ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A
Молоко скатов

Иногда барракуды оставляли нас в покое, и тогда ничто не омрачало радости подводных исследований.

Здесь на широких просторах песчаного дна мы несколько раз тревожили скатов-хвостоколов. Эти животные перемещаются по морскому дну, колыхая своими треугольными грудными плавниками. При малейшей тревоге они поспешно зарываются в песок, выставив наружу лишь пару настороженных глаз.

Сюрпризы моря - i_012.jpg

Экосистемы тропических рифов обладают сложной структурой. На дне раскинулись веерообразные горгонарии, инкрустированные водорослями, желтые и красные губки, к которым жмутся голубые рыбы-хирурги.

Кроме замечательной гомохромности со средой, у скатов почти нет средств защиты от крупных хищников. Слишком медленные и неверткие в силу плоской формы (считают, что это настоящие акулы, спрессованные в спинно-брюшном направлении), они, чтобы выжить, развили защиту из игл на спине и на хвосте.

У скатов-хвостоколов, называемых иначе морскими котами, эти иглы выступают из желобков, связанных с железой, вырабатывающей яд. Находясь в опасности, скат сильно взбивает воду спиной и хвостом и пытается вознить жало в нападающего противника. Довольно часто встречаются акулы, из тела которых торчит ядовитый шип ската.

Скаты-хвостоколы входят в семейство хвостоколовых. У морского кота (Dasyatis pastinaca), достигающего в длину 2 метра, зазубренное жало выступает почти на 40 см, и рыбаки опасаются встречи с этим животным. (Полинезийцы используют иглу ската в качестве наконечника для копья.) Интересен способ размножения скатов, как, впрочем, и многих других представителей отряда скатообразных. У них происходит не только спаривание, присущее всем хрящевым рыбам (мужские особи имеют пару копулятивных органов, называемых птеригоподиями, — видоизмененная часть брюшных плавников с наружным желобком), но существует и период беременности… Оплодотворенные яйца остаются внутри тела женской особи — в яйцеводе, т. е. она является яйцеживородящей. Яйцевод настолько расширен, что его скорее можно назвать «маткой». Эта «матка» устлана как ковром сосудистыми ворсинками, выделяющими питательную жидкость вроде «молока». Зародыш, так сказать, «сосет» свою мать и благодаря этому развивается. По истечении срока «беременности» происходят «роды». Рождающийся появляется хвостом вперед, с туго обернутыми вокруг тела плавниками. Интересно то, что этот способ аналогичен родам у китообразных.

Спят ли они?

Дно Карибского моря скрывает не только богатства живого мира. Оно служит кладбищем множества кораблей, устремившихся сюда после открытия Америки. Затонувшие испанские галеоны великой Золотой эскадры и сегодня тревожат воображение подводных исследователей. Корабли, отплывавшие из Мексики и Панамы с грузом драгоценного металла, награбленного у ацтеков и инков, часто становились добычей корсаров либо жертвой штормов и ураганов. Большинство их исчезло бесследно.

Сюрпризы моря - i_013.jpg

Кольчатые черви — спиробранхи — питаются микропланктоном, который они захватывают веером расположенных спиралеобразно лучей. В течение всей жизни они не покидают своих мест на скалистых утесах.

Сюрпризы моря - i_014.jpg

В Карибском море долгое время действовали пираты, происходили частые кораблекрушения, обязанные штормам и рифам. Аквалангисты с «Калипсо» извлекают якорь голландского судна VIII в., на котором, увы, не оказалось сокровищ…

Сюрпризы моря - i_015.jpg

Скаты-хвостоколы, вооруженные опасными ядовитыми шипами, скрываются в песке, выставив наружу одни глаза. Потревоженные, они внезапно «взлетают», окатываясь поднятым песчаным облаком.

Затонувший корабль, обнаруженный нами среди скал, не представлял ценной находки. В его трюме не оказалось сокровищ — это было всего лишь рыболовное судно. Теперь оно стало приютом обильной и разнообразной фауны. Здесь были губки, морские лилии, кораллы, гребешки, здесь обитало множество видов рыб различных оттенков; они прыснули во все стороны при нашем приближении.

Аквалангист всегда испытывает некоторое волнение, когда проходит между молчаливыми и скорбными шпангоутами погибшего корабля. Когда мы проплываем между уцелевшими мачтами, когда пытаемся заглянуть в заросшие люки, когда через развороченные борта мы проникаем внутрь мертвого корабля, я не могу не думать о людях, вовлеченных в эту драму. Кто они? Когда погибли? Какие приключения выпали на их долю, как они пошли на дно?

В большинстве случаев даже Шерлок Холмс оставил бы эти вопросы без ответа. В нашем распоряжении нет необходимых сведений, чтобы установить тип судна, принадлежность его к определенной эпохе, его название, национальность, груз, судьбу. Море поглотило его…

Во время длительных погружений, сталкивавших нас с голубыми рыбами-хирургами, барракудами и скатами-хвостоколами, таинственными останками кораблей, мы ни разу не обнаружили «спящей» акулы.

— Надо полагать, — были первые слова Альбера Фалько, когда он ступил на палубу «Калипсо», — что они спят только ночью.

— Это, — ответил Филипп, — меня весьма удивляет, и вы отлично знаете почему. Большинство видов акул проявляет повышенную активность после захода солнца, а не утром. Если они спят, то, по-видимому, очень недолго и преимущественно днем.

— Во всяком случае, — вмешался Бернар Делемот, — остается прежний вопрос: спят ли они на самом деле?

Спят ли они? Вопрос представляется вздорным либо наивным. Все живое в мире нуждается в отдыхе, спят и люди и животные, — это очевидно. Кто же не видел спящих собак, кошек, бабочек, некоторых рыб? Так вот: многих зоологов такая очевидность не убеждает. Они склонны считать, что определенные животные не спят, и в качестве примера приводят именно акулу. С одной стороны, аргументируют они, в отличие от костистых рыб, акулы не имеют плавательного пузыря. Перестав двигаться, они теряют нейтральную плавучесть и «тонут», хотя их огромная печень, пропитанная жирами, (которые легче воды), способствует в какой-то мере сохранению равновесия. Стало быть, им недоступно никакое отключение сознания, связанное со сном. С другой стороны, еще более важным является то, что у акул челюстная мускулатура не столь мощная, чтобы пропускать через жабры необходимое количество воды, точнее, потребляемое ими количество кислорода больше, чем может обеспечить один такой механизм. Вот почему они должны непрерывно двигаться: они создают достаточно интенсивную циркуляцию воды, омывающей жабры.

Таков принятый сегодня научный взгляд на этот вопрос, и я в соавторстве с Филиппом изложил его в книге «Акулы». Но если на самом деле акулы умеют расслабляться для отдыха, даже не «засыпая» при этом, и если бы нам удалось застигнуть их в моменты расслабления от напряжения, то взгляд этот оказался бы опровергнутым…

Не спорю, это не было бы сенсацией, и земной шар не перестал бы вращаться вокруг своей оси. Но ведь всегда надлежит исправить ошибку, как бы мала она ни была.

2. Акулы у себя дома

Странные кусочки желе

Взлет морских дьяволов

Рыба-ангел — любительница воздушных пузырей 

Бедный мероу

Бернар Делемот играет с черепахой

Акула не спит!

Она нападает!

Три дортуара острова Женщин

Акулы пресных вод

Акулы — обреченные Агасферы

Пещерный инстинкт

Что их там привлекает?

Осажденные акулами

Живая стена

5
{"b":"165960","o":1}