ЛитМир - Электронная Библиотека

   Проезжая по пустынной местности, окруженной лишь лесом, я заметила тень, метнувшуюся рядом с машиной. Я резко затормозила, боясь сбить ненароком какое-нибудь лесное зверье. Но пока я выглядывала его в окно, дверь со стороны пассажирского сиденья открылась, и в машине уже сидел Калеб. Его лицо оказалось всего в нескольких сантиметрах от моего лица, когда я в испуге повернулась на звук.

   - Так это был ты! - в негодовании воскликнула я, подавшись машинально назад.

   На его лице играла озорная улыбка, к которой мое сердце не было готово. Оно резко остановилось и потом побежало, перед глазами потемнело.

   - Прости, тебе плохо? - он озабочено придержал мое лицо, заставляя отклониться назад.

   - И ты еще спрашиваешь, - пролепетала я, удивляясь, что нахожу в себе силы быть саркастичной. - Что ты тут делаешь?! На улице солнце, и здесь ездит много машин!

   В подтверждение моим словам мимо проехал, приветственно сигналя, викарий из маминого прихода. Что он мог увидеть? Только то, как Калеб обеими руками держит меня за лицо. Всего-то. Я надеялась, что священник никому об этом не расскажет, особенно Самюель.

   Я дернулась из рук Калеба, как только машина проехала мимо.

   - Что будет, если тебя заметят?

   - В твоей машине? - поинтересовался Калеб, надменно поднимая бровь и забирая руки.

   - После тех сплетен, что уже распустила о нас Сеттервин, это будет не самым страшным, - отмахнулась я, - ты прекрасно понимаешь, о чем я. В моей машине безопасно - здесь на окнах специальная пленка, защищающая от света. Но как ты доберешься домой? Ни одной тучи, солнце, скорее всего, на целый день - тебя могут заметить.

   - А ты меня отвезти не хочешь? - засмеялся Калеб и я, наконец, заметила, что одет он по-другому, чем вчера. На нем были джинсы, полинявшие и потертые и простая футболка, местами в краске и жирных пятнах, очень похожих на растворитель. Зато как на нем все это сидело, словно лучшая одежда, пошитая на заказ. Только он мог выглядеть в этом так идеально.

   - Еще чего, хватит с тебя и простого "рада была видеть", - надменно, в его стиле приподняв брови, сказала я.

   - Кажется, мы вчера заключили мир, - напомнил мне Калеб, лукаво прищурившись.

   - Да, только в пакт не входило соглашение о развозе по домам, - съехидничала я, стараясь не замечать его руку, свисающую с моего подголовника.

   Он схватил меня за прядь волос и дернул со словами:

   - Злюка.

   У него определенно было хорошее настроение, которое передавалось мне. Хотелось прижаться к нему и поцеловать. Глупо, как глупо!

   - Мне пора ехать, - нехотя напомнила я ему.

   - Да, я знаю, просто хотел пожелать удачи.

   Он еще раз дернул меня за волосы, словно хотел приблизить мое лицо, но не стал этого делать.

   Не дожидаясь, что я скажу, Калеб выскочил наружу и застыл там под согревающими кожу лучами.

   Я забыла о дыхании, увидев его. Был ли он для меня красив раньше, я не знала, но теперь, видя его, я понимала, кому поклонялись египтяне. Поистине, бог солнца, прекрасное существо, не человек, но и не бог, с непревзойденной красой. Он не мог не видеть моего восхищенного взгляда. Но все продолжалось лишь короткий миг, и он, будто бы одетый в эту сияющую чистотой и перламутром кожу, исчез средь деревьев.

   И как я могла, увидев это, быть спокойной?

   Я осторожно вырулила на дорогу, остро ощущая его запах, оставленный им будто в спешке, и вдыхая этот аромат, я чувствовала себя вором. Он не был предназначен для меня, какое право я имела даже мечтать?

   Что и говорить, я, конечно же, опоздала и не светилась от счастья. Мои мысли были заняты другим, когда веселые и румяные от свежего воздуха Бет и Ева сели в мою машину.

   - На целых двадцать минут, - сетовала Бет, прихорашиваясь в зеркало заднего вида, - на тебя совершено не похоже.

   Я отметила молчаливый интерес Евы, выраженный во внимательном взгляде, но лишь пожала плечами. Что мне им сказать? Простите, я поражена, потому что видела Калеба, прекрасного и сияющего?

   Еще минут пять прошло в молчании, совершенно мне не свойственном. Обычно, проводя время вместе, больше всех говорили мы с Бет, Ева молчала, редко высказываясь. Иногда на меня находило, и я могла не говорить, тогда будто бы по команде, меня заменяла Ева. Теперь же повисло молчание, сдобренное моей хмуростью.

   Бет игриво потянула меня за волосы, почти как Калеб ранее, и каким же жест показался мне знакомым и родным.

   -- Ставлю пенни на то, что узнаю твои мысли.

   Я слабо улыбнулась:

   -- Не думаю, что они того стоят.

   - Ты странная сегодня, впрочем, как и последние несколько дней, - призадумалась Бет. Я усмехнулась, подумав, что Бет еще не настолько хорошо меня знает, чтобы судить, какая я обычно.

   - Выглядишь так, словно плохо спала, - не сдавалась она, видя отсутствие реакции с моей стороны.

   Я кивнула головой, не желая вдаваться в подробности, но ее такое объяснение не устраивало:

   - Чем же ты занималось или просто так не спалось?

   - Полночи разговаривала с Калебом, - зевнула я, думая, что Бет и Еве можно сказать правду, не боясь потом огласки. Только подруги решили, что я пошутила.

   - Ха-ха, очень смешно, если не хочешь рассказывать так и не надо, я же понимаю, у тебя сейчас и так не легкий период, - Бет с серьезным лицом полуобернулась ко мне. Теперь пришла моя очередь засмеяться. Ева и Бет с удивлением взирали на меня.

   - Вообще-то без шуток, - от общения с ними я начинала забывать об инциденте на дороге. - Родители в Лондоне и оставили Калеба присматривать за мной. У меня теперь есть прекрасный вышколенный пес - охранник.

   Оказывается, информация была действительно шокирующей. Девочки с вытянувшимися лицами переглядывались между собой, будто спрашивая друг у друга, может ли такое быть правдой.

   - И о чем вы говорили? - поинтересовалась Бет, и тут же добавила, заметив мой настороженный взгляд, - просто я знаю, ты недолюбливаешь Калеба, поэтому странно представить вас мирно беседующими.

   Я понимающе покачала головой, стараясь скрыть правдивые эмоции на своем лице. В зеркальце заднего вида мелькнули зеленые глаза Евы, словно говоря, что не очень верят россказням, о моей якобы неприязни к Калебу. Я густо покраснела и Бет приняла это за подтверждение ее догадке о наших ссорах.

   - И много крови было?

   Что ей сказать? Крови много, и практически вся она вытекла из моего сердца.

   - Никакой крови и никаких побоев, мы заключили некоторое подобие мира, - отмахнулась я, стараясь не показывать, как для меня самой это важно.

   - Тогда хорошо, - облегченно вздохнула Ева, и мне даже пришлось оставить дорогу без внимания на несколько секунд, чтобы посмотреть на нее. Она ответила улыбкой. Неужели Ева знает что-то такое, чего не знаю я?

   - Конечно, хорошо, - поддержала ее Бет, как и раньше воспринимая все по своему, - ваши семьи дружат, так зачем враждовать вам? Не понимаю причину твоего отношения к нему. Калеб, безусловно, не знает слова "нет", и ему всегда нужно то, чего он не может получить...

   - Одним словом, эгоист, - вставила я, под расстроенным взглядом Евы. Бет развела руками:

   - Ну что могу сказать, он действительно эгоист и плохо поступает с девушками, с которыми встречается, но зато друг он хороший. Вряд ли у тебя найдется такой друг, к которому ты можешь позвонить ночью и попросить приехать. А я всегда знаю, что могу положиться на него.

   Я понимающе наклонила голову. А что еще остается Калебу ночью, как не помогать друзьям? В то же время я была склонна согласиться с Бет - Калеб был сложной, интересной личностью, и, узнав об этом, я не обрадовалась. Будь он тупым, зацикленным на себе, мне было бы легче о нем забыть. Ведь рано или поздно мне все-таки придется забыть его и жить дальше. У меня впереди оставались почти полгода времени до и после рождения малыша, а потом начнется другая жизнь, которую я, возможно, продолжу обучением не тут. И что тогда делать, если я влюблюсь в Калеба? Есть два варианта: остаться здесь, стать второй Оливье, и так же как она ревниво отслеживать с кем он встречается и тихо ненавидеть их обоих, или же, уехать куда-нибудь учиться, завести друзей и познакомиться с кем-то не столь красивым, зато живым и доступным. Второй вариант мне нравился намного больше.

27
{"b":"165996","o":1}