ЛитМир - Электронная Библиотека

   - Просто мы не сходимся характерами, чтобы быть друзьями, - наигранно равнодушно отозвалась я, стараясь не замечать слишком понимающую улыбку Евы, которая начинала меня раздражать. О чем она думает? Неужели так заметно, что я не совсем уж равнодушна к Калебу? - Но так как наши семьи дружат, остается как-то мириться с тем фактом, что нам нужно общаться. В любом случае, нравится он мне или нет, слишком много времени приходится проводить рядом, все-таки мы в одной компании.

   - Наконец-то, что-то разумное, - вставила Бет, - я бы хотела, чтобы мои близкие друзья не грызлись между собой как кошка с собакой.

   Скорее, как вампир с человеком, - подумала я.

   - Знаешь, ты его недооцениваешь, - добавила с заднего сиденья Ева. Будто бы мне мало, что Бет не умолкая, трещит о его достоинствах. Я устало потерла глаза. Они просто добивали меня этими разговорами.

   - Возможно, если не учитывать его поразительной способности так часто менять девушек, Калеб когда-нибудь влюбится, и я не сомневаюсь, станет самым преданным в мире, - Ева говорила так воодушевленно, что даже Бет скептически скривилась. К счастью, они обе не видели моего выражения лица. Калеб? И влюбится? Будет самым преданным? Скорее ад замерзнет.

   - Я же думаю, - не согласилась с ней Бет, - когда-нибудь он встретит девушку, которая не станет падать от счастья каждый раз, когда он улыбается. И именно она привлечет его внимание холодностью, и сам того не заметив, просто заинтересовавшись, он влюбится. Ведь он даже не успевает хорошо узнать девушку. И я просто мечтаю о том моменте, чтобы посмотреть на потерявшего от любви голову Калеба.

   Ева тяжело вздохнула, прежде чем выразить неудовольствие, я же слушала с интересом их спор. Сами того не подозревая, они описывали свое отношение к Калебу. Со слов Евы, я подтвердила свою догадку, что она является более близким другом Калебу, чем думают все остальные. А Бет, еще не до конца простила ему их расставание.

   - Неужели ты хочешь видеть Калеба несчастным?

   - Я хочу видеть Калеба более земным, что ли, - пожала плечами Бет, она, будто бы нехотя обернулась назад, - не таким холодным и отчужденным. Надоело каждые две-три недели видеть заплаканные лица брошенных им девушек и его бесстрастное лицо. Ты только посмотри, что стало с Сеттервин. Какой злобной и мстительной она стала, страшно смотреть. А Оливье - с каждой новой девушкой она становиться все более агрессивной.

   - Может, он просто открыл в них то, что они сами скрывали, - предположила я, стараясь, даже сама не понимая почему, оправдать его.

   - Возможно, - согласилась Бет, но очевидно ей давно хотелось поговорить об этом, и она продолжила в том же направлении. - Но не знаю, хочу ли я знать их такими, какими они стали.

   Мы выехали за город и, притормозив около еще трех машин, дружно помахали рукой знакомым лицам, очевидно собравшимся ехать с нами.

   К моему окну подбежал Теренс, и полностью игнорируя Бет, поздоровался со мной и Евой. Его лицо с карамельной кожей выглядело так же, как всегда, и все же что-то изменилось.

   - Езжай за нами, дорога, к счастью, сегодня сухая, тебе не о чем переживать, из-за того, что ты еще не привыкла к левостороннему движению. Мы ждали только вас, так что стартуем.

   Я поблагодарила его, краем глаза следя за Бет. Она ничем не выразила удивления или обиды, сидела тихо, отвернувшись от окна в котором только что исчез Теренс.

   - Что случилось, вы поссорились? - только мы двинулись с места, спросила я. Ева потянулась вперед, чтобы тоже взглянуть на Бет, но та лишь тряхнув головой и вновь отвернулась. Вместо нее сказала Ева:

   - По сути дела они и не встречаются.

   Бет никак не прокомментировала слова Евы, и я тоже промолчала. Слишком много было такого, чем я не хотела с ними делиться, так почему Бет обязана? Есть вещи, о которых не говорят. Допустим, я даже и не представляла, как им объяснить мою ситуацию относительно Калеба. Как можно объяснить то, что я чувствую, не выражаясь простыми, заезженными словами?

   Я вспомнила, каким красивым показался мне он в своей старой одежде, испачканной красками, и сердце мое вздрогнуло. В унисон ему зашевелился ребенок, будто бы чувствовал, что мне нужна поддержка. Это было странное и приятное чувство, которому поддаваться мне не хотелось, и все же я нежно погладила живот. Этот жест не ускользнул от Евы и Бет.

   - Кто отец?

   Глаза Бет были устремлены на меня, и я не смогла вовремя скрыть боль, промелькнувшую на моем лице. Это было впервые за три недели нашего общения, когда кто-либо спросила меня такое. И, несомненно, я была готова рассказать им часть правды, понимая, что чистая правда окажется для них страшной.

   - Бывший друг.

   Почти, правда.

   - Вы встречались?

   - Да, некоторое время.

   Почти ложь.

   - Он знает о ребенке?

   - Конечно же.

   Полнейшая ложь.

   - А ты хотела бы жить с ним, воспитывать вашего ребенка?

   - Нет. Слишком много произошло с тех пор.

   Полнейшая правда.

   Девочки понимающе замолкли. Видимо мои однообразные ответы не располагали к дальнейшему допросу.

   - Как его зовут?

   На миг повисла тишина. Мне она показалась звенящей. Я не заметила как сильно сжала руль, пока не почувствовала боль в пальцах.

   - Логан.

   Такое простое имя далось мне тяжело. Даже мысленно я не произносила его с того времени, когда мы виделись в последний раз. Хорошо, что Бет перестала спрашивать, так как я уже не была готова к дальнейшим вопросам.

   Я нервным движением включила музыку, достаточно громко, чтобы тяжело было говорить, и сделала вид, что не вижу удивленных взглядов, которыми обменялись девочки. Я ничего им не могла объяснить. Так было легче и лучше для всех.

   Я почти не знала о Лутоне до переезда в Англию и была приятно удивлена, когда мы наконец-то въехали в город. Наверное, таким я себе и представляла среднестатистический английский городок.

   Сожженная ратуша в 1919 году и отстроенная заново в 1936, понравилась мне, так же, как и часы на ней. Маленькие улочки, скверики и старые дома. Такого в Чикаго не увидишь. Налет древности, старости, традиций. Приятно попасть в подобное место.

   Основные торговые площади в Лутоне сосредоточены вокруг The Mall Arndale. Мы оставили машины на парковке огромного торгового центра Молл, когда-то первого самого большого центра в Европе, по словам Евы, и направились побродить по нему в поисках разных вещей. Но я сомневалась, что смогу найти что-либо интересное. Как сравнивать такой маленький городок с Чикаго?

   Мы договорились встретиться с остальными через час у машин, чтобы перекусить. Лутон имеет разнообразный выбор ресторанов - английский, итальянский, китайский, индийский, Карибского бассейна, тайский. Нет основной концентрации мест в городе, специально ориентированных на рестораны, но в некоторых районах есть ряд азиатских ресторанов. Также пабы и клубы в центре города. Ряд из них обслуживают студенческое население, однако есть еще целый подряд традиционных пабов в городе. Такой информацией снабжала меня Ева, Бет же кривилась от сухого поучительного тона. Было тяжело сохранять серьезный вид, слушая Еву и не смеяться, видя гримасы Бет.

   Оказалось, что Арндейл - это более 120 магазинов, включающих в себя почти все. Мы больше получаса копались в музыкальном магазине, прослушивая новые диски, и когда я выходила оттуда, в моих руках было не меньше 20. Ева и Бет пораженно смотрели на мои затраты - для них эти суммы были астрономическими. Как им было объяснить что в моей бывшей школе больше тратили на ланч?

   На посещение книжного магазина уже почти не оставалось времени, но и там я умудрилась потратить, по словам Бет и Евы, слишком большую сумму. Я купила всего пару книжек, в основном британского издания, писатели не были мне известны, зато попадали под мою любимую стилистику. Я поискала глазами книгу Стефана Цвейга, которую еще не читала, но ее обещали привезти только на следующей неделе. Вот причина вновь вырваться в город, и вот тогда-то, я надеюсь, что поеду одна.

28
{"b":"165996","o":1}