги. Думаю, что они проголодались.

В разных углах зала задвигались плиты, из-под которых стали подниматься новые и новые мертвецы. Из боковых проходов, скрытых колоннами, тоже начали выходить все новые и новые твари. Казалось, если посмотреть на зал сверху, то вместо плит пола можно было увидеть лишь головы зомби. «Это конец», — мелькнула мысль в голове Рогволда. Но, похоже, как сказал бы старый звездочет Гостомысл, сегодня звезды предсказывают ордену Некромантов одни неприятности.

В ярко освещенном зале полыхнула, выкашивая передние ряды зомби, ветвистая молния. Яркий пожар заполыхал, пожирая мертвые тела, как солому или бересту, брошенные в горящую печь. В ярости некромант взмахнул посохом, но новая молния, переливающаяся всеми цветами радуги, обратила его в пылающее изваяние, раскрывшее рот в беззвучном вопле невероятной боли. Новые и новые вспышки воспламеняли мертвый прах. Ни один из призванных некромантом зомби не успел уползти обратно в свою нору. Когда пылающий некромант упал вниз, сын старосты почувствовал, как исчезает оцепенение и жизнь снова наполняет каждую клеточку его тела.

Он поднял голову вверх, и увиденное не доставило ему особой радости. Под потолком зала над разрушенным его стрелой каменным гробом в воздухе висел призрак, осыпающий своими молниями зал. Страшен был лик некроманта, но призрак был страшнее. Призрак мага был в белом балахоне с капюшоном, скрывающим лик и позволяющим видеть лишь длинную, пышную бороду и заставляющим ощущать всем телом ужас от пронзительного взгляда черных глаз. Над призрачными ладонями, сложенными лодочкой, вращалось колесо ветвистых молний, формой напомнившее Рогволду метательные пластины Ратибора. Колесо ускорило бег, и все новые и, новые ветвистые молнии срывалисъ в гибельный полет.

Призрачные ладони продолжали нести покой воскрешенным некромантами мертвецам, и хоть ни одна молния не ударила рядом с Рогволдом и его спутниками, единственным желанием четверки было бежать, пока грозный старец не испепелил и их. Но бегство оказалось ненужным, к догорающим мертвецам подоспела подмога. Двое некромантов, выбежав из бокового коридорчика, подняли ладони к потолку. Казалось, сам воздух застонал от визга их заклинаний, и в безумном поединке сошлись призрак мага забытого людьми ордена, создавшего подземелья, и новые повелители гробниц. И никто — ни Рогволд, ни чернокожий нганга, ни орк с Винтом — не знали, кому желать победы в этой колдовской бойне.

Вновь, как в незапамятные времена, сошлись маги в безумии колдовского поединка. Под сводами подземелья заклубился памятный Рогволду черный вихрь, но даже он оказался бессильным перед призраком мага, вызванным из разрушенной его стрелой гробницы. И напрасно двое некромантов поднимали вверх ладони, несущие смерть. Ветвистые молнии в клочья рвали смерч могильного праха, не давая ему даже приблизиться к призраку в белом одеянии.

Рогволд не знал, сколько длился страшный бой. Сила двоих некромантов уравновешивала мощь восставшего из гроба мага седой древности.

Было похоже, что бой обеим сторонам дается нелегко В голове руса и его спутников неожиданно зазвучал спокойный, усталый голос, казалось, идущий из темноты. Голос смел все мысли, что разница между магами отсутствует, что эго отголосок минувшей войны магов, что восставший из гробницы старец просто мстит своим давним врагам, пользуясь случаем, а им лучше не лезть в этот ненужный бой. Сами по себе мысли были странными, логика их была чуждой, непонятной, как и странное оцепенение, охватившее их и не давшее бежать в подземный ход.

Напевно, плавно лились слова забытого языка: — И ГВИР ИН ЭРБИН И ВИД.

Чары волхва начали было переводить, но голос заглушил и чары Светлояра. Рогволд смог расслышать лишь: — Истина против мира…

Напев властно забился в мозгу сына старосты и орка, и, повинуясь ему, Винт и Карим-Те преклонили колена, как воин склоняется пред своим королем, присягая на верность. Губы ведьмака и нганги зашевелились, повторяя за забытым магом его призыв, мгновением позже к ним присоединился орк, потом Рогволд краем сознания, захваченного ворожбой, понял, что и он уже давно голосит древнюю песнь-заклинание, и в унисон голоса всей четверки дерзких пришельцев вторили магу.

— А ЭЛВИНТОДД ДВИР СИНДДИН ДИО КЭРИГ ИР ВВЕРЛЛУРИГ НОИН.

Слова приходили из пустоты, сметая заклинание некромантов, и черные вихри начали осыпаться на пол обычным песком, несмотря на всю магию Дарителей Покоя, и тщетны были все их усилия, казалось, бестолковые дети, играя, машут руками и беззвучно открывают рты, пытаясь изобразить рыб.

Пропадало, таяло странное оцепенение, тело наполнялось силой, исчезала выматывающая усталость, и в какой-то момент сын старосты вспомнил похожее состояние, охватившее его на Поляне Волхвов. Чары волхва Светлояра были не властны над словами древнего языка, услышанными всеми, но меч Странников, очевидно, слышал их. Последние слова звонким эхом разнеслись под подземными сводами: — АНАИЛ НАСРОК ИСВАССБЕССУД ДО-ХИЭЛ ДИЭНВЭ!

И, повинуясь им, с лезвия меча, зажатого в лапе Урука, сорвалась ослепительная полоса яркого пламени, ударившая прямо в некромантов, не успевших поднять посохи навстречу магии Странников. Раздался стон лопнувшей струны, пламя захлестнуло одетые в гробовой бархат фигуры, обратившиеся в живые факелы, и дикий визг резанул уши Рогволда.

Миг — и на месте, где раньше стояли Дарители Покоя, не осталось даже пепла. Последняя молния забытого мага обратила в прах остатки вихря, и одетая в белое фигура начала плавно таять в воздухе под самым потолком Но перед тем как исчезнуть, маг улыбнулся оторопевшему Уруку, тупо уставившемуся на клинок в своей руке.

Они стояли в зале молча, пораженные до глубины души, не слышно было даже обычной похвальбы воинов после удачного боя. Увиденный бой магов не шел из головы у всех. Ощущение бодрости растаяло вместе с призраком, и на всех навалилась нечеловеческая усталость. Только Винт смог выдавить из себя шуточку: — Некроманты наконец-то увидели солнышко, которое они видят раз в жизни. — Винт помолчал и уточнил: — Когда их смолят.

— Свиньи так колдовать не умеют, — буркнул ему в ответ Урук.

— Зато визжат так, что и не отличишь, — попробовал пошутить Винт. Но и неунывающий ведьмак пошутил через силу.

Увиденное в зале не потрясло только Карим-Те, который опустился на пол и, подогнув под себя ногу, начал бормотать что-то неразборчивое. Похоже, чары Светлояра не сработали второй раз за день, и Рогволд с Уруком ничего не поняли из слов нганги. Очевидно, магический язык, на котором молился нганга, был давно забыт. У сына старосты появилось подозрение, что Карим-Те молится на языке Города Забытых Алтарей. Однако закончив молитву, или волхование, Карим-Те поднялся на ноги и как ни в чем не бывало обратился к своим спутникам: — Почтенные, нам необходимо отдохнуть и поесть. Дорога впереди чиста, мы можем идти смело, все нзамби обращены в могильный прах. — Он повернулся к спутникам. — Или есть другие предложения?

— Ты прав, — вздохнул Винт. — Но, клянусь Великой Лестницей, я не понимаю, как меч такое волшебство с некромантами сотворил. Я в жизни таких чар не видел! А уж я — то на них насмотрелся, можете мне поверить! Может, объясните темному ведьмаку, откуда такое взялось?

Урук сразу не нашелся с ответом, и Рогволд пришел ему на выручку: — Это будет долгий рассказ. Почтенные, давайте вернемся за Ингой, потайная дверь скроет нас от лишних ушей и глаз, и мы сможем спокойно рассказать, как мы с Уруком дошли до такой жизни. Да привал сделать не помешает. Ну а потом двинемся дальше, тем более мертвяков нет, и Инга сможет пойти с нами дальше.

27
{"b":"1641","o":1}