ЛитМир - Электронная Библиотека

   Минут двадцать спустя мы по приглашению вдруг ставшего очень обходительным и скромным Маны уже ехали в его квартиру.

   - Скажи... - я задала Гаю Марцию вопрос, который мучал меня больше всего. - А ты скучал по мне? Хоть иногда?

   Куратор, сидящий возле Маны на переднем пассажирском сидении, немного помолчал, а потом сказал:

   - Скучал. Иногда до безумия. Иначе зачем, как ты думаешь, я ходил за тобой, пока ты была ребенком и юной девушкой? Скучал. И не хотел, чтобы тебя... обидели.

   Пара скупых фраз. Но мне и этого, верите ли, верите - было более чем достаточно.

   Глава 17

  I`ll be your slave forever, Master,
  That`s where my freedom hides.
   Scarlett "Flaming angel"
  Ревели трубы: "Начинай,
  Король, войну!"
  А он любил, как мог, любил
  Её одну.
  И до других времён была
  Отсрочена война.
  Ведь то, что боги не смогли -
  Любовь смогла!
  (с) Ангелара.

   - Вот, - Гай Марций протянул мне черно-белую фотокарточку. - Это за год до твоего рождения. Мы с Аней как раз помирились после ссоры. Кажется, в последний раз.

   - Господи! А где это вы? Такая странная машина... И этот автомат.

   - Это в Риме, в автомастерской моего знакомого. Кстати, я подумываю взять тебя с собой в Италию. Мы тогда посмотрели фильм "Бонни и Клайд", и Анютке захотелось сделать фото в стиле... Обстановка показалась ей подходящей. У нее дар был: на ровном месте найти приключение или придумать его самой.

   - Авантюристка?

   - Страшная, закоснелая, прожженная авантюристка...

   Я подымаю от фотографии глаза на Гая Марция. Он смеется, сидя в кресле в квартире Маны. Ему внимают с большим интересом Жанна, Жози, Адриан и Северус (наконец-то пустующие комнаты в квартире Маны заняты). Оперевшись о спинку моего кресла, стоит сам зеленоглазый с неизменным стаканом в руке, рассматривает фото через мое плечо.

   - Налей мне вина, пожалуйста, - обращаюсь я к Мане.

   - Красного, белого?

   - Красного.

   Он так мил, когда мы общаемся в присутствии моего... отца. Непривычно думать о кураторе Марселе Брюно как о моем отце Гае Марции Антонине.

   Жанна тянет ко мне руки, даю ей карточку - посмотреть.

   - Мон дью, какая же она красавица! - восхищается француженка, приникая к плечу сестры, чтобы показать и ей несравненную красоту моей матери. - Она была натуральной блондинкой?

   - Она была очень светловолосой, - сказал Гай, - но осветляла волосы до платины - как Монро, говорила она, - тут он усмехнулся.

   - Да, а пару лет спустя после этого фото она сделает "химию" и выстрижет дурацкую модную челку, - говорю я, вспоминая ее фотографии после моего рождения.

   - Она любила рискованные эксперименты, - Гай Марций подкуривает сигарету. - Однажды в Триесте она решила сделать себе тату на половину спины. Еле отговорил. Я покажу тебе тот квартал, где ей пришла в голову эта идея. Криминальная дыра...

   - Хочешь посмотреть? - предлагает Жози Северусу фото. - Ах да, ты ведь уже видел ее...

   - Ну и что? - Северус разглядывает фото Гая и моей матери, через его плечо смотрит и Адриан. Сева поднимает на меня глаза, переводит на куратора. - Мне тяжело в это верить... но вы и правда очень похожи.

   Гай с интересом смотрит на Севу.

   - Итак, еще один Антонин, значит? - он улыбается, когда Северус смущенно прячет глаза. - Я долго старался, чтобы это имя забыли.

   И он крепко задумался. Наверное, над тем, что такое ирония судьбы. В последнее время я часто сталкивалась с этой иронией.

   - Эээ... - экаю, не зная, как обратиться к Гаю. - А как вы с мамой встретились?

   - Обыкновенно, как нормальные люди, - он выныривает из своих размышлений. - Она ела мороженое у фонтана, в красном сарафане и с распущенными волосами. Я подсел и спросил, вкусно ли... Она предложила попробовать. Так, слово за слово... - Гай с улыбкой развел руками. - Ей тогда едва стукнуло 22 года.

   - А ты работал куратором Форума в Харькове?

   - В Украине вообще, 15-ый год на тот момент.

   - И встречался с Евой? - этот вопрос я просто не могла не задать.

   - Встречался - это громко сказано, - Гай саркастично поднял бровь, - увы! Даже потомку древнейшего рода Фабиев, у истока которого стоял сам Геракл, не всегда оказывалась честь быть на равных рядом с королевой...

   Жанна хихикнула. По-моему, ей очень нравился мой... эээ... Гай.

   - Так вы от нее ушли к Гайиной маме? - спросила она.

   - Ну да, ушел, - он пожал плечами.

   - А что же она вас не приворожила? - Жози захихикала.

   - Правда, - я вспомнила, как Ева умела подчинять вампиров, - она могла просто заставить тебя остаться.

   - Смысл?

   - Ну, если и спустя 30 лет в ней еще играет ретивое, то...

   - Суть в том, что на очень старых вампиров ведьминские штучки не действуют, - пояснил Гай. - Да и не посмела бы она со мной играть в эти игры, - он затянулся, выдохнул дым.

   - Мне кажется, Ева посмела бы все, - хихикает Жози.

   - Нет, - Гай отрицательно качает головой, - я бы просто свернул ей шею. И она об этом догадывалась...

   Странно слышать это от куратора. Впрочем, он не всегда был куратором. Ох, ну вот снова! Я вижу только поверхностное, наносное, и забываю о том, что за плечами каждого из вампиров - очень длинная жизнь, зачастую прожитая совсем не так, как хотелось. Все как у смертных...

   - Я все хотела спросить, - вспомнила я, - как вышло, что твоя фамилия оказалась у моей мамы?

   Гай опустил глаза, задумался. Потом поставил на столик опустевший бокал.

   - Видишь ли, все достаточно непросто. Если не углубляться в дебри истории... Вообще я был Фабием, Антонин - скорее, одно из моих имен. Когда я стал вампиром, научился ходить по солнцу, то стал активно принимать участие в политических процессах в Риме. И как-то в честь мою назвали Антонином мальчика, которого позднее я продвинул к трону. Антонин Пий - позднее и всю династию императоров, которые так или иначе были родней Пия, начали называть Антонинами. Так.

   Северус по знаку Маны налил Гаю еще коньяка.

   - Благодарю, малыш.

   От этого "малыш" Сева смутился, но, очевидно, ему это было скорее приятно. Вообще должна признать, что довольно забавно и интересно находиться в обществе создания, которое родилось даже не в этой эре. Даже Мана был полон уважительного отношения к моему... Гаю.

   - Аня просто пришла и попросила мою фамилию. Разве я мог отказать в таком пустяке беременной моим дампиром женщине? - Гай холодновато усмехнулся. - Убедить соответствующие органы выдать ей новый паспорт не составило труда. Через три дня она уже была Анной Антонин. Все.

   Да, все... Но была в этой истории некая недосказанность, что ли.

   - Слушай, - вспомнила я еще, - а почему Траян сегодня назвал тебя таким странным словом - Парри...

   На мое плечо легла рука Маны.

   - Ты, кстати, не голодна? - его голос заставил меня умолкнуть и не закончить вопроса.

   - Нет, не голодна, я хоте...

   - В таком случае, я бы хотел поговорить с тобой, если ты не против.

   Смотрю на Гая. Мана ведь перебил меня на половине вопроса, а он сидит и улыбается.

94
{"b":"165618","o":1}