ЛитМир - Электронная Библиотека

   - Наконец та синеволосая бунтарка стала похожа на мою дочь. Вот Терцо обрадуется, - дар речи вернулся к Самюель, и, подойдя ко мне, она пропустила шелковистые пряди сквозь пальцы. - Я уже и забыла, какого они цвета.

   - Чему я обрадуюсь? - в комнате появился отец, и я еле подавила усталый вздох. Дадут мне сегодня отдохнуть?

   Очередной ступор заставил меня раздраженно сесть на кровать.

   - Ты же хотел, чтобы я вернула свой цвет волос.

   Я вымучено улыбнулась. Родители обнялись и застыли у дверей.

   - Ты теперь похожа на юную, прекрасную леди без того ужасного синего цвета, - отметил Терцо. Самюель, была согласна с ним.

   Я никогда не была прекрасной и точно не леди. Титул графини еще не делал из меня аристократку, но я в очередной раз подавила вспышку усталого гнева.

   - Да, я старалась.

   Когда они ушли, я смогла спокойно откинуться на кровать. Но на сегодня еще не закончился поток людей желающих со мной поговорить. Просто День Адской Усталости, обязательно отмечу в календаре.

   Первой позвонила Бет.

   - Где ты сегодня была? - требовательно взвизгнула она, только я подняла трубку.

   - В Лутоне, - устало отозвалась я, - искала одной подруге на завтрашнее шестнадцатилетние подарок.

   Услышав это, Бет немного поостыла, и все же ее слова продолжали звучать резко.

   - Я думала, мы сегодня с тобой поедем покупать мне платье.

   - Ты же говорила, что купила его, и мы ведь не договаривались, прости, если испортила твои планы.

   Была у Бет одна черта характера, которую я ужасно не любила. Она кого хочешь могла заставить чувствовать себя виноватым, даже если это и не так.

   - Ну да, - замешкалась Бет, и тогда я поняла, что кто-то другой на самом деле испортил ее планы.

   - Ты снова поссорилась с Теренсом? - сухо уточнила я.

   - Почти так, - нехотя отозвалась Бет. - Прости, что говорила так с тобой. Когда планы с Теренсом сорвались, я пыталась дозвониться до тебя, а тебя дома не оказалось, я подумала, ну вот и она меня предала.

   Бет в истерическом состоянии, была не тем лекарством, которое пьют для хорошего сна. Насилу с ней распрощавшись, я только улеглась спать, выключила свет и уже почти дремала, когда снова позвонил телефон.

   У меня появилось огромнейшее желание выбросить его в окно, но увидев номер Евы, я немного помедлила и все же решила поднять трубку.

   - И что случилось у тебя?

   Скорее всего, голос мой звучал не очень радостно, так как Ева медлила с ответом.

   - Почему ты думаешь, что у меня что-то случилось?

   - Только что звонила Бет.

   - К тебе тоже. Она полдня таскала меня по Лутону в поисках платья, сжигая свою злость на Теренса кроссом по магазинам.

   Такого негодования от Евы я еще не слышала.

   - А вообще я хотела поговорить с тобой про Грема.

   Я минуту молчала, не меньше, пока до меня доходил тот факт, что Ева решила чем-то поделиться со мной. Сегодняшний день закончится или нет?!

   - Плохая идея, - наконец выдавила из себя я, думая, мог ли Грем слышать то, что теперь сказала Ева.

   - Почему?

   - Он у нас в гостях, и я не могу говорить.

   Ну что мне было сказать ей? Знаешь, Ева, Грем вообще-то вампир, и его слух подобен локаторам, так что если не хочешь потом всю жизнь сгорать от стыда при виде его, лучше закроем на сегодня эту тему.

   - А он рядом? - догадалась Ева, но это было не совсем так, только объяснить я ей этого не могла.

   - Да, - я ухватилась за предоставленную Евой соломинку, чтобы прекратить разговор. - Давай поговорим завтра, на дне рождения будет где поговорить, все будут веселиться и до тихого разговора двух девчонок никому не будет дела.

   Когда и этот разговор закончился, я просто отключила трубку, и не стала выбрасывать ее в окно. Была еще одна идейка забаррикадировать двери, но вряд ли ко мне будут рваться толпы друзей, желающих поговорить именно сегодня. Хотя я уже ни в чем не была уверена.

   Глава 20. Освобождаясь от пут

   Жить - это значит чувствовать, что ты недостаточно подготовлен ко всему.

   (Терри Пратечт "Землекопы")

   Первым шоком для меня стало то, что кроме Оливье, в городе снова появился Дрю. Молчаливый, вымученный и избегающий меня, он все равно оставался угрозой моему спокойствию. И если сначала я хотела радостно обнять Оливье и поздравить с возвращением, то после этого нагрянула на нее с обвинениями.

   - Почему твой брат здесь?

   - И я тоже рада тебя видеть, Рейн.

   В Оливье не было ее постоянного превосходства, и это заставило меня немного поостыть.

   - Я рада видеть тебя, но все же хочу знать, почему Дрю снова в городе.

   Она долго молчала, делая вид, что очень занята раскладыванием серпантина, но меня не проведешь. Обмануть меня могли только те, кто десятилетиями врут, но не Оливье.

   - Так как же? - настаивала я, не собираясь сдаваться. Я даже теперь спиной чувствовала грязный, липкий взгляд, которым меня облапывал Дрю. Я была уже одета к вечеринке, которая должна была начаться с минуты на минуту.

   Уловив тревожный взгляд Калеба, которым он охватил представшую картину нашей ссоры с Оливье, я качнула головой, давая ему понять, что у нас все хорошо. И он продолжил помогать Теренсу переносить стулья. Но при этом продолжал следить за нами.

   По-праздничному убранное помещение бара перестало меня радовать. Я уже не могла смотреть как раньше на разноцветный серпантин, смешные плакаты и светящиеся гирлянды. И даже увеличенные портреты Бет не радовали - ее милое, улыбающееся лицо не могло стереть горечи от присутствия Дрю.

   Бар делился на само отделение бара с барной стойкой, ресторан, и небольшой зал для танцев, где сегодня вместо заезжей звезды выступала наша школьная рок-группа, в которой, как оказалось, играл и Теренс. Мы стояли с Оливье около барной стойки, и все остальные ребята обходили нас стороной словно думали, что тут проходит кровавая бойня. Хотя думаю, до этого дня меня еще такой злой никто не видел. Да и красивой тоже. В янтарном платье, окантованном широким кружевным черным поясом, с завышенной талией, мне хорошо удалось скрыть восьмимесячный срок. А высокая прическа, открывающая шею и лицо, сделанная Самюель, пошла бы кому угодно. К тому же все отметили мой изменившийся цвет волос. Но восторженные возгласы тут же потеряли для меня яркость, когда я заметила в баре Дрю.

   - Нам пришлось его забрать назад. Но не переживай, он к тебе больше не будет приставать.

   Только Оливье это сказала, к нам подошел Дрю. Похожий на жалкого, зачуханого щенка, с преданными обвисшими ушами, он неловко замер возле нас.

   - Привет Рейн, ты сегодня так хорошо выглядишь, - от его неприкрытого обожания в голосе поежились мы обе. Я красноречиво взглянула на Оливье.

   Но нужно было ответить. Пусть я не могла подавить в себе волну страха и отвращение, когда видела, как он на меня смотрит.

   - И тебе привет.

   Сказать ему, что и он хорошо выглядит, было бы ошибкой.

   Я обернулась к Оливье и на ухо прошипела ей:

   - Мне теперь всю жизнь от него убегать? Ты же видишь, что он тоже мучается!

   Оливье ничего мне не ответила, а только кинула злобный взгляд. От неожиданности я резко отстранилась и потеряла равновесие, но падения не последовало, так как я уперлась в чью-то грудь.

   - Привет всем, - услышала я такой родной и знакомый голос. И мне захотелось тут же упасть в объятия Калеба и пожаловаться на них всех. Но делать этого было нельзя по нескольким причинам. - Вы что, ссоритесь?

   При виде Калеба черты лица Оливье смягчились, и на него она смотрела таким взглядом, который я замечала за ней только в первые дни своего переезда сюда. Мне захотелось толкнуть Калеба под бок, чтобы он не строил из себя рыцаря, но меня остановил злобный взгляд Дрю, которым он пялился на Калеба.

104
{"b":"165996","o":1}