ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Нити чар из левой руки некроманта сплелись в тугой клубок, зависший перед его лицом. Дарящий Покой отломил наконечник стрелы, торчащей из затылка, и небрежным движением левой руки выдернул стрелу из раны. Клубок чар перед ним выпустил нить, втянувшуюся в рану. С тетивы лука Рогволда сорвались еще две стрелы, рус бил в упор, с семи шагов, но магия могил хранила своего слугу. Посох некроманта успел окутаться лиловым мерцанием, и потрясенный Рогволд увидел, как этот призрачный свет обрел плоть.

Странный радужный пузырь окутал фигуру в черном бархате. Вонзившиеся в него стрелы растаяли, осыпавшись в воздухе ржавчиной и трухой. Вперед бросился Урук, но чары оказались непроницаемы и для ятагана, вороненая сталь мгновенно покрылась налетом ржавчины. Удар посоха отбросил орка к стене, чем не замедлил воспользоваться некромант.

Новый удар — и бронза крыла летучей мыши впилась в вороненую сталь ятагана. Сильные чары несло в себе лезвие из черной бронзы. При ударе на миг полыхнул синим пламенем черный хрусталь на посохе, и стальное лезвие переломилось у рукояти и, упав на пол, разлетелось на мелкие осколки. Урук ошвырнул рукоять ятагана в лицо некроманта. Дарящий Покой машинально отшатнулся, словно забыв о хранящих его чарах. Рукоять полыхнула черным пламенем и горкой ржавчины и трухи осыпалась на пол.

— Урук-Хей! — крикнул орк, с проворотом рубя мечом Странников колдуна. — Урук-Хей-я, снага!

Меч не подвел, пузырь вокруг некроманта лопнул, отбрасывая его назад. На лице, пропитанном могильной пылью, читалось обиженное удивление, смешанное с легким страхом. Вместо ничтожных людишек, пусть даже и не совсем людишек, колдун столкнулся с неведомой силой, которая шутя отринула его чары.

Орк прыгнул вперед, выбросив лезвие «Равного». Некромант успел парировать его удар. Меч разнес в пыль хрустальный череп на посохе, и некромант сделал еще один шаг назад. Легкое движение кистью левой руки — и из пальцев, напоминающих мертвые корни дерева, вырвалось облачко сизой пыли. Орк отшатнулся и зашарил клинком впереди себя, не видя, как некромант заходит сбоку, поднимая свой посох для гибельного удара.

Рогволд понял, что Урук ослеп. Лицо руса исказила гримаса дикой ярости, и четвертая стрела сорвалась с тетивы. В этот же миг ударил Винт, исчезнувший неизвестно куда во время боя. Пока колдун ловил в воздухе выпущенную в упор стрелу, в шею ему вонзилась пара метательных пластин. Некромант сделал шаг в сторону, одновременно разворачиваясь и пытаясь понять, откуда прилетел смертельный подарок. Но вместо шага по деревянным половицам Дарящий Покой как будто поскользнулся на льду, во всяком случае, так показалось Рогволду.

В этот миг Винт нанес новый удар. Пользуясь падением некроманта, ведьмак трижды ударил его чарами, сплетя из пальцев знак «Лезвия». Колдовская сила разила не хуже отточенной стали. Всю свою силу вложил в удары Винт, пожертвовав собственной невидимостью.

Магия Черного Леса поставила последнюю точку, но бой еще длился. Из залитого кровью тела некроманта начат подниматься сизый туман. Марево стало принимать форму, и Рогволд с ужасом понял, что убитый некромант превращается в призрака. Сын старосты помнил, как горели мертвецы от молний мага-призрака. Покойный некромант явно собирался устроить нечто подобное, счет шел на минуты, и Рогволд решился.

— Меч! Урук, кидай мне меч! — крик руса заставил вздрогнуть замершего спиной к стене орка. Несмотря на свою слепоту, меч, который Урук держал в обеих лапах, был направлен на мертвого колдуна. Новоявленный призрак, висевший над телом, уже начал обретать сходство с убитым некромантом. Рус шагнул вперед в тот миг, когда «Равный» вырвался из рук орка в полет. Урук метнул меч на звук голоса Рогволда, и клинок Странников сам врос в руку сына старосты.

Призрак вздрогнул, но незримые узы еще связывали его с телом, когда Рогволд легким росчерком меча развеял его. Лезвие трижды прошло через сизое марево без сопротивления. Внезапно забился и резко затих крик исторгаемой мечом души колдуна. Невероятная ненависть и злоба были в нем, лишь силы больше не имел проклятый людьми колдун, когда рус опустил меч, душа некроманта покинула этот мир.

Рогволд посмотрел на своих спутников. Карим-Те сидел, прислонившись спиной к стене, ладонь нганги висела над раной, и с кончиков пальцев в рану стекал струйками синий огонь. Почувствовав взгляд Рогволда, нганга поднял голову и устало улыбнулся русу. Винт уже хлопотал вокруг Урука, орк тихо бормотал себе под нос ответы на вопросы ведьмака. Похоже, что и тут все обойдется, ведьмак уже глотнул из фляги своего напитка и явно пришел в себя. Тем временем Карим-Те закрыл свою рану лоскутом кожи, и с пальцев нганги вновь потек огненный ручеек. Закончив лечение, Карим-Те с кряхтением встал на ноги и направился к Рогволду. Рус не верил своим глазам: вместо страшной раны на боку нганги змеился длинный извилистый шрам.

Несмотря на то что их бой был окончен, Рогволд так и не выпустил из руки «Равного». Оружие Странников казалось частью руки, и отдавать его не хотелось. Рогволд пересилил себя и направился к орку.

Карим-Те вместе с Винтом уже заканчивали возиться с его глазами. Из их отрывистых реплик Рогволд понял, что некромант метнул в глаза Уруку щепоть могильной пыли. Все усилия ведьмака и нганги были напрасны, зрение вернется к орку, но не раньше, чем через три четверти часа. Этого времени не было, не было и лишних пяти минут. Бой между магом и некромантами еще длился, но развязка могла наступить в любой момент. Приходилось спешить.

Рогволд протянул меч орку, и Урук уже готов был взять его. Несмотря на то что орк не видел ни Рогволда, ни меча, его рука закончила бы свой путь на рукояти, меч сам готов был перейти из ладони в ладонь. И все-таки Урук остановил движение руки.

— Он будет нужнее тебе, — неожиданно хриплым голосом проговорил орк, — без него вам дальше не пройти. Иди, брат. Иди и береги его, а он сбережет тебя. Иди, Рогволд, я буду ждать тебя здесь. Оставь мне свой меч ловкача.

На миг Урук запнулся, как будто решаясь, потом пальцы орка-мечника коснулись руки Рогволда, и слова орка прозвучали одновременно молитвой и прощанием.

Чары Светлояра замерли, как будто давая возможность русу вслушаться в звуки мертвого языка, и лишь потом невидимый толмач прошелестел в ухо сыну старосты: — Идите, родичи! Рогволд, да не найдет вас Нолдор!

Рывком рус выдернул из-за спины короткий меч ловкача и одним движением рассек кожу между костяшками левой руки. Его примеру последовали Карим-Те и Ратибор, и лишь после этого, достав из-за голенища изогнутый кинжал, с черенком, изображающим раскосую харю, рассек себе руку орк. Урук не знал обряда побратимства по обычаю русов и не видел, что сделали его спутники. Неведомая сила по имени сердце дала ему иные глаза, когда его глаза видели лишь вечную ночь. В рукопожатии сжались руки, смешиваясь, текла по ним алая и зеленая кровь, и переставал быть мертвым язык орков.

Повинуясь все тому же сердцу, давшему на миг глаза орку, губы Рогволда тихо прошептали: — Урук-Хей!..

Между неведомым магом и некромантами все еще длился бой. Клубки тьмы оплетались гроздьями молний. Комки глины и каменной крошки обретали новую плоть, сшибаясь в схватке с сонмами призраков. Мертвецы с оскаленными клыками и горящими красным огнем глазами разлетались в клочья от ударов лап кротов размером с доброго пони. Вихри могильной пыли выпивали из них жизнь и рассеивались под напором всадников северного ветра. Со стен башни рушились камни и песок, рождая новые полчища борцов с порождениями могил. Послушные воле колдунов, в бой шли пожиратели трупов и умертвия. Магия дерзкого пришельца уже развеяла пять черных вихрей, и всякий раз после того на камень падали одежды одного из некромантов. Ломался посох, и разлетался в пыль череп из черного хрусталя в тот миг, когда черный вихрь осыпался костяным песком.

Бой все длился, казалось, маг-одиночка не знает усталости и нет пределов его силе. Уже семь лучших магов лишились жизни, и их призраки пали под мощью магии мага-пришельца. Казалось, сама земля хранит его, щедро наполняя своей силой. Силы Земли и Ветра, Дерева и Стали сплелись в чарах статной фигуры в сером балахоне. Гибли маги ордена Некромантов, гибли их ученики. В одном шаге от победы был дерзкий маг.

49
{"b":"1641","o":1}