ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Агрессор
Таинственный мир кошек
Мой самый второй: шанс изменить всё. Сборник рассказов LitBand
Герцогиня
Как прожить вместе всю жизнь: секреты прочного брака
Давший клятву
Закрыть сделку. Пять навыков для отличных результатов в продажах
Билет в другое лето
Говорить легко! Как стать приятным собеседником, общаясь уверенно и непринужденно

   - Где же ты был так долго?!

   - Я не мог появиться раньше - солнце, если помнишь. Жажда тут приходит слишком быстро.

   - Честно говоря, я много чего не помню. Что со мной случилось? И вообще, я хочу знать все-все!

   На самом деле, я хотела, чтобы он меня сейчас занес в дом, расцеловал и просто лег рядом. Но Калеб неожиданно показался мне таким отчужденным, будто был зол на меня. Может, я что-то натворила?

   Мы зашли в дом, и он как-то неохотно позволил мне сесть к нему на колени. Я все больше злилась и пугалась. С ним творилось что-то неладное.

   - Давай ты поешь, и мы отправим Лупе домой, думаю, я смогу присмотреть за тобой оставшиеся несколько дней.

   - Мы скоро улетаем отсюда?!

   Услышав неприкрытую радость в моем голосе, Калеб весело рассмеялся, и теперь я поверила, что действительно сижу на коленях у Калеба.

   Лупе накрыла на двоих, и скоро в доме ее не стало. Не знаю, как ей понравилось такое выдворение, ее вид мне ни о чем не сказал. Но она не попрощалась, значит, мне еще придется увидеть ее.

   Я никогда еще не ела так быстро. Меня даже не останавливал сердитый взгляд Калеба, скорее он заставлял меня трепетать. У меня сложилось мнение, что я не видела его несколько месяцев, и теперь он производил на меня очень сильное впечатление. Я просто млела, смотря на него, и по искоркам в серебристо-серых глазах, я понимала, что он это заметил и остался доволен сделанным выводом. Еда казалась мне безвкусной, и все же я запихивала ее в рот, иначе не смогла бы удержаться от вопросов.

   - Пойдем, пройдемся.

   Я удержалась от язвительного восклицания, так как, наверное, Калеб не знал, что сегодня я только и делаю, что гуляю. Ноги немного гудели, но не настолько, чтобы отказаться от еще одной возможности окунуться.

   - Родители должны позвонить, - попыталась возразить я, а на самом деле, представив себе, как мы будем идти по пляжу только вдвоем, а может, даже где-нибудь приляжем, уже готова была бежать за ним.

   - Мы позвоним им сами, не переживай, они не будут спать, - подразнил меня Калеб, и я ожидала, что за этим последует поцелуй, но он остался на месте. Из упрямства я сделала то же самое. Хотя сдерживаться было просто невыносимо. Мне так хотелось почувствовать его прикосновение.

   Мы не спеша пошли к пляжу. В остальных коттеджах горел свет. Веял ветерок, чей пьянящий поток приносил слабые, а местами наоборот, насыщенные, незнакомые запахи, запах апельсинов смешивался с соленой водой и водорослями, а еще, я готова была поклясться - сосны. Сам ветер стал менее сухим, чем днем, теперь от его влажных порывов мои волосы начали виться, а лицо тут же намочили брызги, когда мы спустились вниз к воде. Снимая меня с уступа, который я раньше здесь не заметила, Калеб на мгновение задержал свои руки, и когда я медленно соскользнула вниз, не отстранился. Я видела, как он колеблется, и тут его рассудительность выиграла, а я осталась не только разочарованной, но и испуганной. Неужели он меня разлюбил? И страх еще больше усилил тот факт, что я наоборот хотела его, как никогда. Мое тело реагировало на его прикосновение опьяняюще.

   Мы брели вдоль воды, как всего несколько часов назад, я шла с Лупе, и тяжелое молчание повисло между нами.

   - Ты очнулась сегодня?

   - Да. Где-то в десять, и решила, что вы поместили меня в психлечебницу.

   Калеб удивленно рассмеялся. Он взял мою руку и принялся разглядывать ее. Я, например, почти ничего уже не различала в сгустившейся темноте, только шум моря давал понять, где оно, а где берег с коттеджами. Калеб же с четкой ясностью должен был видеть все вокруг. Но, думаю, он не разглядывал мою руку - он смотрел воспоминания о сегодняшнем дне.

   - Какой сейчас месяц? - неожиданно спросила я. Калеб оторопел. Но не остановился.

   - Конец января.

   Я рассмеялась, когда дикая мысль мелькнула в моей голове и, отвернувшись от Калеба, кинулась к воде. На ходу раздеваясь, я продолжала смеяться.

   Нежная рука коснулась моего локтя, и я, быстро оглянувшись, встретила тревожное мерцание янтарных глаз.

   - Что случилось?

   - Я так понимаю, прошло уже три месяца.

   - И?

   - Ты забыл наш уговор? - я почти даже обиделась, и улыбка моя погасла. Да что вообще с ним происходит? То он стоит чужой и отчужденный, то держит меня, боясь оторвать руки и явно желая. - Спустя три месяца, ты обещал, что мы сможем поговорить о будущем.

   - А ты этого хочешь?

   Такая боль отразилась на лице Калеба, что больше я уже не могла оставаться в стороне. Я медленно взяла его за ледяную руку, особенно приятную в такую жару и прижалась к нему всем телом, настолько соблазнительно, насколько могла. Тело Калеба, такое напряженное, вдруг расслабилось, и он с глухим стоном обнял меня и приподнял. Мне показалось, я целую вечность не целовала его так - обжигающе и страстно. Его рука спустилась ниже по моей спине и, приподняв тоненькую майку, принялась ласкать голую кожу. Теперь я уже могла полностью отдаться всем тем чувствам, что сжигали меня прежде при его прикосновениях. Больше не было моего огромного живота, и ничто не мешало нам. Ничто, кроме чувства ответственности, свойственное Калебу. Его губы мучительно искривились, я чувствовала, как он не хочет отпускать меня, и все же он сделал это, и даже отошел на несколько шагов.

   - Ого! - выдохнула я, и, не удержавшись на ногах, села на песок - без его твердых рук, ноги перестали меня держать. Слабость в коленях и руках так сразу не прошла. Мне пришлось сделать несколько ощутимых вдохов прежде, чем я смогла что-то сказать.

   - Почему я могла не захотеть поговорить о нашем будущем? Я не помню только то время, что было после твоего отъезда, а все остальное четкое, как и раньше.

   Калеб помог мне подняться, но все еще оставался на расстоянии. По дрожи в его руках, я поняла, что и он еще не совсем оправился.

   - Давай поплаваем, - предложил он, и тоже принялся раздеваться. Я сначала немного смутилась, когда увидела, как он стаскивает с себя рубашку и легкие бежевые брюки. Но когда его тело, такое белое и светящееся в темноте, предстало передо мной, стыд был забыт.

   - Не смотри на меня так, - голос Калеба прозвучал хрипло.

   Я рассмеялась и отвернулась, так как поняла, о чем он говорит. С тяжелым вздохом я пошла к воде. Калеб следовал за мной, и я почти ощущала прохладу, исходящую от него.

   Мы весело плескались, и на время все мои расспросы были забыты. Вода, что днем казалась холодной, теперь согревала, и была на ощупь, как парное молоко. И все же, в воде Калеб тоже сохранял между нами расстояние. Я недолго злилась на него за это, так как не до конца понимала причину его отстраненности. Дело могло быть и в жажде, даже не смотря на его серебристые глаза.

   Когда мы выбрались на песок, Калеб помог мне одеться, и по моему телу его пальцы скользили очень медленно, даже не надеясь на продолжение, я все же не могла отказаться от удовольствия насладиться его прикосновениями.

   - Так что же случилось?

   - Не помнишь ты все, потому что Терцо стер из твоей памяти последние два месяца.

   - Для чего?

   Теперь мы двигались в обратную сторону. Несмотря на тепло, ветер становился все более влажным, и оттого холодным. Мне пока не было холодно, но рядом с Калебом, я могу быстро замерзнуть. Думаю, он это понимал, потому мы и возвращались.

   - С тобой случилось кое-что неприятное, и ты не могла отойти никак от той трагедии, - Калеб ненадолго замолчал, прежде чем добавить. - Дрю перестал принимать лекарства и выкрал тебя и сестру.

   Я удивленно остановилась. Дрю? Выкрал? Не может такого быть, да он и мухи не обидит! Я рассмеялась. Такого просто не могло случиться! Но тут мне вспомнились фанатичные чужие глаза, и я задумалась.

   - Ты что-то путаешь, Дрю безопасен.

   Лицо Калеба стало мрачным.

   - Мы тоже так думали.

   - И что он сделал?

122
{"b":"165996","o":1}