ЛитМир - Электронная Библиотека

   О нем и зашел разговор, во время которого я отчаянно мигала Юле и Антону, чтоб не проговорились о том, что мы дали ему деньги. Люся сидела ниже травы, ведь и она сидела в папиной машине во время аварии. Судя по всему, родители этого не знали. Северус не сказал им.

   Досыта обругав Севу, Лора начала расспрашивать невестку и зятя об их родителях. Антон тем временем разливал спиртное. Потом Виктор рассказал Максу, мне и Люсе неприличный анекдот, за что был наказан ударом полотенца Лоры по спине. Лука начал защищать его, в общем, начались полушутливые перебранки, которыми обычно славились наши застолья и после которых голова была просто квадратной.

   Мы сидели где-то час, я слушала рассказы племянницы Стеллы о том, как ей надоела школа и она скорее хочет в университет, учиться на журналиста, как и я. Я кивала, ощущая какое-то смутное беспокойство. Оно усиливалось с каждой минутой. Что-то было не так. Я извинилась, встала и прошла в кухню, чтобы выпить воды. В кухне работал телевизор, и я, неспеша попивая минералку, успела посмотреть кусочек праздничной службы в Михайловском соборе. В дверь позвонили.

   - О, это Северус, наверное, пришел, - это Лора.

   Конечно, Северус... Кто-то из моей родни - позже я увидела там Витю - подошел к двери. И открыл ее.

   - Привет. Я друг Гайи. Могу я войти?

   Я услышала голос Маны. Витя, видимо, заколебался, не зная, что сказать незнакомцу. И лишь поэтому я успела выскочить из кухни с истошным воплем: "Нет!"

   Глава 3

  Ненавижу людей, которые меня любят. И они меня ненавидят!

  Futurama

  Самая сильная ненависть - порождение самой сильной любви.

  Т. Фуллер.

  В повисшей тишине все уставились на меня. Я выдавила некое подобие улыбки:

   - Это ко мне, я сейчас...

   И я пулей метнулась к выходу, чтобы никто из моей гостеприимной родни не успел позвать Ману в дом.

   Я захлопнула за собой дверь, оказавшись лицом к лицу с вампиром. Он внимательно смотрел мне в глаза и молчал. Как всегда, на нем было пальто, в этот раз черное. Интересно, а летом он тоже пальто носит, чтобы прятать свое оружие?

   - Я тоже рад тебя видеть.

   Ледяной голос напомнил мне о тех не столь далеких временах, когда я намеревалась устроить этому вампиру запоздалую встречу с Творцом.

   - Что ты здесь делаешь, Мана?

   - Это ты что здесь делаешь? - он опешил от моей наглости. - Я русским языком велел тебе не высовывать носа из дома.

   - Я давно не виделась со своей семьей, ты не появлялся. И мне нужно было кое-что проверить здесь.

   Мана прищурился, глядя мне в глаза.

   - Я тебя сейчас стукну, - зло сообщил мне он.

   Я испуганно отпрянула, но он поймал мою руку. Я поняла, что мое безотчетное беспокойство было вызвано приближением Маны к дому моих родителей. Я тебя стукну... Волна старого страха и совершенно новой боли окатила меня. Зря поверила ему. Зря расслабилась и сочла себя такой особенной, что Мана попридержит ради меня свой бешеный нрав, снискавший вампиру славу психа даже среди кровососущей братии.

   Неожиданно в лице Маны что-то изменилось. Он на миг растерялся, выпустил мою руку.

   - Прости, я... почувствовал тебя.

   Потирая запястье, я настороженно глядела на Ману.

   - Хорошо, конечно, что ты меня чувствуешь, но с каждой такой вспышкой гнева твой кредит доверия будет таять, - честно предупредила я.

   - И что тогда будет, а? - с издевкой спросил он, улыбаясь. - Ты меня убьешь? Стоп, ведь это мы уже проходили.

   С минуту мы стояли, глядя друг на друга. Честно говоря, я была немало раздосадована его поведением и словами. Он же весь лучился злостью и ехидством.

   - Я пришел к тебе, тебя нема, - сказал он. - Пiдманула, пiдвела... Собирайся, мы едем в Киев.

   - Нет.

   - Тогда впусти меня.

   - Нет.

   Он так посмотрел на меня, что я поторопилась добавить:

   - Я не стану подвергать свою семью такому риску, разрешая тебе войти.

   В следующий миг я поняла, что жить мне осталось всего ничего. Глаза Маны не просто горели - они испепеляли. Вдруг подумалось, что с моей семьей он бы неплохо поладил.

   - Я сейчас просто беру тебя на руки и уношу прямо в этих милых розовых тапочках. Идет?

   Я задумалась. Было холодно. Надо что-то решать, иначе замерзну.

   - Мана. Я не могу впустить тебя в дом своей семьи. Ты и сам должен понимать это.

   - Значит, ты прогоняешь меня и не доверяешь мне. Дела... А пару дней назад... - он умолк.

   Мне стало стыдно.

   - Прости...

   - Приглашение можно отменить, - нехотя сообщил Мана, перебивая меня.

   - Да?! И как же?

   - Я должен сам отказаться от него.

   - И ты сделаешь это?

   - Да.

   Значит, имея возможность попросту увезти меня отсюда, вампир все же решил пойти на компромисс? Что ж, я делаю успехи в воспитании...

   Я открыла дверь дома и вошла в прихожую.

   - Папа, тут пришел мой друг, Мана, можно ему войти?

   - Конечно, - раздался несколько удивленный голос папы.

   Мана радостно заулыбался, шагнул внутрь и шепнул мне, коснувшись губами моего уха:

   - Я тебя обманул.

   Я онемела от его наглости и его прикосновения. Он разулся, пока я пыталась справиться с эмоциями, снял пальто. Под ним у Маны был свитер цвета кофе с молоком, с V-вырезом, под свитером - белая рубашечка. Еще был кожаный шнурок с гематитом на шее и джинсы. Мана явно собирался сегодня познакомиться с моими дорогими родственниками, осенило меня. Никакого оружия, никаких дорогих пижонских рубашек и штанов, больше подходящих для образа законченного мерзавца. Волк в овечьей шкуре, ага. И, тем не менее, мысль об этом согрела меня настолько, что я отмерла.

   - Я все же грохну тебя когда-нибудь, - прошептала я Мане, задержав его в прихожей.

   Он ухмыльнулся, он был доволен собой.

   - Знакомьтесь, - я вошла в гостиную, где все с любопытством уставились на парня, из-за которого я с воплями пронеслась по дому. - Это Мана. Мана, это мой папа...

   Я быстро поименно перечислила всех, горячо надеясь, что вампир сразу забудет имена и как-нибудь оконфузится.

   - Садитесь, садитесь, - Лора жестом указала Вите на стул, стоящий у елки.

   Мой младший брат мигом приволок его к столу и поставил возле меня.

   - Подвинься, Марусь, - сказал он Марине.

   - Нет, - девочка вцепилась в стол руками.

   - Ставь сюда, - папа подвинулся.

   Лора быстро организовала для гостя тарелку и приборы. Я злорадно посмотрела на вампира: интересно, как он будет отмазываться от настойчивых предложений попробовать заливное или салат?

   - А давно вы с Гайей знакомы? - задала любезно вопрос Лора.

   Я внутренне ликовала. О, эти допросы моей мачехи мало кто переживал без потерь и полной деморализации. Сейчас ты получишь по первое число, милый Мана...

   - Нет, с месяц примерно.

   - А где вы познакомились? - спросила Юля. Она с очевидным интересом пялилась на него.

   - В моем клубе, - не моргнув глазом, соврал Мана. И убил этим многих зайцев, которые наперебой начали расспрашивать его о клубе, родителях, роде занятий, образовании, возрасте.

   Мана врал как по-писаному. Видимо, сказывалась долгая практика. Весть о том, что он сирота, вознесла его в глазах моих родных еще выше.

   - А еще Мана состоит в одной организации, которая называется Орден триариев, - сообщила я папе и торжествуще уставилась на Ману.

   Тот одарил меня снисходительной улыбкой.

   - Ну да, триарии мы для обывателя, а для знающих людей - Армис Тутерис. Название по строке...

10
{"b":"165618","o":1}