ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Существуют ли хоть предположения о путях миграции рыб до и после периода размножения?

— Никаких. В этом деле все полно тайны. Весь год мероу существуют разбросанно по всем рифам. Но раз в году их можно выгребать тысячами хоть голыми руками. Остальное время никто не знает, чем они занимаются, откуда приходят сюда и куда уходят. Единственный способ разобраться в данном вопросе — маркировать рыб. Ведомство, которое я возглавляю, пока не преуспело в этом отношении. Но я не теряю надежды.

Призрачный поселок

«Калипсо» подняла якорь и покинула гавань Белиз. Сейчас все наши интересы сконцентрировались на мероу. Корабль остановился около Пойнт-Эмили, в 40 м от кораллового барьера в узком проходе между опасными рифами. Там, где рифы выходили к поверхности воды, возник поселок — призрачное селение, пустующее 51 неделю в году.

Сейчас все дома были заняты. В короткий рыболовный сезон люди работали почти 24 часа в сутки.

Я забрался в зодиак, чтобы в сопровождении Бернара Делемота посетить это удивительное селение, выросшее из моря. Хижины, крытые соломой, с настилом на сваях казались порожденными магией волн. Каждая хижина имела свой причал, сушильню для рыбы и садок для живых мероу.

Уже почти столетие поколение за поколением, год за годом жители Белиза использовали эти хижины, поддерживая существование эфемерного поселка. После сезона лова мероу штормы разрушали три четверти его. Но с наступлением следующей зимы он вновь, как по волшебству, вырастал над водой.

Вокруг трудились рыбаки. До сих пор им, как и их предкам, удавалось забирать у моря некий минимум, необходимый для удовлетворения их скромных потребностей. Они составляли потребительское звено экосистемы, являясь в ней одним из многочисленных факторов естественного ограничения численности популяции. В такой роли они не представляли опасности для вида мероу в целом.

Сегодня в этом отдаленном уголке Карибского моря, как, впрочем повсюду, технический прогресс угрожает вековому равновесию, сложившемуся между человеком и природной средой. Использование подвесных моторов и коммерческий экспорт добычи привели к резкому увеличению объема лова. Деятельность рыбаков приобрела характер истребления, лишая популяцию возможности выживания. Если уровень улова будет систематически превосходить максимальный уровень воспроизводства вида, — что совершенно реально, — то сколько времени такая диспропорция просуществует, пока не разразится катастрофа?

Мы подошли к одному рыбаку и завязали с ним беседу.

— Надеетесь ли вы, — спросил я, — выловить более крупных мероу, нежели те, которые попадались в последние дни?

— О нет, — ответил он. — Эти вот весят около 30 фунтов каждый и принадлежат к самым крупным, которых я загарпунивал.

— Я полагаю, что они приходят в эти места размножаться…

— Мы тоже так считаем. Если их вскрыть, то обнаружится, что они набиты икрой. Взгляните, например, на брюхо этой самки: оно напоминает бурдюк.

— Действительно, — согласился я, — у нее такой вид, что вот-вот хлынет икра! Но скажите, вы давно занимаетесь ловом мероу в Белизе?

— Всю жизнь. Этим занимались и мой отец, и отец моего отца.

— Ну и как же обстояли дела раньше!

— Сезон начинался в такое же время и длился столько же. Мы работали тогда точно так же, как и теперь. Но рыбы тогда было гораздо больше. Лет 15 назад я вылавливал в день 300–400 штук. Сегодня я добываю в десять раз меньше.

— И что вы об этом думаете?

— Слишком много людей рыбачит здесь. Некоторые не уважают ничего. Они убивают мероу просто для развлечения. Это приходящая рыба. Она начинает бояться и уходит в другие места. Или же она вымирает. Я не знаю, что происходит, но рыба исчезает.

— Как по вашему мнению, — спросил я в заключение, — мероу мечут икру вдоль всего рифа или только в этом месте?

— Только на этом маленьком участке. Мы зовем это место банкой. Здесь несколько глубже, и рыба приходит сюда каждый год.

«Рыба становится редкой»… «Рыба исчезает…» «Раньше ее добывали гораздо больше…» «Когда-то отмели казались неистощимыми, сегодня они опустели…»

Тысячу раз я слышал эти фразы от рыбаков во время моих плаваний. Я слышал их в портах Средиземноморья, Ла-Манша и Северного моря, в Атлантике и на Тихом океане. Это приводит в отчаяние. Индустриальные и сельскохозяйственные отходы, а также загрязнение, связанное с урбанизацией, привели к нарушениям экологического равновесия. Сюда следует добавить современный траловый лов, истощающий морские ресурсы. Но причиной того, что численность популяций различных видов постоянно уменьшается, является строительная деятельность в береговой зоне, судоходство, промышленность и туризм. Совместное действие всех этих факторов быстро приближает биологическую катастрофу…

Белизским мероу угрожает сейчас лишь интенсифицированный отлов; пока он сохраняет, к счастью, свои традиционные формы. Если в ближайшем будущем рыбы будут страдать еще и от развития туризма или загрязнения моря, то перспектива их выживания станет очень сомнительной.

Известно, что в оптимальных условиях эта рыба прибавляет около 0,5 кг в год. Следовательно, экземпляру массой 15 кг тридцать лет, а двухсоткилограммовый австралийский мероу прожил уже четыре столетия! Вот ритм развития, который ближе к дубу, чем к быку. Он дает представление о катастрофе, в которую попадет этот вид при увеличении его отлова или загрязнении моря.

6. Морские хамелеоны

С возрастом они меняют пол

Добрый самаритянин

Большая разноцветная рыба

У самки — два миллиона икринок

Осечка

Спящий риф

Мы — бессовестные соглядатаи

Любовное неистовство

Белизский риф представляет собой великолепный сад. Меж языками кораллов высотой 5-10 м, продырявленными как швейцарский сыр, лежат белопесчаные аллеи. Весь этот лабиринт из коридоров и пещер заселен мероу и другими тропическими рыбами. Они движутся среди водорослей, мадрепор, горгонарий, мшанок и губок, где морские лилии и спирографы распустили зонтики щупалец, где ползают морские звезды и морские ежи. Красные, желтые, темно-синие и коричневые цвета переливаются в светло-лазурной воде, пронизанной серебристыми пузырьками от аквалангов.

Риф раскинулся как огромный массив с каменистыми склонами и песчаными долинами, радиальными к внешней гряде подводных скал. Долины похожи одна на другую. Почему же мигрирующие мероу заселяют лишь некоторые из них? Почему мероу избрали Пойнт-Эмили местом своих ежегодных любовных встреч?

Сюрпризы моря - i_091.jpg

В Пойнт-Эмили мы открыли подводный каньон, колорит и пропорции которого столь гармоничны, что мы окрестили его Долиной отрады. Мероу собираются там в большом количестве, поскольку они тоже чувствительны к гармонии.

Многочисленные физические, химические и биологические факторы влияют на выбор рыбами места для откладывания и оплодотворения икры. К таким факторам относятся температура, соленость воды, количество растворенного кислорода, освещенность, концентрация ионов металлов, удельная масса взвешенных органических веществ и пр. Экспериментировать в этой области нелегко. Для наблюдателя, изучающего поведение животных в естественных условиях, многое остается неопределенным: он не может, выясняя влияние естественных факторов среды, выделить их влияние в отдельности. Поэтому я не надеюсь, что удастся выявить роль ряда экологических параметров в интересующих нас вопросах.

С возрастом они меняют пол

Из «Дневника» Альбера Фалько

«3 февраля. Сегодня вся экспедиция, за исключением капитана Альбера, механика и кока, работает под водой, группами по три-четыре человека. Я прыгаю в воду вместе с Джо Томсоном и Луи Презеленом. Едва достигнув дна, мы замечаем великолепного мероу, энергично движущегося в направлении Пойнт-Эмили, где находится место их сбора. Затем еще одна рыба проходит мимо, не обратив на нас внимания: видимо, она слишком поглощена целью миграции, чтобы отвлекаться на каких-то черно-желтых амфибий…

30
{"b":"165960","o":1}