ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Единым, слитным движением нганга рассек мечом второй комок и выхватил уже знакомую сыну старосты синюю бутылочку, вызывающую пургу ледяных игл. Магия не подвела Карим-Те, и в свете, рожденном ледяными иглами, проступили контуры двух невероятных, невозможных тварей. Судя по всему, эти порождения ночного кошмара происходили от человека и змеи. В правых руках твари сжимали странные скругленные топоры, от которых уже начинали исходить волны сильного жара, готового обернуться водопадом колдовского огня. В левой руке ближайший змей-человек сжимал булаву, испускавшую радужную полусферу. Попавшие в нее ледяные стрелы обращались в пар. Чудище, держащееся поодаль, в левой руке сжимало меч, напоминавший ятаган Урука.

Три ледяные иглы вонзились в правое плечо надвигающегося змия, но, в отличие от мертвецов, гибнущих от игл почти сразу, тварь продолжала надвигаться на них. Радужная сфера от булавы начала разрастаться, заполняя собой коридор, просто отшвырнув в сторону Карим-Те вместе с его бутылочкой. В следующий миг Рогволд метнул стрелу, целясь в горло врага, но вместо того, чтобы пронзить плоть, стрела неподвижно повисла перед радужной сферой. Вперед прянул Ратибор, и из пальцев бора-ведьмака вырвались метательные пластины. И, странное дело, сфера не смогла остановить их гибельного полета. Тонкий свист закончился чавканьем, когда они вонзились в голову чудовища, уже готового обрушить на них огненное марево, сгустившееся над его топором. Гибкое тело забилось в агонии, радужная сфера лопнула, сбив с ног гибкого ведьмака, но и в падении он успел метнуть еще одну пластину.

Меч в руке второго противника дернулся в попытке отбить смертоносный удар, но запоздал, лишь скользнув, и вместо горла метательная пластина вонзилась в плечо. Топор выпал из разом обвисшей руки и с лязгом отлетел в сторону по каменным плитам пола. Существо опустило свой изогнутый меч, и, пользуясь его мгновенной слабостью, Рогволд метнул стрелу прямо в висок чудовища. Треснув, разлетелся на куски череп от удара тяжелого наконечника, и второе гибкое тело забилось на камне в агонии. Медленно уходила жизнь из чешуйчатых тел, в последнем ударе дернулись гибкие плети хвостов, только когда Урук и Карим-Те разрубили трупы пополам.

— Ух, что-то мне супчика змеиного захотелось, — прокомментировал свои действия орк, — а из шкурок пояски можно будет сделать да на ашурском торге продать. Небось народец не поскупится за этакое-то чудо.

— Не поскупится, — бесстрастно подтвердила Инга, — считается, что пояс из кожи нага увеличивает мужскую силу.

— Как, как, — поинтересовался Рогволд, — нага? Это что, вроде Змея Горыныча, нечисть поганая?

— Не поганая, а разумная, — перебил его Винт. — Наги, они еще до людей жили, потом вроде как повымерли, а кто не вымер, в подземелья да пещеры ушел, от людей подальше. От людей-то они и вымирать начали, мужскую силу всем увеличить хочется, да и сокровищ у ползучего народа хватает.

— Да, — виновато проговорил Урук, — а я из этих бедняг супчику захотел сварить.

Последние слова орка окончательно доконали Ингу, и так еле сдерживающую тошноту при виде кошмарных трупов. После заминки отряд двинулся дальше, выдвинув вперед разведку в лице Винта. Рогволд вызвался пойти с ним, и все три последующих часа Ратибор пытался научить его основным тонкостям ремесла ловкача. Походка у сына старосты была охотничья, бесшумная, да и засады устраивать и вражий взгляд чуять рус умел. Правда, особенности поведения в доме, полном стражей, оказались для него в новинку. Но учеником он оказался талантливым, и Ратибор не пожалел, что взял Рогволда с собой, напарник из него получился неплохой, дельный и с понятием.

Конечно, в разведке особенно не поговоришь, но иногда и пяти слов хватит. Тем более что охота всегда остается охотой, главное, знать повадки дичи и хищников. Вот Винт и объяснял Рогволду, какие повадки у обученного стражника и у простого горожанина. Новая наука заинтересовала сына старосты, и следующих обитателей подземелья первым почуял Рогволд. Правда, до боя не дошло, шаги подкованных сапог затихли в ближайшем от них коридоре.

— Теперь гляди в оба, — шепнул на ухо русу Винт. — Я эти штучки знаю! На дурачков рассчитано, которые либо на стражников кинутся, либо прочь от них. А в коридорах наверняка или засада, или ловушка какая запасена. Мне вот что интересно: как они тут стражу раньше держали, ведь мертвяку все едино — стражник или вор?

— Наверное, они стражу только сейчас выставили, — предположил рус, — когда поняли, что нзамби перебили. А эти стражники топотом сапог свой страх отгоняют. Али и впрямь живая приманка. Явится герой, что мертвяков перебил, и бросится на них. Ухлопает всех разом, а хозяева это быстренько учуют. Вот и крышка отважному герою…

— Вернее сказать, дурню, — подтвердил Винт, — видел я таких. — Ведьмак передразнил голосом неведомого героя: — Всех убью, один останусь! Вот и остаются в подземельях навсегда. Впрочем, каждому свое: кому в героях ходить, а кому думать, как с малыми силами долг свой выполнить и дом свой от врага защитить.

Вновь загрохотали подкованные сапоги, и, сжавшись в комок, неразличимые во мраке подземелий, разведчики увидели восьмерых закованных в вороненую броню мертвецов. Рогволд еле сдержал рвавшийся наружу крик изумления. Стражи как две капли воды походили на дружину колдуна, уничтожившего его городище. Стиснув зубы, он видел, как мерцающий свет факелов над головами стражи бросает отсвет на призрачные лица, бывшие когда-то лицами людей. Закованные в броню не походили на мертвяков, пылавших под молниями мага, подобно хворосту. Они походили скорее на призраков, нежели на людей, но лязг сапог говорил о том, что они вполне материальны.

На секунду рус представил себя одним из них и захлебнулся ужасом. Шаги внезапно стихли, караул тех, кого Рогволд назвал про себя умертвиями, замер. Казалось, призрачные воины прислушиваются, почуяв страх. Внезапно в голове раздался голос Светлояра, тихо поющего песню у костра. Рогволду даже померещилось, что вместо провала мрака, скрывавшего противоположную стену, он вновь видит Поляну Волхвов и костер, пылающий синим пламенем. Он даже ощутил волны жара, расходящиеся от чародейского огня, не заметив момента, когда страх улетел вместе с дымом

Вновь послышался лязг подкованных сапог, умертвия удалялись прочь.

«Наверное, они и впрямь чувствуют страх», — неожиданно понял Рогволд и, тронув Винта за плечо, сделал жест рукой, уходим, мол. Ведьмак безоговорочно последовал за ним. Когда они уже отошли к ожидающим их спутникам, Ратибор сорвал с головы маску и вытер бархатной тканью покрытую каплями пота переносицу. Торопливый рассказ Рогволда о том, что он видел при гибели своего городища и о странном юноше-колдуне, вызвал бурное обсуждение спутников. В самый разгар пылкой речи Урука, который свято уверовал в мощь меча Странников и теперь предлагал прорываться сквозь стражу, используя волшебство клинка, внезапно встал Карим-Те.

До этого нганга следовал замыкающим их отряда. Карим-Те мало разговаривал со своими спутниками, если не считать рассказа об удивительном Городе Ста Алтарей. Тем неожиданней было услышать целую речь:

— Почтенные! Мы приближаемся к мощному очагу магии Я сомневаюсь, что в наших силах справиться с теми, кто черпает в нем свою силу Их мощь несопоставима с нашей. Вспомните, нам везло по пути И только из-за этого везения мы смогли продвинуться так далеко Я предлагаю попробовать найти иной путь, например, через Ворота Магов. Нет смысла идти прямиком в лапы врага. Конечно, это займет много времени, но мы достигнем своей цели, а не погибнем…

Долгим оказался путь к воротам, обозначенным на карте как «Ворота Магов». Пришлось вернуться назад, при этом тел нагов на месте не оказалось. Неведомый похититель тел замыл кровь на полу, не оставив никаких следов, напоминавших о недавней схватке. Поднявшись на один мостик вверх и оставив спутников у развилки, Винт и Рогволд вновь погрузились в сплетение коридоров. Сами ворота оказались огромной каменной пластиной, покрытой искусной резьбой, изображавшей смерч молний, обративший в прах легионы мертвецов. Между молниями имелись изображения разнообразных тварей и людей, включая шестируких нагов. Очевидно, древние маги встречались в глубинах подземелий еще и с такими. Пока Ратибор внимательно изучал дверь, Рогволд продолжил изучение рисунка, надеясь обнаружить подсказку или замочную скважину, но ничего подобного ворота не имели, если не считать фигурной выемки в центре резьбы. Форма ее показалась смутно знакомой, и теперь рус пытался вспомнить, где он мог видеть подобный предмет.

34
{"b":"1641","o":1}