ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Месть по-царски
Лаять не на то дерево
Тайный притон Белоснежки
Менеджер трансформации. Полное практическое руководство по диагностике и развитию компаний
Музыка ночи
Укроти свой мозг! Как забить на стресс и стать счастливым в нашем безумном мире
Брачный капкан для повесы
Bella Figura, или Итальянская философия счастья. Как я переехала в Италию, ощутила вкус жизни и влюбилась
Леди и плейбой

– Блех, ты хоть понимаешь, что так оставлять ситуацию нельзя? И прежде всего это опасно для тебя?

– Ты преувеличиваешь. Король дал мне полномочия, которые сравнимы с властью визиря. Мы его схватим, и он все расскажет, не сомневайся. У нас прекрасные мастера, способные вызнать все.

– А тот, кто стоит за Мирофаруком, будет послушно ждать?

– А ты уверен, что за ним кто-то стоит?

– Уверен.

– Доказательства?

– Король все еще под чьим-то контролем. Нуриман не изгнан. Мы по-прежнему не знаем, кто затеял всю эту интригу и зачем. Реальная власть принадлежит неизвестно кому, кто в любой миг может присвоить себе и ту внешнюю власть, которой, по твоим словам, тебя так щедро наградили.

Блех сжал кулаки так, что затрещали суставы.

– Будь ты подданным короля Конада, я бы приказал схватить тебя и заточить…

– Это ничего не изменит, эмир. Блех промолчал.

– Ну же, признай, что я прав и нужно идти дальше.

– Нет. - Блех отвернулся. Ни Лотар, ни Рубос не могли видеть его лица, но голос начальника тайной полиции звучал твердо. - У меня есть приказ прекратить это дело, и я намерен его выполнить.

– Тогда через неделю-другую, когда они соберутся с силами, тебя уберут, обвинив в чем угодно, а Мирофарук и его хозяева…

– Прекрати!

Лотар пожал плечами, подошел к кровати и стал раздеваться. Но теперь Блех не мог уйти. Он должен был убедить себя, что дело обстоит не так скверно, как представлял Лотар.

– Не понимаю, почему ты вообще в это влез? - Блех говорил раздраженным тоном. - Тебе-то какое дело до того, что у нас происходит?

– Во-первых, ты сам нас втянул. Во-вторых, нас с Рубосом тут поджидали, и мы пытаемся наилучшим способом обезвредить ловушку. А в-третьих, есть другие причины, которыми тебе нет надобности забивать свою государственную голову.

Блех сказал:

– Что-то во всем этом есть такое, что…

– Неважно. Я понимаю его, - вмешался Рубос.

Блех стиснул зубы, повернулся и ушел.

Лотар лег, подложил ладони под голову и стал смотреть в окошко, которое стало совсем темным. Он не мог уснуть, тяжелые мысли не оставляли его. Рубос тоже ворочался, потом неожиданно спросил:

– На двери-то засова нет, ты заметил? Лотар только вздохнул.

– Ну, и о чем ты думаешь? Желтоголовый приподнялся на локте.

– Знаешь, приказ короля утратит силу, если Мирофарук нападет первым и нам придется защищаться. Тогда даже у Блеха не будет основания обвинить нас.

– Ты хочешь спровоцировать его? - резко спросил Рубос.

–Да.

– Зачем? Это действительно не наша битва. Лотар лег.

– Я думал, что Рубоса из Мирама невозможно напугать.

– А я считаю, что мы на редкость удачно выбрались из той ловушки, которую нам подстроили. Никто не ранен, оба стали чуть-чуть богаче, и у нас появилась возможность отправиться домой. Никто ни в чем не может нас упрекнуть.

– И все-таки, - голос Лотара звучал задумчиво, - мы не решили проблему. А это значит, она возникнет снова, только в наиболее неблагоприятный для нас момент. Мы отдаем наше преимущество.

Рубос вздохнул, встал и принялся одеваться. Его движения были неторопливы, словно он готовился к битве. Так оно и было на самом деле. Когда латы легли на его плечи и Рубос стал застегивать боковые пряжки, он спросил:

– Ну, чего разлегся? Если все так серьезно, тогда, похоже, у нас и выбора нет. - Помолчав, он добавил: - У тебя неплохая тактика - делать то, что для всех, даже для меня, оказывается неожиданностью. Пока она приносила успех. Посмотрим, что будет дальше.

– Подожди. - Лотар сел и опустил босые ноги на пол. - Я не уверен, что правильно понимаю ситуацию.

– Не притворяйся. Я убежден, ты давно все продумал. И не знаешь только, какой из нескольких способов верного самоубийства выбрать.

– Чтобы не тратить времени, - ответил Лотар, улыбаясь, - попробуем их все одновременно. А для начала сделай-ка вот что…

 ГЛАВА 16 

Пока Лотар одевался и пристегивал оружие, Рубос уже вернулся. Он ввалился в комнату и с грохотом опустил на стол массивный арбалет.

– Бестолковая штука, - прокомментировал он. - И за эту вот деревяшку негодяй из оружейной мастерской потребовал целых два нобиля. Я его чуть пополам не разорвал. Кстати, как ты с ним познакомился?

– Он мне приглянулся, пока ты перебирал шлемы с Блехом перед битвой с Освирью. Не жалей денег, ты заплатил их не за самострел, а за молчание.

Рубос кивнул.

– Конечно, раз ты сказал, пришлось согласиться. Но все это очень смахивает на попытку поскорее разориться.

– Стрелы, - напомнил Лотар.

Рубос вытащил из-за пазухи пять тяжелых арбалетных стрел. Оперенье у них было сделано из полосок тонкой кожи, которые заставляли их вращаться в полете.

– А остальное?

Рубос кивнул и достал моток тонкой конопляной веревки, которая вполне могла выдержать даже массивного мирамца. Лотар улыбнулся.

– Теперь все в порядке. Кстати, тебя никто не заметил? Если королевские шпионы узнают, что мы что-то замышляем, нам не дадут с места сойти.

Рубос успокаивающе поднял руку.

– Тогда так. - Лотар прошелся по комнате, собираясь с мыслями. - Надень-ка вот это. - Он передвинул по столешнице пояс с монетами. - Тебе это меньше помешает. Потом это. - Он пнул ногой сумку с книгами и своими пожитками.

Потом подошел к умывальному кувшину и, стараясь не пролить ни капли, наполнил флягу. Рубос следил за ним, начиная догадываться.

– Мы уходим?

Лотар кивнул и произнес:

– И флягу тоже придется нести тебе. Рубос шумно вдохнул воздух.

– Ты решил все сделать без моей помощи?

– Не обижайся, Рубос, но ты двигаешься со всей этой поклажей так же медленно, как и без нее. А меня она свяжет. Я думаю только о целесообразности. Но даже в этом случае может получиться, что к утру мы оба будем мертвы.

– Вот что значит хороший командир, - все еще посапывая от обиды, проворчал Рубос, - двумя словами умеет поднять настроение.

Когда все было готово, Лотар взял две стрелы и положил их на стол, а сам сел на скамейку.

– Теперь держись от меня подальше. Лучше всего, - он посмотрел на Рубоса очень печально, - выйди из комнаты и последи, чтобы никто не вошел.

– Делай свое дело, - ответил Рубос, - и оставь мне мое.

– Как знаешь.

Лотар сосредоточился, очистил сознание, не думая о том, что ему предстояло. Когда он решил, что готов, он произнес приказ, и тогда злоба и ненависть закипели в его душе как составляющие зла, которое вложил в него Гханаши в оазисе Беклем. Это была ненависть ко всему живому, это была злоба на все, что могло оказаться на его пути и поэтому должно было лежать во прахе, уничтоженное его силой. Это была жгучая страсть к разрушению, способная сделать его сильнее. И когда, казалось, он вот-вот схватит оружие и бросится по коридорам, убивая всех без разбора, неимоверным усилием воли он перевел все, что чувствовал, в ярко-красную, горячую, как лава, и тягучую, как кровь, энергию, которую медленно, капля за каплей стал собирать в пальцах.

Теперь его руки были словно напитаны ядом, и он знал, что его рукопожатие теперь так же смертельно, как отравленный кинжал. Один его взгляд вызвал бы у обычного человека болезнь, а крик, если бы он захотел крикнуть, оглушил и, возможно, ослепил бы каждого, кто услышал бы его. Он сосредоточил эту энергию под ногтями и осторожно, стараясь не попасть на столешницу, вылил ее на стрелы.

Вокруг стрел сейчас же появилась рубиновая аура, которая растеклась по ним от конца с опереньем до острия, становясь все сильнее, все насыщеннее. Когда Лотар почувствовал, что зло вытекло из него полностью, он выровнял дыхание, успокоил сердце, расслабил мускулы. Он снова был почти человеком. Почти…

Лотар посмотрел на стрелы. Он по-прежнему видел ореол вокруг них и темный, кровавый отсвет на стенах, который они отбрасывали. Он протянул руку, поколебавшись, отвел ее. Сдернул с кровати простыню, сложил ее до размеров платка и лишь после этого взял стрелы. На плохо струганных досках от них остался четкий черный след, словно выжженное тавро. Другой рукой он провел над отпечатком, снимая остатки зла, хотя не сомневался, что завтра же этот стол и все, что было в этой комнате, сожгут. Возможно, и саму комнату замуруют, потому что ни жить здесь, ни даже находиться сколько-нибудь долгое время нормальный человек теперь не сможет никогда.

29
{"b":"165993","o":1}