ЛитМир - Электронная Библиотека

От внимания тети Сары не ускользнуло то, как лорд Шелфорд, приветствуя ее вежливым поклоном головы, оценивающим взглядом окинул обстановку дома.

Сам же лорд Шелфорд по тому, как Давина возбужденно щебетала всю дорогу до Ларк-Хауза, успел понять, что лорд Дэлвертон действительно занял место Феликса Бойе в ее сердце.

Поэтому узнать общее состояние дел лорда Дэлвертона ему казалось нелишним.

Въехав в ворота Ларк-Хауза, он не мог не заметить, что поместье обветшало и выглядит несколько запущенно. Покосившиеся ограждения, неухоженные деревья и кустарники.

Здесь же, в доме, он видел выцветшие гобелены, потертые чехлы кресел, также отражающие все признаки упадка.

Наблюдая за ним, тетя Сара покраснела. Впервые она отчетливо поняла, почему Чарльз не хотел приглашать к себе соседей.

Однако она не знала того, что лорд Шелфорд хотя и составил для себя общую картину финансового положения Дэлвертонов, тем не менее находился под большим впечатлением от их родословной, поскольку свой титул он получил сравнительно недавно и втайне считал, что на самом деле не достоин даже свечу подавать настоящему лорду.

Это чувство только укрепилось в нем при первом же взгляде на лорда Дэлвертона.

Удивленный, Чарльз встал из-за письменного стола, когда в гостиную провели лорда Шелфорда и Давину.

На лорда Шелфорда произвели самое приятное впечатление манеры и внешний вид молодого человека.

«Настоящий аристократ голубых кровей!» — удовлетворенно подумал он.

Тетя Сара указала Давине на диван. Лорд Шелфорд отказался садиться и остался стоять рядом с зажженным камином, держа руки за спиной.

— У вас довольно милый старинный домик, — весело сказал он.

— Благодарю вас, — ответил Чарльз. — Он принадлежит нашей семье уже больше двух веков.

Давина сидела на диване, скромно опустив глаза, но, услышав голос Чарльза, подняла голову. От блеска ее фиалковых глаз у тети Сары перехватило дыхание.

«Какая милашка, — подумала она. — Что еще нужно Чарльзу?»

Давина была ужасно разочарована тем, что Чарльз удостоил ее лишь кивком головы. Похоже, его больше интересовал ее отец, чем она. Он заговорил о волне грабежей, недавно прокатившейся по округе.

— Мне это место сразу понравилось, — говорил лорд Шелфорд, — именно потому, что показалось таким уединенным. Но я не ожидал, что здесь будет такой разгул беззакония. Я слышал, что за этими преступлениями могут стоять цыгане?

— Не так давно милях в десяти отсюда остановился табор, — сказал Чарльз. — Но это ведь ничего не доказывает.

— Х-м-м-м, — протянул лорд Шелфорд. — Однако это совпадение наводит на мысли. На тревожные мысли. Уезжая недавно по делам, я дал распоряжение своему привратнику держать ворота поместья на замке. Я ведь волнуюсь за свою маленькую проказницу, которая сейчас здесь с нами.

— Да, — лишь сухо кивнул Чарльз.

Давина не успела понять, что ее в большей степени заставило покраснеть: то, что ее назвали маленькой проказницей, или то, что лорд Дэлвертон бросил на нее лишь мимолетный взгляд.

— Сэр, насколько мне известно, вы вчера спасли мою дочь от бури, — продолжил лорд Шелфорд.

— Я рад, что смог оказаться ей полезен, — коротко ответил Чарльз, по-прежнему не глядя на Давину.

Тетя Сара бросила на племянника недовольный взгляд и повернулась к лорду Шелфорду.

— Вы разрешите предложить вам чаю? — спросила она, улыбаясь.

Лорд Шелфорд покачал головой.

Благодарю вас, сударыня, но мы не станем засиживаться. Я приехал выразить свою благодарность лорду Дэлвертону и спросить, не окажет ли он нам честь, приняв приглашение отужинать в Прайори-Парке в субботу. Разумеется, сударыня, это приглашение относится и к вам.

— Мы с радостью его принимаем, — постаралась опередить племянника тетя Сара.

Немного помолчав, Чарльз слегка кивнул головой.

— Конечно же. Спасибо, — сказал он. — В котором часу вы будете нас ожидать?

— Ну хоть бы в семь, — ответил лорд Шелфорд. — В это время еще достаточно светло, и я смог бы показать, какие восстановительные работы уже проведены в доме, разумеется, если вам будет это интересно.

Только подойдя к двери в холл, Давина обернулась, чтобы посмотреть на Чарльза.

К ее изумлению, оказалось, что за тем, как она уходит, он наблюдает в зеркале над камином, где их взгляды и встретились на мгновение.

Чарльз тут же отвел глаза, и Давина покинула гостиную.

Всю дорогу домой в Прайори-Парк она думала о лорде Дэлвертоне.

Несомненно, он смотрел именно на нее, а это уже интересно, хотя губы-то у него были плотно сжаты! Тем не менее, поймав его взгляд в зеркале, она поняла, что вызвала в этом мужчине пока непонятное ей, но определенно необыкновенное чувство.

В этом чувстве была какая-то мука, и это настолько поразило Давину, что навело ее на мысль о том, что отныне ее жизнь уже никогда не будет такой, как прежде.

Если она не выйдет замуж за лорда Дэлвертона, хозяина Ларк-Хауза, то ей будет все равно, кто окажется ее мужем.

На третий день после визита лорда Шелфорда Чарльз оторвался от бумаг на рабочем столе и пришел в крайнее изумление, заметив в окно брата Говарда и Джеда Баркера, которые верхом подъезжали к дому. Он поспешил выйти им навстречу.

— Я думал, ты, брат, уехал на весь сезон, — сухо сказал он, когда Говард спешился.

— Дела у меня как-то... не заладились, — нехотя ответил Говард.

Чарльз посмотрел на Джеда, который все еще сидел верхом на лошади и надменно наблюдал за встречей братьев.

— Я поеду в конюшню, — сказал он, беря лошадь Говарда под уздцы.

Чарльз проводил его взглядом и повернулся к Говарду.

— Так сколько ты потратил? — спросил он.

Говард изобразил виновато кислую мину.

— Много, брат.

— А кто же невеста? — спросил Чарльз с саркастической улыбкой на устах.

Говард застонал:

— Не ругайся, Чарльз. Я думал, так будет лучше.

Говард выглядел таким удрученным, что Чарльз больше ничего не стал говорить.

Он послал лорду Шелфорду записку, в которой сообщил о внезапном возвращении брата. Он надеялся, что это известие заставит лорда Шелфорда отложить ужин в Прайори-Парке. Чарльзу не нравилось, что каждый раз, когда он видит Давину, у него начинает теснить в груди.

Однако лорда Шелфорда не так-то легко было заставить изменить свои планы. Он просто-напросто пригласил Говарда присоединиться к Чарльзу и тете Саре в субботу вечером.

Говард с тетей Сарой отправились в Прайори-Парк в карете с родовым гербом. Чарльз последовал за ними верхом. Всю дорогу он был погружен в свои мысли.

Умудренные в житейских делах женщины, с которыми он был знаком до отъезда в Африку, никогда ему не нравились. Дочери охотников и миссионеров, с которыми он встречался на Черном континенте, нравились ему еще меньше. Эти леди были милые, но скучные, к тому же климат и условия жизни также накладывали на них свой отпечаток.

Хотя по большому счету это не имело бы особого значения, если бы одна из них тронула его сердце. С тех пор как его попытки в Африке увеличить доходы семьи потерпели неудачу, которая сопровождалась неумелым ведением хозяйства отцом и мотовством брата, он твердо решил долгое время оставаться холостяком.

На спасение того, что у них осталось, пойдут все его силы, поэтому он считал, что на дела сердечные времени у него просто не хватит.

Однако Давина Шелфорд, это простодушное и нежное создание, каким-то образом смогла пробить его оборону, и теперь он злился на себя за то, что допустил это.

Эти мысли так расстроили его, что, когда они приехали в Прайори-Парк и Давина радостно протянула ему руку для приветствия, глаза его были холодны и полузакрыты.

Рука Давины дрогнула, когда он прикоснулся к ней губами.

Мужчина, который в бурю так крепко прижимал ее к своей груди, который так нежно снимал ее с лошади, который поправлял ей шляпку, когда она стояла перед ним, краснея от смущения, этот самый мужчина теперь выглядел так, словно ему тошно было на нее смотреть.

8
{"b":"164620","o":1}