ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Насколько я понимаю в магии, — заявил Карим-Те, — меч только что наложил на нас чары доспехов. Надеюсь, на несколько минут боя их хватит.

— На несколько минут? — проговорил Рогволд, любуясь красотой окутавшего его призрачного сияния. — А если Урук вновь капнет этим средством на меч?

— Не получится, — вздохнул Ратибор, — это средство в большей дозе яд, что для человека, что для меча. Боюсь, что тогда заклинание защиты исчезнет, растает, как дым под порывом ветра. Кстати, по-моему, клинок не только поставил нам защиту, но и усилил наши способности к магии. Мое снадобье дает силу телу, но на магию не влияет.

— Тебе бы в сказатели податься, — ухмыльнулся Урук, — городские дуры стадами бы бегали. И впрямь, мужчинка видный, светящийся. По ночам в доме будешь светильником работать. Соседки от зависти помрут.

Орк выбил недокуренную трубку и засунул ее вместе с кисетом в мешок. Четверка, переглянувшись, встала клином, острием которого оказался Урук. Рогволд взял в руки лук, проверил, легко ли вынимаются стрелы из колчана, и наложил одну на тетиву. Они двинулись вперед быстрым шагом, помимо воли ускоряющимся в идущих под уклон коридорах, и на подходе к хранилищу быстрый шаг превратился в бег, но они не заметили этого. Дыхание осталось ровным, и когда коридор опять изогнулся, открыв взгляду разгромленные двери и груду мертвых тел, вся четверка была готова к бою.

Их явно не ждали, в зале хранилища воздух звенел от магии. Ноги внезапно начали скользить по залитому кровью полу. Зал хранилища напомнил Рогволду колодец, увеличенный раз в пятьдесят. Стены вертикально уходили вверх, а потолком служила мгла. Периодически в этом мраке вспыхивало пламя, освещая стены неровными пятнами света. В ширину хранилище достигало восьмидесяти шагов.

В центре зала в воздухе висел широкий каменный круг. По стенам зала, в кованых фигурных стойках чадили факелы. С трех сторон в зал вели ворота в три роста взрослого мужчины.

Сейчас каменные створки всех трех ворот были разбиты. Магия превратила створки из черного оникса в каменную крошку. Вал трупов в доспехах и плащах стражей у каждых ворот говорил о том, что зал брали боем. Вернее, боя не было, была бойня. Тела убитых стражей напоминали окровавленный сноп, скошенный косой сказочного великана. Осмотревшись, Рогволд заметил в стенах, на уровне висящего в воздухе каменного круга, провалы окон.

Они успели к началу нового, безумного боя. Нет, на дне «колодца» бой уже был закончен, трупы стражей лежали на полу. Но не только люди хранили сокровища ордена Некромантов. Теперь на мага, уничтожившего стражу, обрушился новый враг. Теперь в бой вступили маги-некроманты, воплощая в жизнь свой замысел.

«Пусть нападавший тратит свою, далеко не безграничную магию на стражу, а когда запас магии у врага истощится, можно будет спокойно расправиться с дерзким безумцем, — так мыслили колдуны ордена. — Велика мощь пришельца, но не выстоять ему без магии против силы всех мастеров ордена Некромантов».

И теперь они нанесли свой удар. Мощь магии Повелителей Могил превосходила все ожидания, но их противник был искушен в магии и смог парировать удар. Поток черного пламени обрушился вниз с силой водопада. Но вместо воды он нес черный огонь, — и камень пола обратился в озеро лавы.

Момент атаки был выверен точно, но неведомый маг успел закрыться от первой волны гибельных чар, и первый удар некромантов пропал зря. Много сил и колдовства было вложено в него, не зря говорят: если первый удар смертелен, то второго не надо.

Но выдержал его неизвестный маг, выдержал и принял бой с Великим Магистром и сонмом его приближенных магов. Стены подземелья вздрогнули от магических ударов. В это время Рогволд и его спутники уже успели пересечь зал и проскочить в руины левых ворот. Пока неведомый маг сражался со сосредоточием мощи колдунов, путники начали бесконечный подъем по винтовой лестнице. В это время магия уже обратила пол зала в озеро лавы, раскаленные потоки камня настигали четверку, намертво отрезая обратный путь.

— А этот малыш и впрямь крутыш, — заметил напряженно принюхивающийся на ходу. У рук, — чую, палеными колдунами запахло.

Действительно, воздух стал тошнотворным от запахов гари и паленого человеческого мяса. Очевидно, напавший на некромантов волшебник времени зря не терял. Послышались раскаты грома, потом сквозь копоть, гарь и смрад горелого мяса пахнуло свежестью так, как пахнет во время грозы. Магическая битва продолжалась, кроме грома, слышались крики и вой, завывания колдунов сменились звуками ударов металла о камень или нечто камнеподобное.

Лестница уводила все выше и выше, крутые ступени продолжали свою бесконечную спираль. Лава у ступеней понемногу начинала застывать, но жар не ослабевал, подкольчужники промокли от пота. Соленые ручьи заливали их глаза, раскаленный воздух резал захлебывающиеся от бега легкие.

Рогволд невольно поддался круговороту ступеней, сознание почти усыпило мелькание ступенек, жар сводил с ума, рус задыхался от раскаленного воздуха. Момент окончания лестницы застал его врасплох. Впрочем, на ногах он сумел удержаться, в отличие от бежавшего за ним нганги, который растянулся во весь рост на деревянных половицах открывшегося им зала.

Но времени на смешки не было, их бой начался сразу, стоило только сделать первый шаг с каменных ступеней. Легкие все еще захлебывались дыханием, языки превратились в сушеные тряпки. Но не было времени глотнуть теплой воды из фляги. Не было времени, сняв ратную рукавицу, утереть со лба потоки пота. Сын старосты едва сумел оглядеться, куда занесла их дорога.

Враг атаковал. Миг назад зал был пуст, никакой мебели, никакой утвари, одну стену почти полностью занимала узорная арка, ведущая на видную снизу площадку. Казалось, пустота, спокойствие, полное отсутствие врагов. Но зал оказался не так прост, подвох был продуман.

Каждый шаг по деревянным половицам озвучивал удар гонга, находящегося где-то в колодце. Это звук от одного шага, что тут говорить о звуке от падения Карим-Те. На этот звук в зал явились хозяева, кипя желанием устроить гостям достойную встречу. Вначале в зал влетели двое стражников. Оплошал напавший на сокровищницу маг, но не оплошали мечи Урука. Их тела еще опускались на пол, когда от незримого удара орк отлетел в сторону. К гостям пожаловали радушные хозяева.

В роли радушных хозяев выступал Даритель Покоя в стальной шапочке на обритом черепе. В пальцах правой руки, напоминавших мертвые корни дерева, некромант держал посох, легкий жест которого сбил Урука наземь. Навершие — череп из черного хрусталя венчалось остро отточенной косой из черной бронзы, выполненной в форме крыла летучей мыши.

Пальцами левой руки некромант уже начал плести чары. Черно-синие нити начали сплетаться в сеть. На лице, обтянутом серой кожей, играла полуулыбка. Некромант напоминал паука, готового полакомиться глупыми мухами, которых уже ждала крепкая паутина. А уж в ней — жужжи или не жужжи — исход один.

Но Рогволда меньше всего интересовало мнение некроманта о нем и его спутниках. Свистнул, рассекая раскаленный воздух, утяжеленный наконечник стрелы. Руки сына старосты жили своей, особой жизнью, и выстрел удался на славу. Прошив навылет голову некроманта, стрела остановила свой гибельный полет. Лежащий сбоку Урук видел, как вышел из затылка колдуна окровавленный наконечник.

Гибкой кошкой метнулся вперед нганга, так и не успевший подняться с пола. Меч Нтусу, откованный оружейниками Зимбабве, рассек воздух. На погибель колдунам и их слугам был откован клинок, в его свисте слышалось шипение атакующей змеи. Четыре шага отделяли Казнрим-Те от некроманта, и он преодолел их одним прыжком, оторвав свое тело от пола.

Стремясь добить колдуна, довершить удар руса, нганга забыл об осторожности. Жезл некроманта принял на себя удар двуручного меча, крыло летучей мыши зацепило гарду и вырвало меч из пальцев Карим-Те. Вторым, неразличимо быстрым и точным движением лезвие посоха вонзилось в бок нганги. В последний момент тот попробовал уклониться, но было поздно. Чары, наложенные на Карим-Те мечом Странников, спасли ему жизнь, но не уберегли от удара колдовского лезвия. Разошлась рассеченная кожа, обвисая треугольным лоскутом. Рана хищно улыбнулась обнаженными ребрами. Стиснув зубы и шипя, как рассерженный кот, нганга отскочил в сторону.

48
{"b":"1641","o":1}