ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Общее мнение о причине миролюбия стражей выразил Винт одним словом — «Магия!». Ведьмак был прав. Сбросив на пол караульни мешки, четверка двинулась дальше, причем острием их маленького клина стал Урук. Следом за ним, плечом к плечу, обнажив клинки, двигались Винт и нганга. Рогволд, убравший меч в ножны и взявший в руки лук, прикрывал мечников сзади.

Прямо перед ними лежала казарма стражей темницы, из-за двери которой раздавались весьма странные звуки, более всего напоминавшие отрыжку великана. Из-под двери свет не пробивался, поэтому Винт взял в руку факел со стены. После этого орк ударом ноги распахнул окованную бронзовыми полосами дверь. В свете факела на каменном полу казармы в лужах зеленой слизи лежали странно изломанные тела стражников. Но эти стражники погибли не от руки Инги.

В пятне слабого света от факела на мгновение показались жабы. Но не простые болотные жабки, а гиганты, в сидячем виде по пояс рослому человеку. Три длинных и липких языка метнулись к Уруку, и, плотно обвив, его потащили вовнутрь. И столь сильным был этот рывок, что орк не устоял на ногах, ятаган, свистнув, отсек один язык, но два других потащили Урука в темноту.

Его спас Винт, метнув факел внутрь, прямо в темноту, куда языки тащили орка. Дикий крик был ответом, языки отпустили орка, в следующий миг Карим-Те выдернул Урука за ногу из комнаты и молниеносно захлопнул дверь. Из-за двери послышался знакомый звук отрыжки. Внезапно прогремел раскат грома, пол под ногами вздрогнул. Тяжелая дверь треснула, только бронзовые пластины не дали ей разлететься на куски. Сквозь трещины в добротном дереве начал клубиться зеленоватый туман, моментально обугливший щели.

— Вперед, — отрывисто скомандовал Карим-Те. — С этими тварями все. С болотным газом лучше не шутить.

Орк, ухитрившийся не выронить оружие, встал на ноги и гнусно выругался. Чары Светлояра перевели Рогволду тираду Урука, и рус почувствовал, что неудержимо краснеет, а всем божествам, которых помянул орк, явно икнулось. Такой ругани рус отродясь не слышал. Винту и нганге повезло больше, ругательства им никакие чары не переводили, но и орочьих интонаций хватило.

— Ну, чо, отвел душу? — поинтересовался Винт. — Может, мы дальше двинемся?

— Рассиживаться некогда, пошли, — поддержал ведьмака Карим-Те.

Урук кивнул головой на запоздалый вопрос Рогволда о здоровье и вновь встал впереди. Четверка продвинулась на несколько шагов вперед и оказалась в каменной галерее. Это и был первый этаж некромантской темницы. По обе стороны галереи имелись темные ниши, забранные густой решеткой. Прутья толщиной в древко факела переплетались столь тесно, что даже руку просунуть было невозможно. Замки на решетках отсутствовали, что навело Винта на мысль о том, что открыть их можно лишь из специального помещения.

Темница ордена была построена на совесть. В конце галереи обнаружился поворот на небольшую винтовую лесенку, сложенную из камня и ведущую на верхний этаж. Они почти успели: на их глазах Инга легким движением хрупких девичьих рук свернула шею последнему стражнику. Двое других уже лежали рядом обмякшими мешками. Рогволд успел заметить, что на месте лица у убитого стража кровавое месиво. Второй стражник лежал на животе, но лежащая рядом с ним оторванная рука говорила о не менее лютой смерти.

Свернув стражнику шею, Инга швырнула тело в бросившегося к ней Урука, после чего сделала легкий жест правой рукой. Со стороны могло показаться, что девушка поднимает с пола и подбрасывает к потолку шелковый платочек или ленточку. Но вместо ленточки к потолку взмыла лежащая в углу, застеленная ковриком гранитная глыба, на которой обычно сидел старший караула.

Рука Инги не коснулась гранита, глыба взмыла сама по себе, повинуясь легкому жесту, и с силой ударила в потолок. И не просто в потолок, а в отдушину для воздуха, прикрытую деревянной решеткой. Брусья решетки в толщину не уступали руке взрослого человека и вдобавок были окованы бронзовыми полосами. Но сила удара каменной глыбы оказалась такова, что камень разнес решетку в пыль.

Инга расхохоталась все тем же звонким девичьим смехом, который уже слышал Рогволд, правда, на этот раз в нем прозвучала нотка безумия. Встряхнув волосами, густо засыпанными пылью и щепками, Инга следующим жестом выбила камнем одну из решеток.

Однако вместо старика-звездочета из пролома вырвалась растрепанная девица. Но не успела вчерашняя узница сделать и пяти шагов к Инге, как та взмахнула рукой.

Удар невидимой руки отшвырнул узницу в сторону. В последний момент она успела уклониться, но не до конца. Удар прошелся вскользь, оставив на правой скуле кровавую рану. В следующий момент узница атаковала.

И как атаковала! Кувырок вперед, прыжок в сторону, и две девицы сшиблись в рукопашной схватке. Винт взглядом знатока определил, что пленница некромантов из клана Феникса. Да, у нее внешность и телосложение девицы из племени русов, но дерется она явно не по-русски. Дерется, как дрались мастера из клана Феникса. У нее не было вытянутой, прямой стойки Журавля, перемещалась она не как Тигр и удары руками наносила не как Змея, Дракон тоже не подходил под стиль ее боя. А сложенные клювом пальцы с длинными ногтями выдавали ее с головой — Феникс!

Инге пришлось солоно. Всю свою силу она черпала в магии, хорошей для боя на расстоянии, а вот в рукопашном бою она оказалась явно не на высоте. Правда, держалась Инга достойно, ловко ставила блоки, раз грамотно ударила противницу локтем в бок, но все ее успехи на этом и закончились. Пусть пленница некромантов была ниже Инги почти на голову и легче на добрых полпуда, но она неумолимо зажимала Ингу в угол.

Рогволд не знал, кому из девушек он желает победы. Единственное, что понял сын старосты, так это то, что Ингу нужно брать живой для дальнейшего допроса. Умные мысли приходят в умные головы одновременно — ни орк, ни Карим-Те, ни ведьмак в схватку не лезли. Только когда Инга оказалась зажатой в угол и на нее посыпались удары, Урук шагнул вперед, стремясь не допустить убийства.

Слабо охнув, Инга осела на пол у стены под непрекращающимся градом ударов светловолосой. Но стоило орку приблизиться к ним, как светловолосая с диким криком бросилась на Урука, оставив бесчувственную Ингу лежать на полу. Орк не обнажал оружия, дрался спокойно, не было ни мелькания рук, способного заморочить голову кому угодно, ни красивых ударов ногами, которые пыталась провести его противница. Все атаки пленницы некромантов вязли в его немудреной защите.

Он ловко уклонялся от ударов, вращаясь вокруг себя и своей противницы. Со стороны это напоминало нападение птицы на вихрь, и вихрем этим был Урук. Наконец он открылся, в последний момент перехватил руку и, крутанув светловолосую вокруг себя, запустил ее в полет, закончившийся смачным ударом ее тела об стену подземелья.

Но Инга оказалась непроста, придя в себя, она грамотно воспользовалась ситуацией. В момент броска орка она резко вскочила на ноги и метнула перед собой маленький кувшинчик. От удара об пол кувшинчик взорвался, странное облачко накрыло Урука и его противницу, окутав обоих мельчайшей пылью, заставившей истошно кашлять. В следующий миг Инга легко взбежала вверх по отвесной стене, оттолкнувшись от нее ногами, ухватилась за обломки решетки в проломленной ею отдушине и, подтянувшись, скрылась в ней. Бой был окончен.

Пыль из кувшинчика быстро осела, но Урук и пленница продолжали кашлять. Из глаз у обоих катился водопад слез. Подскочивший к ним Винт бросился промывать орку глаза из своей фляги. Нганга последовал его примеру, неторопливо подошел к противнице орка и начал промывать ей глаза, приговаривая: — Девюшка, глазки не три, сейчас промоем, и будет хорошо. А будешь тереть — нехорошо будет.

Только спустя полчаса кашель и слезы прекратили сотрясать пострадавших от зелья. Винт успел объяснить Рогволду, что эту смесь используют ловкачи Ашура, и входят в нее трубочное зелье, иначе именуемое табаком, перец и чай. Все это растирается в мельчайшую пыль и надолго выводит из строя стражника. Достаточно бросить в лицо щепоть — и готово дело, минимум полчаса кашля и слез. А если по незнанию пострадавший начинает глаза тереть, то может и глаз лишиться.

40
{"b":"1641","o":1}