ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Бенедетто арестовывают в день его помолвки с Евгенией Данглар и отправляют в тюрьму, где Бертуччио, присланный графом, открывает Бенедетто тайну его рождения. Между тем в одном из журналов появляется статья, разоблачавшая бесчестное прошлое Фернана де Морсера, и Альбер вступается за честь отца, требуя от журналиста Бошана опровержения статьи. Бошан отправляется в Янину — место службы Фернана — и оказывается, что все, напечатанное в его журнале неизвестным лицом, — совершенная правда. Альбер и мать его, Мерседес, от позора и отчаяния оставляют дом; Альбер поступает солдатом в полк, воюющий в Алжире, мать его идет в монастырь, а Фернан де Морсер кончает жизнь самоубийством. После ареста Андреа Кавальканти Евгения Данглар вместе с подругой уезжает в Бельгию, где намеревается поступить на сцену, а банкир Данглар, захватив пять миллионов, бежит в Италию, но по дороге его хватают разбойники и отбирают у него все состояние. После смерти жены и сына де Вильфор сходит с ума. А граф Монте-Кристо, отомстив своим врагам, навсегда покидает Париж вместе со своей приемной дочерью, гречанкой Гайде.

Часть первая

ВОЗМЕЗДИЕ

1. Брачный контракт

В июле 1829 года в Париже — этом новом Вавилоне, где удивительные происшествия сменяются одни другими, никого не изумляя, — одно лицо привлекло внимание всех слоев общества и возбудило не только любопытство, но и уважение даже светских львов.

Откуда он явился, кто он, каково его прошлое — все было покрыто мраком неизвестности, делавшим столь интересным героя парижского сезона.

Граф Монте-Кристо — из Италии, Мальты или Бог знает откуда — имел неограниченный кредит в банкирском доме Данглара, одном из значительных домов Парижа; он поселился в самом изящном отеле, приобрел в Отейле превосходную дачу и купил великолепные экипажи, которые по неизвестной причине подарил одной даме из высшего финансового мира; всего этого было достаточно, чтобы сделать графа средоточием общественного интереса.

Кроме того, прекрасного иностранца видели в театре с дамой в греческом костюме, при взгляде на которую трудно было решить, чему больше удивляться — классической ли ее красоте или роскоши и огню бесчисленных бриллиантов, сверкавших на ее уборах. Сказочный граф как магнитом притягивал к себе золотую молодежь. Обычными спутниками новой парижской звезды были Альберт Морсер, сын заслуженного генерала; Дебрэ, молодой и талантливый секретарь министерства, Бошан и Шато-Рено, юноши из высшего света.

На одном из чудесных обедов, которые умел давать только граф Монте-Кристо, к этому кружку присоединился граф Андреа Кавальканти, впервые явившийся в сопровождении своего отца — майора Кавальканти; хотя он был неизвестным иностранцем, присутствие во дворце графа Монте-Кристо открыло ему двери всех салонов и, между прочим, он был принят в доме барона Данглара, у которого и имел большой кредит.

Молодой граф, совершенный Адонис по сложению и красоте, произвел сильное впечатление на единственную дочь миллионера Данглара, Евгению, гордую черноглазую брюнетку; оригинальная красота девушки и богатство ее отца не оставили равнодушными графа, — его сердце и интересы были равно затронуты. Старик Данглар, понесший большие потери на своих последних спекуляциях и тщательно скрывавший это от большого света, надеялся поправить дела за счет миллионов зятя, и, таким образом, ничто не препятствовало браку гордой Евгении с прекрасным графом Андреа.

В один июльский вечер в дом Данглара съехались финансовые тузы и представители высшей аристократии Парижа, чтобы присутствовать при подписании свадебного контракта единственной дочери банкира с итальянским графом Андреа Кавальканти из дома графов Кавальканти.

Роскошно убранный дом был залит огнями, когда около пяти часов начали съезжаться гости.

Невеста явилась в самом простом и в то же время изысканном туалете: ее гладкое платье из белого атласа было отделано драгоценными кружевами такого же цвета, и единственная белая роза полураскрылась в роскошных волосах. Молодого графа окружала толпа золотой молодежи, задающей тон жокей-клубу, да и всей Европе в вопросах вкуса, моды, спорта и эксцентричности.

Барон Данглар в кружке значительнейших финансистов развивал свои знаменитые проекты, доставившие ему его миллионы, благоразумно умалчивая о неприятной для него оборотной стороне медали. Мадам Данглар, прекрасная мать очаровательной Евгении, составляла центр толпы мужчин, почтительно ухаживающих за ней, поклонение которых она принимала как должное. Однако видимым ее предпочтением пользовался молодой секретарь министерства Дебрэ.

Два нотариуса, на которых лежала деловая сторона празднества, давно уже находились здесь, но хозяин дома, по-видимому, намеренно медлил, как бы поджидая кого-то еще. Он действительно ждал.

Когда лакей громко произнес имя графа Монте-Кристо, точно электрическая искра пробежала в зале. Все окружили вновь прибывшего, без которого ни один вечер не мог считаться удавшимся и который, как истинный образец светского человека, любезно раскланивался с гостями, в то же время обращаясь подчеркнуто подчи-тельно к трем представителям семейства Данглара.

Замечательно было, однако, что он как бы не замечал молодого графа Кавальканти, на что, впрочем, только немногие обратили внимание, так как в это время Монте-Кристо начал рассказывать о нападении воров на его дом, причем один из преступников был убит, по-видимому, своим же товарищем. Увлеченные красноречивым повествованием графа Монте-Кристо, гости не заметили, как внезапно побледнел граф Кавальканти.

Спустя несколько минут после сообщения этой последней новости началась официальная часть праздника.

Брачный контракт девицы Евгении и графа Кавальканти был прочтен во всеуслышание, причем несметные богатства обеих сторон изумили даже виднейших и богатейших финансистов и аристократов. Оставалось лишь подписать контракт.

Тут только мадам Данглар заметила отсутствие друга их дома, государственного прокурора де Вильфора — отсутствие, немедленно объясненное графом Монте-Кристо.

— Это я невольно помешал ему явиться сюда,— как бы извиняясь, сказал он.— Дело в том, что убитый в моем доме разбойник оказался бывшим каторжником Кадруссом, и в его кармане нашлось письмо с весьма странным адресом…

Все слушали графа, затаив дыхание, между тем как молодой жених медленно направлялся в соседнюю залу.

— Можете ли вы сообщить нам этот странный адрес? — спросила мадам Данглар.

— О, без сомнения, вам покажется это забавным: это адрес героя сегодняшнего вечера графа Андреа Кавальканти.

Пораженные гости обернулись, ожидая объяснений жениха, но того уже не было в салоне; тщетно его звали и искали в соседних комнатах — он исчез.

Новая сцена ожидала смущенное общество. Не успели еще кончиться поиски, как вошел жандармский офицер с полицейскими и солдатами, немедленно занявшими все выходы.

— Я ищу здесь человека по имени Андреа Кавальканти,— произнес полицейский ровным заученным голосом, всегда производящим впечатление даже на совершенно непричастных лиц.

— Но по какому праву? — спросил барон Данглар с беспокойством.

— Андреа Кавальканти обвиняется в убийстве каторжника Кадрусса, своего бывшего сотоварища по галерам.

Как молния среди ясного дня упала эта весть на высшее аристократическое собрание. Мадам Данглар лишилась чувств; жандармы бросились искать обвиняемого по всем комнатам, нигде не находя его; общество рассеялось, как стая цыплят, испуганная внезапным нападением коршуна; слуги стояли с растерянными лицами — короче, это была минута полнейшего смущения и беспорядка.

2. Решительная невеста

Во время этой катастрофы рассудительнее и хладнокровнее всех была та, которой естественно было бы ужасаться и отчаиваться… Два дня спустя после описанных приключений гордая Евгения с надменной иронической улыбкой отвергла участие и соболезнования своей задушевной подруги, учительницы музыки Луизы д'Арминьи.

2
{"b":"165229","o":1}