ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Вероника оперлась о стену спиной так, что ноги встали почти под сорок пять градусов.

- Потом я поступила в МИФИ и уехала в Москву. Вера поступила в Казанский Государственный, но не протянула дальше первого курса. Легко увлекающаяся она встретила не того парня. Он подсадил ее на героин, и мы с родителями стали ее терять. Поэтому я забрала ее из Казани и поместила в клинику в Москве. Она выкарабкалась. Не сразу, но смогла. Учиться снова не пошла, но я нашла ей хорошее место без требования образования: продавцом в ювелирном салоне. Мы опять были, как в школе: постоянно держались вместе, только уже не менялись - нужда в этом исчезла.

Вероника, наконец, сползла на пол и обхватила руками колени.

- Я старалась всегда быть рядом, следить за ней. Но не могла делать это постоянно. После МИФИ я искала работу, начала заниматься хакингом, мне требовались все сутки целиком. Я не могла больше сопровождать Веру на каждой ее гулянке. Я поверила ей, поверила, что она полностью излечилась. Почти пять лет и ни одного рецидива, - в глазах девушки блеснули слезы. - Но эти ночные клубы Москвы, полные соблазнов. Она снова начала принимать, сначала таблетки, а потом и героин. Она не могла попросить у меня денег или помощи, поэтому украла неколько вещей с работы. Ее поймали - в салоне велось видеонаблюдение. Я на коленях вымолила прощение у директора магазина и оплатила украденные цацки. А Веру отправила подальше из Москвы. Тогда я уже начала неплохо поднимать на хакинге и на заработанное купила квартиру в Самаре, а саму устроила в клинику. Снова длительное лечение, снова рецессия. Врач обязал ее проходить каждый месяц от двух до семи дней в клинике, чтобы держать процесс излечения под контролем.

Вероника посмотрела на меня.

- И тут появился ты. Она так хотела тебе понравится. Ты был прямо я, только с яйцами. Я постоянно за компьютерам и ты тоже. Она не раз и не два стояла у меня за спиной, пытаясь понять, чем я занимаюсь. Уверена, что и за твоей спиной стояла. Дико раздражает, кстати, - глаза девушки полыхнули огнем. - Представь себе мое состояние, когда я узнала, что ее компьютерный кавалер с квартирой и машиной - это ты. Признаюсь, в тот момент я была даже рада этому. Уж лучше такой, чем очередной хлыщ с наркозависимостью. Но потом она стала подозревать. Проследила за тобой вместо того, чтобы поехать в клинику. И все, она сорвалась. Слетела с катушек. Пошла в ближайший ночной клуб и нагрузилась какой-то дрянью. Я нашла ее в притоне, сняла с нее таких же упоротых ублюдков и притащила в клинику. Но было поздно.

Две капли, по одной из глаза, проторили дорожки по направлению к линии губ.

- Необратимые изменения психики. Мозг - слишком тонкий инструмент, чтобы можно было так часто его испытывать наркотиками. Теперь она лишь иногда ненадолго приходит в себя, врачи называют это моментами озарения, инсайтами. В остальное время она старая развалина с трясущейся головой и несвязной речью. Я отправила ее в Таиланд к морю по своему паспорту, таскала к ней местных докторов, но все бесполезно, - Вероника остановилась и посмотрела на меня. - Теперь тебе все понятно? За каждый поступок надо платить, Женя, даже за самый маленький и ничего вроде бы не значащий.

- Не я посадил ее на героин, - пробурчал я. История Веры оставила тяжелое впечатление.

- А мне плевать! - Закричала Вероника. - Это после тебя она стала такой. И тебе за это придется заплатить.

В этот момент Вера очнулась, навела на меня свой взгляд и ее лицо посветлело.

- Женя! Женечка! - Она скривилась и заплакала. - Прости меня, Женечка, я не думала, что так получится, я не хотела, - и снова зависла, только слезы продолжали течь по остекленевшему лицу.

Вероника встала, отряхнула брюки и вытерла рукавом лицо.

- Поехали. Помоги мне довести ее до машины.

Мы, поддерживая Веру с двух сторон, провели ее от квартиры до черного бмв и посадили в него.

- Ты ее придерживай, она обычно спокойная, но сейчас рядом ты. Не хотелось бы попасть в аварию, так и не доехав до Анны с детьми, - Вероника перехватила в зеркало мой пылающий гневом взгляд. - А что, мы уже познакомились. Она хорошая девушка. Не стань мамочкой, могла бы сделать приличную карьеру. Даже тут ты напортачил. Телефон? Дай мне твой телефон, - Вероника взяла мой смарт и выбросила на улицу. - Он вряд ли тебе еще понадобится.

Мы отъехали. Я легонько придерживал Веру, но она была словно кукла. Вероника вела автомобиль быстро и уверенно. Чтобы как-то убрать возникшую тишину, она включила радио. Мощный бит вырывался из динамиков, мешая сосредоточиться, но девушке это нисколько не мешало.

Я осторожно бросал взгляды по сторонам, но лишь раз поймал сворачивающую в проулок машину Игоря. Оставалось надеяться, что меня не потеряют. Мы выехали из города и понеслись по трассе в сторону дачных поселков. Через какое-то время Вероника свернула на грунтовую дорогу и еще минут десять мы ехали в сопровождении исключительно деревьев по обе стороны.

В конце концов автомобиль оказался перед небольшим двухэтажным домом, возле которого стояли три автомобиля: джип чероки, мерседес какой-то старой модели и микроавтобус. Возле дома прохаживалось трое типов в спортивной одежде.

- Турбаза, - объявила Вероника. - Сняла ее целиком на пару дней. Тут рядом отличное озеро. Но, пожалуй, сегодня будет не до него. Выходим.

Вероника кивнула парням, те кивнули в ответ. Мне показалось, что под спортивными куртками у них пистолеты. Я помог вывести Веру, и мы поднялись наверх. В комнате, куда мы вошли, на диване сидели дети с Аней. Возле окна стоял азиат Джим. Вероника довела сестру до кресла и усадила ее, после чего вытерла Вере край губ от слюны и накинула на ноги плед.

- Вот и все, Женя. Теперь когда ты знаешь причину, попробуем поторговаться. Я сначала хотела обменять здоровье своей сестры на все, что у тебя есть. Но это слишком, я и так уже много взяла. Выбери кого-то одного кроме себя. Джим покончит с ним, и мы разбежимся. Я навсегда исчезну из твоей жизни.

Я бросил взгляд на детей и Аню. Катя напряглась, желая броситься ко мне, но Аня ее придержала. В глазах любимой я читал готовность пожертвовать собой, но я не верил Веронике. А даже если она и собиралась сдержать слово, то я не был готов жертвовать хоть кем-то: девочкой, ставшей мне практически дочкой, сыном или женщиной, которую любил.

- Что молчишь? Я жду. Выбирай. У тебя есть всего пара минут. Если не выберешь, то я сделаю выбор за тебя. Джиму все равно кого убивать, я плачу его семье достаточно денег, чтобы он был послушен как собака, - Вероника подошла к детям и Ане. - Эники-беники, ели вареники... Как там дальше? Ладно. Пусть это будет девочка!

- Нет! - Вскрикнул я.

- Нет? Значит, перебором от противного. Тогда мальчик? Такой милый и так похож на тебя, - Вероника присела перед Женькой. - Ты в курсе, что твой папка такой нерешительный?

- Папка? - Озадаченно вымолвил ребенок и перевел взгляд на мать, которая пожала плечами. Не лучший момент и не тот человек, чтобы узнать правду.

- Ох, какая мелодрама, мама забыла сказать сыну об отце, - Вероника посмотрела на меня. - Так что, мальчик? Зачем тебе сын, который не знает, что ты отец?

- Вероника... Не надо... - прошептал я.

- Раньше надо было думать. Я решила, это будет мальчик. Одного ты уже прошлепал на корабле, теперь будет еще одна невинная жертва. Знаешь, как звали того малыша? Ли Кань Ши. Хороший. Умненький. Будущая надежда и опора своей матери. И вот на его пути встаешь ты, сомневаешься в моей уверенности и делаешь мальчика совершенно ненужной жертвой. А ведь мог бы еще жить и жить. У тебя не жизнь, а дорога, усеянная развалинами и трупами. Ты - совершенно бесполезный и опасный для окружающих человек.

В этот момент во дворе раздались выстрелы. Мне хотелось броситься к окну, чтобы убедиться в том, что это Владилен и Игорь начали свои действия. Но я удержался, тогда как Вероника в два прыжка оказалась там. Бросив взгляд во двор, потом на меня, она повернулась и быстро вышла из комнаты. Я оценил обстановку: азиат стоял возле окна и одним глазом наблюдал за ситуацией во дворе. Вера продолжала находиться в состоянии грогги, дети и Аня так и стояли перед диваном, не смея тронуться с места.

42
{"b":"165465","o":1}