ЛитМир - Электронная Библиотека

— Цыган! — поразилась Давина.

— Как пить дать! — сказала Джесс и продолжила рассказ. — Однажды Джед набрел на хижину в лесу. Он тогда следил за лордом Дэлвертоном, чтобы выяснить, кто такая «дочь лесника»... Но старая Марта об этом не знала. Она-то подумала, что он вспомнил про нее и пришел к ней. Поэтому не стала скрывать, что знает его. Она называла его «малыш» и «сынок леди Эви». Ему не составило труда смекнуть, что к чему. Может быть, он сильно и не удивился. Может, сам не раз задумывался и как-то связал воедино незаконнорожденного ребенка леди Фэлк с найденным в саду Ларк-Хауза. Ведь против этого были только две вещи: во-первых, те выпавшие три года, и во-вторых, то, что его нашли не младенцем, а ребенком, который уже начал ходить. Он всегда вел себя так, словно был выше нас всех, — презрительно фыркнула Джесс.

Давина сопоставила услышанное с тем, что уже знала сама. Было понятно, что Джед, узнав, кто он на самом деле, решил пойти на все, чтобы заполучить то, что, как он считал, принадлежит ему. В его помутившемся разуме даже возникла идея жениться на наследнице Прайори-Парка, то есть на ней самой!

Ей повезло, что тогда вечером в лесу она смогла убежать от него. Но все же ей было его жаль. Он погиб ужасной смертью на глазах толпы, в которой только лишь одному человеку был действительно дорог.

— Что же будет с Мартой? — задумчиво спросила она.

— Ее отвезут в женский монастырь в Лалэме на попечение монашек. Теперь, когда не стало Джеда, ей больше не за кем присматривать, и она сама не захотела возвращаться в лес.

Давина покачала головой.

— Бедный Джед, — вздохнула она.

— Не стоит его жалеть, мисс! — воскликнула Джесс. — Вчера вечером мужчины, которых послали, чтобы поймать его, обыскали его комнату и нашли в ней многие из украденных предметов. Джед был главарем банды, которая напала и на лорда Дэлвертона!

От изумления Давина вздрогнула.

— Но зачем ему нужно было убивать лорда Дэлвертона?

— Он не мог перенести того, что лорд Дэлвертон, вернувшись из Африки, взял управление делами в свои руки. Ведь до того дня он сам всем заправлял, потому что имел очень большое влияние на мистера Говарда. Он из мистера Говарда вытягивал много денег. Нет, Джед Баркер всегда был мерзавцем, мисс. Наверное, во всем виновата цыганская кровь.

Давина строго посмотрела на нее.

— Не говори так, Джесс. Не забудь, что именно цыганка меня вчера спасла!

— Да, и мы все ей признательны, но кому известно, что у нее было на уме, когда она это делала? Я бы не доверяла такой женщине, как она. Если хотите знать, я считаю, что они с Джедом были заодно. Она призналась, что он часто приезжал в их табор, когда они останавливались на полях Леджера. Я думаю, она участвовала в ограблениях, а когда вчера увидела, как все оборачивается, решила, что выгоднее будет перейти на вашу сторону, чем оставаться с Джедом. У вас богатый отец, который наверняка щедро наградит того, кто спас его дочь. И подозревать ее никто не будет. Все будут только восторгаться ею. Если вспомнить, как вчера все мужчины смотрели на нее...

— Все? — робко спросила Давина.

— Все, мисс, — твердо сказала Джесс. — Особенно лорд Дэлвертон. Посадив нас в карету, он тут же бросился к ней. Нет у меня к этой Эсме доверия ни на грош.

Эсме, Эсме, в отчаянии повторяла про себя Давина. Похоже, все нити ведут к этой прекрасной бесстрашной цыганке. Вероятно, Джесс права, конечно, права, Эсме — всего лишь обычная воровка! Рубиновое кольцо у нее на руке — часть воровской добычи. Ей его дал Джед, а не лорд Дэлвертон!

Подобное умозаключение отнюдь не успокоило Давину. Из рассказа Джесс выходило, что лорд Дэлвертон питает самые глубокие чувства к Эсме.

На ее красоту клюют все мужчины. Даже отец! Он в качестве благодарности даст ей денег или одарит драгоценностями, после чего она просто исчезнет, посмеявшись над всеми. Ни один мужчина не обратил внимания на кольцо у нее на пальце, потому что все смотрели на ее лицо! Если, конечно, она не сняла кольцо прежде, чем направилась в Прайори-Парк!

Нужно предупредить отца... лорда Дэлвертона... Говарда. Нужно предупредить их, что Эсме не та, за кого себя выдает.

То, что после подобного известия их мнение о цыганке изменится не в лучшую сторону, для Давины тоже было немаловажно.

Когда Давина стала поспешно выбираться из постели, Джесс удивленно спросила:

— Куда вы собираетесь, мисс? После вчерашнего ужаса вам нужно отдохнуть. Я как раз собиралась принести вам завтрак.

— Не нужно мне никакого завтрака! — сказала Дави-на, водя ступней по полу. — Завтракать я буду дома. Джесс, где мои тапочки?

— В Прайори-Парке, мисс, — ответила Джесс. — Только... только...

Она не нашла в себе силы закончить фразу. Но Давина все поняла. Ее тапочки были не в Прайори-Парке. Их уже не было нигде. Они сгорели вместе с ее одеждой, книгами, шляпами и картинами.

При мысли о картинах Давине вспомнился портрет. Портрет Эвелин Фэлк, матери Джеда. Портрет, который погиб в том же огне, что поглотил и ее сына!

Глава десятая

Выезжая верхом за ворота Ларк-Хауза, Давина с тревогой посмотрела на тяжелые черные тучи, нависшие над горизонтом. Такие обычно предвещают бурю, но Давина подумала, что успеет добраться до Прайори-Парка прежде, чем она может разразиться.

Проехав по дороге около мили, Давина повстречалась с мальчиком-посыльным, который окликнул ее и поинтересовался, дома ли лорд Дэлвертон, для которого он нес письмо. Давина на секунду задумалась, потом сказала, что лорда Дэлвертона дома нет и что он сейчас в Прайори-Парке. Поскольку она как раз туда и направляется, то могла бы захватить письмо и передать лорду Дэлвертону. Мальчик вручил письмо Давине, и она продолжила путь.

Когда она подъехала к Прайори-Парку, сердце у нее сжалось.

Восточное крыло представляло собой черные бесформенные руины. Обуглившиеся балки и каменная кладка — вот и все, что осталось от этой части дома. В воздухе висел едкий запах гари.

Отца она нашла в библиотеке, с Чарльзом. Они сидели у камина и были заняты разговором. Давина была потрясена, заметив, какие бледные и осунувшиеся у них лица.

— Папа! — вскричала она.

Отец вскочил на ноги и заключил ее в крепкие объятия.

За ним медленно поднялся Чарльз.

— Как я рад тебя видеть, дочь моя дорогая! — тихо сказал лорд Шелфорд. — Но тебе не стоило приезжать, пока за тобой не послали.

— Знаю, папа. Но я должна была приехать. Правда, должна была, — ее рука потянулась к шляпе, и пальцы стали перебирать завязки. — Я д-должна что-то рассказать вам. Но Говард тоже должен это услышать. Г-где он, папа?

Лорд Шелфорд и Чарльз переглянулись.

— Не могу сказать наверняка, моя дорогая, — он взял дочь под локоть и провел к дивану. — Я распоряжусь, чтобы тебе принесли чаю, и потом советовал бы тебе немедленно возвращаться в Ларк-Хауз.

— Я не уеду, пока не скажу того, что хочу сказать, папа! — Давина набрала полную грудь воздуха и начала: — Это... это касается Эсме. Мне кажется, вы глубоко заблуждаетесь относительно того... что она за человек.

— Что именно ты о ней услышала, Давина? — мягко спросил он.

— Услышала? Ничего, папа. Просто я... я пришла к выводу, что она обычная воровка. Воровка, которая спуталась с Джедом и... вместе с ним хотела убить лорда Дэлвертона.

Чарльз переменился в лице.

— Как это понимать? — спросил он.

Рука Давины снова потянулась к завязкам на шляпе.

— Разве вы не видели кольца у нее на пальце? Такое кольцо она могла заполучить только... нечестным путем!

С возгласом, выражающим совершенное презрение к такому нелепому предположению, Чарльз отвернулся и подошел к окну.

— Вы мне не верите! — удивленно воскликнула Давина, переводя взгляд с Чарльза на отца. — В таком случае, папа, сам у нее спроси, как в ее руки попала такая ценная вещь. Вызови ее сюда и спроси!

Лорд Шелфорд вытер рукой лоб.

30
{"b":"164620","o":1}