ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Наследник из Сиама
Как взрослые люди
Праздник по обмену
Пищеблок
Безмолвные компаньоны
Волшебная сумка Гермионы
И повсюду тлеют пожары
Стокер и Холмс. Механический скарабей
The Show Must Go On. Жизнь, смерть и наследие Фредди Меркьюри

   - Да.

   - Ты мне никогда не говорила, что тоже особенная.

   Глаза Калеба были сосредоточены и немного насторожены. Я непонимающе повела плечами.

   - Чем же я особенная? Вроде бы такая, как и все. Хотя жизнь с вампирами оставляет свой отпечаток.

   Мне хотелось смехом стереть грубую морщинку между бровей Калеба, но он не улыбнулся в ответ, а мне были непонятны причины его волнений.

   - Когда я был в Париже, в ту ночь, когда Дрю выкрал тебя, мне почудилось, что ты меня позвала. Это было так неожиданно и четко, словно ты была в одной комнате со мной. Я тут же сорвался и заказал чартер до Лутона, словно почувствовал, что что-то случилось. Звонок твоих родителей застал меня в самолете. Ева позвонила им и подняла на ноги всю полицию. Она заметила Дрю, перед тем как он ее выключил ее эфиром, который он, кстати, выкрал из школьной лаборатории.

   Калеб продолжал внимательно смотреть на меня, а я не знала, что ему сказать. Всего того, что он рассказывал, я не помнила.

   - А потом, только самолет приземлился, ты говорила со мной так отчетливо,... твой голос звучал в моей голове. Раньше ты мне не рассказывала о своих таких... способностях.

   Ну что я могла ему сказать? Способности были, но чтобы я на такое расстояние с кем-то общалась - такого еще не случалось. То, о чем говорил Калеб, напоминало фантастику. Разве я такое могла сделать? Нет! Определенно нет!

   - Я не помню Калеб, но это правда, раньше я пробовала проникать в чужое сознание. Потому я тогда попросила Еву не ехать домой с Лари. И делать так я могла только, когда очень расстроена, или принимала успокоительное. Но в твое сознание я никогда не проникала! К тому же, так далеко.

   Один недовольный взгляд и больше ничего.

   Вопрос был закрыт сам собой. Калеб не стал дальше меня расспрашивать, возможно, желая дать мне время. Но время мне не было нужно, я была готова ответить на все его вопросы. Но готов ли он услышать их? И помню ли я все ответы?

   После ужина мы пошли в последний раз на мыс. За три дня мы были здесь лишь однажды, страх высоты не давал мне полностью насладиться открывающимся видом.

   Словно туман, вдалеке призрачно виднелись какие-то горы. Вода к вечеру превратилась в прозрачную, теплую гладь с золотисто-зеленым цветом. А с самого мыса открывался прекрасный обзор, и, немного нагнувшись, можно увидеть то место, где я любила плавать в тени. Словно на ладони были видны места водорослей и песка. Сквозь прозрачную воду, казалось глубина внизу не больше метра, но я на своем опыте знала, что местами там около трех метров, а то и больше. Наблюдая за водой внизу, я испытывала неодолимое желание спрыгнуть. Что-то подобное испытываешь, когда видишь приближающийся поезд - странная, болезненная жажда сделать роковой шаг!

   Калеб появился рядом незаметно, но я даже не вздрогнула, когда его руки, потеплевшие под лучами вечернего солнца, обняли мои голые плечи. Я доверчиво прижалась к нему.

   Смотря на море, и слушая его шепот, такой тихий и мирный к которому я уже привыкла, понимала, что больше никогда не увижу здешнего заката. Это была стопроцентная уверенность. Сегодня я в последний раз могла наслаждаться всем этим. И не смотря на то, что я провела здесь с Калебом чудесное время, я не жалела.

   Стоять около Калеба и смотреть на закат, этот и сотни других, было тем единственным, что я хотела в жизни. Больше ни для кого другого не билось мое сердце, и мне хотелось до конца уверить в этом Калеба.

   - Совсем скоро будем дома. Ты будешь скучать по морю?

   - Я буду скучать по теплу.

   - Почему?

   - Твоя прохлада спасала здесь от жары. К сожалению, дома будет по-другому.

   Губы Калеба, искривленные усмешкой, нежно поцеловали меня в шею.

   - Помнишь, ты мне сказала, что невозможно получить все и сразу.

   Невозможно и все-таки реально. Теперь у меня было все, чего я хотела.

   Обернувшись к Калебу, я встретилась со знакомым, искрящимся взглядом, так я всегда знала, о чем он думает. Наши мысли совпадали. Мое сердце, как и много месяцев назад, затрепетало, и я нежно притянула его к себе. Губы наши трепетно соприкоснулись, словно в первый раз.

   Он оторвался от меня и его взгляд стал туманным. Таким, когда люди вспоминают о чем-то далеком и утраченном.

   - Печально, когда садится солнце. Но мне намного грустнее, когда проходит ночь. Теперь я лучше понимаю других вампиров и легенды о них. Ночью мы всегда можем быть собой. Оседлые или дикие бродяги, ночью мы чувствуем себя увереннее. Под лучами луны, наша кожа не отличается от вашей. Я могу быть для тебя простым человеком, таким же, как и ты. Ночью моя Жажда не бывает такой сильной.

   - Разве ты хочешь быть обычным человеком, как я? - поразилась я. - Утратить свое зрение, нюх, слух? Утратить способность видеть воспоминания, и стать простым смертным парнем?

   Калеб болезненно сглотнул и посмотрел в мои глаза. Что он мог там увидеть, кроме обожания? Только любовь!

   - Возможно, я не до конца откровенен перед собой, - задумчиво отозвался Калеб. Он растрепал свои волосы, насмешливо косясь в мою сторону, и немного отстранился. - Мне трудно будет потерять всю свою особенность.

   - Я так тоже думала.

   Калеб смотрел далеко на море, там, где солнце покрывало его малиновым сиропом, как глазурь, и синевы вовсе не было видно.

   - Солнце бессонных... под ним я обычный, и все же приятно осознавать свое отличие от других.

   - Солнце бессонных, - задумчиво протянула я. Калеб часто читал мне стихи, Байрон не был исключением. Только по-другому для меня звучали теперь эти слова. - Ты и под ним для меня остаешься особенным!

   Неужели мы такие разные? Так ли он стремится быть человеком? И так ли я подхожу ему?

   Почувствовав мою тревогу, Калеб протянул свою руку мне на встречу. Я стремглав схватила ее, сомнения тут же отступили. Калеб торжествующе улыбнулся. Как всегда голова закружилась, как только его губы оказались вблизи. Так и о дыхании можно забыть.

   Когда пришла ночь, я с радостью распрощалась с Лупе, мне было жаль покидать остров и нашу с Калебом бухточку, зато ракушки, которые он мне насобирал, будут про нее напоминать. Возможно, мы решили не все вопросы о будущем, но такой умиротворенной и счастливой, я в жизни еще не была.

   Калеб был моим, о чем еще мечтать?!

125
{"b":"165996","o":1}