ЛитМир - Электронная Библиотека

   Вырулив на обочину, я оставила включенными фары, хорошо, что аккумулятор был полностью заряжен, страшно подумать, что бы было, останься мы без света. Не могу назвать себя трусихой, но те перспективы, что вырисовывались в моей фантазии, напоминали кадры фильмов ужаса.

   Ева вышла из машины, и немного побродив вокруг, наконец, нашла сеть, чтобы позвонить. Она сказала лишь пару слов и, вернувшись, тихо сказала:

   - Уже едет.

   Я не сомневалась, все же Бет и Ева друзья Калеба, а меня оставили на его попечение. Неужели я увижу его? Мое сердце забилось слишком быстро, чтобы я смогла устоять на ногах. Меня так не испугали даже две машины, остановившиеся спросить все ли у нас в порядке. Сначала это была пара довольно милых старичков, видимо ехавших с какого-то футбольного матча. Узнав, что за нами едут, они отправились дальше. Вторая машина битком набитая так же фанатами, только, видимо, другой команды, тоже остановились проверить все ли хорошо и не нужно ли нас куда-нибудь отбуксировать. Почти все они, кроме водителя, были очень веселыми, разогретыми матчем, но к нашему счастью, вели себя подобающе, так как оказались семинаристами. Кажется, Бог оберегал нас в эту ночь.

   Когда фары знакомого мне джипа выхватили нашу машину из темноты - к тому времени я выключила свет, и мы сели в машину, Еву била нервная дрожь, а я, к своему позору, обгрызла несколько ногтей.

   Калеб был так зол, когда вышел из машины и направился к нам, что двигался немного быстрей нормального парня. К моему величайшему облегчению, Ева ничего не заметила, так как проснулась Бет и ее начало тошнить. Пока Ева отвела ее в кусты, меня почти волоком вытаскивали из машины пара потеплевших, раздраженных рук.

   - Вы что, совсем разум потеряли, почему вы не ехали за всеми? Минут за пять перед вашим звонком мне звонил Теренс, испуганный, что вас за ними нет.

   Я была так взволнована его близостью, что даже не смогла ответить ему колкостью. В гневе его глаза, казалось, сверкали. Как я могла соображать рационально?

   - Что с Бет? - так и не получив никакого ответа, вновь спросил Калеб.

   Я наконец-то смогла заговорить, подавив в себе дрожь:

   - Немного перепила. Поэтому мы и отстали.

   Я вздрогнула: слишком пристально и мрачно Калеб смотрел на меня.

   В чем моя вина? Я просто переживала за Бет.

   - Почему Бет пила?

   Я сбивчиво начала объяснять, сама не понимая, почему у меня такой виноватый голос. Он не выказывал своих эмоций, не дергался, а просто молча, слушал все, о чем я говорила.

   - Надо было позвонить мне, пока вы были еще в Лутоне, - гаркнул Калеб, вдруг сжав меня сильнее, почти прижимая к себе.

   - Я не собираюсь перед тобой отчитываться, - по-детски надулась я.

   По его лицу пробежала странная тень. Я вся напряглась, со всей остротой сознавая, что прижимаюсь к его широкой, сильной груди. Его дивный запах опьянил меня, в голове немного помутилось, как это часто бывало от такого близкого общения с вампирами. Я презирала себя за слабость. И оставалась бессильной перед своими чувствами.

   Калеб пристально смотрел на меня. Я наделась лишь на то, чтобы выражение моего лица не выдало мыслей, роящихся в моей голове в этот миг. Покраснев, я облизала губы и едва смогла выговорить:

   -- Отпусти меня.

   Я почувствовала огромное облегчение, высвободившись из его рук. Остро ощущая его присутствие, я так же чувствовала напряженность между нами. Мне никогда в жизни не было так холодно, хотя думаю, что трясло меня от нервного перенапряжения.

   -- Вот упрямая девчонка! -- произнес Калеб холодно. -- Рейн, прошу тебя, прекрати ребячиться. Все серьезно, а если бы кто-либо тут пристал к вам?

   -- Значит, я ребенок? -- я чувствовала себя глубоко обиженной.

   Он молчал, и я пожалела, что заговорила об этом.

   Калеб скрестил руки на груди и усмехнулся:

   - Прямо говоря - да. Будь ты умней, позвонила бы еще из Лутона.

   - Так я еще и глупая? Ну это уже хамство!

   Он, промолчал, отвернулся и пошел к Еве, придерживающую голову Бет. Я не стала идти к ним, боясь, что и меня начнет тошнить. Мой нос улавливал теперь слишком много неподходящих запахов. Да мне от одного вида, как конвульсивно содрогается Бет, становилось плохо. Я отвернулась к дороге, стараясь дышать глубоко и медленно. Но было ли это последствием увиденной картины, или же, присутствием Калеба, мне не хотелось разбирать. Как легко ему было вывести меня из равновесия. Сколько же влияния он имел на меня? Мне действительно стало страшно от этой мысли.

   Чтобы забыться, я набрала номер матери Бет, Мишель.

   - Миссис Фослер? Это Рейн...

   - Что-то случилось? - вырвался из трубки тревожный голос миссис Фослер. В моей голове нарисовалась сразу же пара глаз, таких же оливково темных, как и глаза Бет, только вот веселости в них не было не грамма, даже в моем воображении.

   - Все в порядке, просто Бет укачало, и она заснула в моей машине, так что можно Бет переночует сегодня у меня, а завтра мы приедем вместе на службу?

   Мишель Фослер вместе с Самюель пела в церковном хоре и я, безусловно, знала, как ее подкупить.

   Вдруг очень четко на фоне ночной тишины раздались характерные звуки, издаваемые Бет.

   - А это что?- голос миссис Фослер стал подозрительным.

   - Кажется, Калеб отравился в китайском ресторанчике, и его тошнит.

   Я мстительно улыбнулась, зная, что Калеб меня слышит.

   - Может, привезешь его к нам? Сдается мне, его отец вновь уехал из города, - начала переживать мать Бет, и я выругалась про себя.

   - Нет-нет, ему уже лучше, у меня были с собой лекарства от отравления, мне они постоянно нужны.

   Зная, как люди реагируют на мою беременность, я приплела свое положение. Миссис Фослер сразу же смолкла, очевидно, почувствовал себя некомфортно. Конечно же, я не любила манипулировать людьми, но что делать, если я знала, какой бывает настырной мама Бет.

   - О, хорошо милая, спасибо, что позвонила, - голос Миссис Фослер стал сразу же расслабленным, - но если ему станет хуже, не стесняйся позвонить даже ночью. Знаю я эти китайские ресторанчики, а ему скажи, что не надо есть, если его желудок не предрасположен к такой еде.

   Да уж, желудок Калеба действительно не был предрасположен к еде, простой и нормальной.

   - Обязательно скажу, - пообещала я ей, и отключила трубку, когда на том конце услышала гудки.

   - Я не люблю китайскую кухню, - прозвучал рядом знакомый голос и резко обернувшись, я увидела Калеба, несущего на руках Бет, стонавшую и вздыхающую, словно ей тяжело было дышать. Увидев ее, я поняла, что впереди у меня долгая ночь, и что хуже всего, рядом будет Калеб. Самой захотелось застонать. Если бы не Бет, я бы спокойно ворочалась в кровати, думала о Калебе и скоро бы заснула. Теперь же мне предстояло наслаждаться его мучительной близостью. Еще одного вечера дружелюбных разговоров я не переживу. Теперь я понимала, почему Бет так напилась, но, к сожалению, проблемы такой вариант не решал.

   - То есть, тебе не нравятся китайцы? - так, чтобы было слышно только ему, прошептала я и к моему удовольствию, он не только не разозлился, а улыбнулся. Разумеется, мое сердце, как всегда своеобразно прореагировало на это. Когда он был злым, легче было бороться с его притягательностью.

   Калеб бережно уложил Бет в свою машину, так как там было намного больше свободного места, чем в моей, а потом вглубь машины полетел его пиджак. Ева села следом за подругой, чтобы поддерживать ее голову у себя на коленях. Мне предстояло ехать в одиночестве, и я несказанно этому обрадовалась, еще не оправившись от присутствия Калеба. Теперь я смогу немного настроиться, перед тем как провести столько времени с ним. Придумаю несколько колких ответов, может смогу наконец-то заставить свое сердце не громыхать так громко, когда я вижу его.

   Калеб вернулся к моей машине и заговорил уже намного серьезней. Вот это он зря! Когда Калеб не злился, и его лицо оставалось безмятежно спокойным, желание поцеловать полные, строго очерченные губы, болезненно отзывалось во всем моем теле. Да что он творит со мной?!

30
{"b":"165996","o":1}