ЛитМир - Электронная Библиотека

Да, его противники знали, что делали, когда посылали против него не быка с мощными, но почти отечными мускулами, а подвижную, как змея, девчушку. Она ударила раньше, чем он успел выставить Гвинед, и достала. Это было легкое, касательное попадание, но Лотар почувствовал, что летит назад, потеряв опору под ногами. Он не успел подняться даже на колени, как она ударила его ногой в голову.

Он видел этот удар и увернулся от него, но опять не очень чисто. Ее нога врезалась ему в плечо, которое он даже не подготовил для блока. Падая назад, он взмахнул мечом, понимая, что перед ним уже никого нет.

Упав, он прокатился назад, высвобождая руки. Девица с глазами Нуримана уже стояла над ним, но теперь он был готов. Меч вылетел сбоку и вспорол все пространство на уровне ног, где она могла находиться. Каким-то образом он трансмутировал локтевой и плечевой суставы, превратив левую руку в плеть с почти неограниченными возможностями, успел переложить в нее Гвинед и даже подготовил мускулы для этого удара.

Нуриман среагировал на это движение, дернулся назад, но опоздал. Слишком неожиданно, точно и правильно ударил Лотар.

Гвинед с тугим звуком, с каким женщины колотят сырое белье на берегу реки, врезался в лодыжку колдуньи и после неуловимой задержки полетел дальше. Девица закричала и отвалилась назад. Отрубленная ступня осталась в пыли, судорожно скребя ухоженными ногтями сухую землю. Лотар поневоле подивился живучести, какую сообщал своим слугам Нуриман.

Но торжествовать было рано. Лотар не успел даже подняться на ноги и вернуть Гвинед в правую, как вдруг Нуриман, не поднимаясь с земли, сумел прыгнуть вперед, и Желтоголовый опоздал встретить этот молниеносный полет.

Нуриман ударил Лотара обоими кулаками по рукам, Гвинед откатился в сторону. А чудовище уже висело на шее, стараясь дотянуться до его горла клыками.

Они покатились по земле. Лотар перекрыл левой челюсть чудовища, чтобы Нуриман не загрыз его, как цыпленка, а правой принялся молотить по почкам, по брюшине, по сердцу нависшего над ним тела, понимая, однако, что этого недостаточно. Энергия, которая перед боем, казалось, переполняла его, теперь утекала быстрее, чем ему удавалось ударами обессилить Нуримана. Кажется, чудовище и те, кто стоял за ним, добились своего - он проиграл…

Внезапно демон сорвался с него и взвился вверх, пытаясь защититься от чего-то, что появилось сзади. В желтом свете фонаря Лотар увидел облитого светлым блеском Рубоса, который так и не достал своим мечом ускользнувшего Нуримана, но еще не понял этого или не мог остановить этот удар, направленный сверху вниз.

Но все-таки это был удар человека, и драконий оборотень откатился в другую сторону и поднялся на ноги прежде, чем меч с треском воткнулся в землю, на которой только что боролся за свою жизнь Лотар.

Нуриман, оставляя за собой кровавую дорожку, уже едва заметную, готовился атаковать Рубоса.

Неожиданно Лотар понял, что Нуриман ушел от удара Рубоса, потому что его атаковали сталью. Если бы мирамец ударил ногой или… Лотар оказался сбоку от Нуримана прежде, чем додумал все до конца. Демон не почувствовал его. Рубос выдернул меч из земли круговой отмашкой, но сделал это слишком сильно и теперь не мог остановить тяжелый клинок, а это значило, что Нуриману осталось только дождаться, когда он пролетит мимо. Он и ждал, отыскивая опору для неверной, белой кости, оставшейся от ноги…

По-прежнему, не ощущаемый Нуриманом, Лотар оказался под вздутой от энергии рукой демона и стал вколачивать свои кулаки в ненавистное тело со скоростью падающих во время ливня капель. От каждого удара Нуриман содрогался, отступая на четверть шага назад, но защититься не успевал. Лотар молотил как заведенный, чувствуя, что ему уже не хватает дыхания. И когда он понял, что больше не сможет ударить и лучше отступить, Нуриман вдруг замер, потом медленно, с булькающим звуком опустился на колени.

Лотар смотрел не на Нуримана, а на его служанку… Ее грудь была смята, словно в нее попал камень из катапульты или воткнулись несколько десятков невидимых пик одновременно. Из кровавого месива, которое когда-то было ее телом, торчали острые обломки ребер, пульсирующими фонтанчиками вскипала кровь. Даже ее спина была странно перекошена, наверное, Лотар перебил ей позвоночник. И все-таки сила Нуримана не отпускала ее, она еще жила.

Она подняла голову медленней, чем из земли вырастают цветы, и посмотрела на Лотара. Ее горящий, как мак на рассвете, взгляд впился в его серые, холодные глаза северянина. Она облизнула губы, сосредоточилась, но не сумела пробить сильную, напоенную драконьей магией ментальную защиту оборотня. Она перевела взгляд на Рубоса. Но тот стоял за Лотаром, прикрытый им со всех сторон.

Тогда демон с диким криком исчез. Лотар даже не успел понять, куда он умчался. Он был тут, а потом его не стало, и все. А колдунья, словно марионетка с перерезанными ниточками, упала лицом вверх и больше не шевелилась. Ее лицо было почти покойным, лишь в глазах не отражались звезды. Она была мертва.

Рубос выронил ятаган и дрожащими, как листья во время бури, руками стал сдергивать шлем.

Лотар поднял Гвинед, вытер и сунул в заплечные ножны. Он слышал, как в дальнем конце улицы, гремя оружием, грохоча на весь мир сапогами, идут стражники. И впереди напряженно, словно барс, выступает готовый ко всему начальник тайной полиции Блех. Впрочем, он опять опоздал, вся информация досталась одному Лотару.

 ГЛАВА 8 

Впереди Лотара и Рубоса шагали две дюжины латников, а сзади было не меньше трех дюжин. Эти люди держались так отчужденно, словно участвовали в казни отпетых преступников. Еще полдюжины стражников и двое в партикулярном платье остались на месте схватки, чтобы перенести тело убитой ведьмы и изучить следы. Наверное, подумал Лотар, Блех собрал всех стражников замка, кто был свободен от караульной службы.

Их шаги грохотали по коридору, факелы трещали, освещая путь неровными, трепещущими языками пламени, лязг оружия казался оглушительным.

Блех неслышно шел сзади, но иногда Лотар чувствовал его нечаянный взгляд. Никто другой не решался даже смотреть в их сторону. Рубоса это бесило. До того момента, когда он должен был взорваться, словно бомба, начиненная вендийским огнем, оставалось совсем немного. Лотар хотел успокоить друга, но от усталости у него не ворочался язык. - Ну вот, пришли, - буркнул Блех.

Лотар осмотрелся. Они стояли посередине огромного мрачного зала, едва освещенного теми четырьмя факелами, которые принесли с собой латники. Те же, не поднимая глаза выше колен этой троицы, расположились плотным кругом, выставив оружие. Лотар опустил глаза: на ногах Блеха, чуть выше сапожек из мягкой кожи, были привязаны две желтые ленты. Как это Лотар раньше их не заметил? Блех готов ко всему, если принял такие меры предосторожности. Впрочем, серьезная опасность им не грозила. Если эти вояки боялись поднимать глаза выше колен - прорваться через них будет не труднее, чем обмануть деревенского дурачка.

– Ты опять собираешься швырнуть нас в темницу? - спросил Рубос мрачно.

– Мне нужно удостовериться… - неуверенно начал Блех, оглядываясь.

Из темноты вышел Илисар. Рядом с ним была какая-то старушонка, которая то и дело потирала руки. На ее сизом угреватом носу повисла огромная прозрачная капля пота. Старушка улыбалась.

Она подбежала к Рубосу, всмотрелась в его голубые глаза, отрицательно мотнула головой, капля сорвалась и шлепнулась на каменные плиты. Потом старуха подскочила к Лотару. В него она всматривалась дольше. Лотар увидел, что пот, выступающий через нечистую кожу старухи, собирается в новую каплю. И на этот раз старуха сокрушенно покачала головой и отошла в сторону, заметно разочарованная.

Теперь к ним подошел Илисар. Задержав дыхание, он мельком скосил глаза на Лотара, потом на Рубоса, и все.

– Ну что, колдун? - спросил Блех. Илисар покачал головой.

– Ты уверен? - В голосе Блеха звучало недоверие.

20
{"b":"165993","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Друг
Разреши себе: женские истории про счастье
Вранова погоня
Молчание сердца. Учение о просветлении и избавлении от страданий
Корректировщик. Блицкрига не будет!
Принцесса под прикрытием
#подчинюсь
Сердце ночи
Илон Маск: изобретатель будущего