ЛитМир - Электронная Библиотека

   - Тогда поговорим о Калебе, - предложил он, спустя несколько минут.

   Я удивленно и насторожено обернулась к нему.

   - О чем?

   - О том, что происходит между вами. Мы с Самюель ничего не спрашивали, но, кажется, твое настроение только ухудшилось после вашего знакомства. Вы встречаетесь?

   Я рассмеялась так искренне, что даже слезы выступили на глазах, но отца мой смех совершенно ни в чем не убедил.

   Он понимающе покачал головой.

   - Я знаю, в твоем возрасте подростки не очень хотят делиться своими переживаниями о первой любви, но ведь мы твои родители, и лучше других знаем тебя. Прошу тебя, Рейн, только не молчи, - Терцо казалось, был измучен переживаниями за меня. Разве могла я промолчать.

   - Я не нравлюсь ему, и к тому же, пап, я беременна.

   - Ты не будешь беременна вечно, это, во-первых. А во-вторых, - заговорил он поучительным тоном, в котором угадывался его профессорский талант, - откуда тебе знать нравишься ты ему или нет? Все это такие глупости.

   Было трудно все объяснить отцу. Казалось легче говорить о чувствах с Пратом, чем с ним. Терцо влюбился в Самюель после того, как сделал вампиром и не разу не жалел о своем выборе, сожаления не были его характерной чертой. Я же постоянно во всем сомневалась, а особенно в себе. Как я могла представить даже на миг, что могу понравиться Калебу? Я и он - космическая пыль и яркая звезда. Только отцу такие страхи были неведомы. Даже будучи человеком, он был слишком богат и властен, чтобы не получать то, что хочет. Теперь же со своей внешностью, очарованием и деньгами ему было доступно все. Как же ему понять мои страхи быть отверженной?

   - Не знаю, может лучше тебе поговорить об этом с мамой, - наконец нехотя выдохнул Терцо, натолкнувшись на мое глухое молчание.

   Я с облегчением вздохнула. Самюель красива и тщеславна, но зато и у нее есть страхи и неуверенность. Хотя я вообще была категорично против каких-либо разговоров. Мне хотелось сохранить в тайне свои переживания о Калебе, я все еще надеялась перебороть все чувства к нему в душе.

   Мы въехали на стоянку и я обняла отца порывисто и быстро, благодарная, что он старается быть лучшим отцом, что не сдается и не оставляет меня одну со всеми страхами. Только потому я еще не сошла с ума, что Терцо и Самюель были моим маяком в темном океане чувств и ненависти, захлестнувших меня полгода назад. И я не могла выбраться на берег не потому, что они не помогали мне, а потому что еще не была готова.

   - Только прошу, не переставляй колесо сам, в последний раз ты почти оторвал фасонку.

   - Обещаю! Совсем не доверяешь своему старику.

   Я выбежала из машины и нацепила дежурную улыбку, дома меня наверняка ожидал разговор потруднее. Самюель была намного прозорливее отца, от нее не скроется ничего. Если она того захочет, ни одна мысль или чувство, промелькнувшие на моем лице, не пройдут мимо ее внимания. И честно говоря, я почти ждала этого разговора, не намного, но после разговора с отцом, я чувствовала себя лучше и увереннее.

   Но впереди ждало еще одно испытание - физика. Мое настроение не оставляло сомнений, что сегодня мне будет тяжелее держать свой язык за зубами, когда мистер Чан непременно будет кидать язвительные реплики в мою сторону. Я даже серьезно задумалась о скотче. Все-таки заклеить себе рот, не такая уж плохая идея. К сожалению, мистер Чан, наверное, не одобрит этого.

   К счастью, после того раза, когда я расплакалась перед уроком физики, мистер Чан очень редко заговаривал со мной. Сегодня было еще лучше, мистер Чан решил разнообразить наше времяпровождение на уроке и показать нам документальный фильм об Альберте Эйнштейне.

   - Вы должны больше знать о таких людях, как Альберт Эйнштейн, именно его теория относительности, записанная в простой формуле Е=mс2, позволила нам мечтать о путешествиях во времени. Время стало не такой уж страшной преградой.

   Наверняка мистер Чан состоял в фан-клубе Альберта Эйнштейна, удивительно, почему он не ходил в парике, чтобы быть похожим на своего кумира. Возможно дома у него множество плакатов с его изображением. Я поделилась этой мыслью с Бет, и мы тихо посмеялись над учителем, так как она его тоже не жаловала. К ней мистер Чан не имел никаких претензий, она была лучшей в классе, но ей не нравилось, как он относиться ко мне. Действительно, совсем совести нет, так себя вести с беременной. Мало ли, что я несколько раз ему нахамила.

   Странно, но я вовсе не гордилась своим поведением. Общаясь со своими новыми друзьями, я стала слишком совестливой. Раньше я такого не замечала.

   К моему огромному удивлению, приготовившись проспать целый фильм, я даже забывала моргать, настолько он меня заинтересовал. Как такие гениальные мысли могли прийти к одному человеку? Самюель точно бы сказала, что этого хотел Бог, и я не могла не согласиться. Да только разве может человек иметь столько власти на земле? Но, вспомнив силу, умение и ловкость вампиров, поняла, что может. И неужели эта власть была дана им не от Бога?

   Прат никогда не соглашался с утверждением Самюель, что они, столь странные, но все же создания Божьи. Себя он считал созданием сил зла и тьмы. Как правильно заметил Калеб, Прат вечно сражался с ночью в себе, не позволяя поверить даже самым близким людям, что в нем может обитать свет. Я могла поверить в это. И любила его, даже не обращая внимания на то, сколько мне уже пришлось перенести из-за его детского поведения.

   Урок прошел незаметно. Зато ланч превратился в сущий ад. Мелкий дождик, моросивший с утра, внезапно прекратился, и на улице засветило теплое осеннее солнышко. Набрав еды, мы устроились всей компанией на улице. Как всегда нас развлекал Теренс, и я была готова поверить тому, что могу наконец-то расслабиться, пока разговор не коснулся приезда Калеба.

   - Кто знает, когда возвращается Калеб? - к нам подошел одноклассник Калеба по истории, и мы все уставились друг на друга вопрошающе. Конечно же, я знала, что сегодня, но не могла сказать по ряду причин. Главная из которых - избежать ревнивых вопросов Оливье и Сет, откуда мне известна такая новость.

   - Он уже приехал, я с утра была у него. А в школе он будет завтра, - неожиданно голос подала Ева. Почему-то Бет посмотрела на нее странным долгим взглядом, сдерживая улыбку.

   Сет и Оливье вовсе не были рассержены или удивлены, что такую информацию знала Ева. Они совершенно не воспринимали Еву, как конкурентку, хотя она была намного красивее Оливье, с ее холодной красотой и элегантностью. Каждая уступала Еве. Разве можно было сравнивать ее лучистые зеленые глаза с пустыми, словно у рыбы, глазами Сет? А волосы Оливье, уложенные и ухоженные, с копной роскошных каштановых волос Евы, похожих на полированное красное дерево?

   Странным было то, что я ничего не знала. Я думала, Калеб приедет ночью. Но он был здесь, а значит, вечером Самюель и Терцо ожидали гостей, о чем не удосужился сообщить ни один из них. Или этот разговор с отцом был подготовкой меня к приезду Калеба и приходу к нам?

   - Интересно, что же он делал в Чикаго?

   Я даже не удивилась, когда этот вопрос задала Оливье. Но услышать, что рассказывает Ева, мне не удалось. Ко мне подошел Дрю, и все сразу же смолкли.

   - Можно тебя на минутку, Рейн?

   Он выглядел странно, дергался и не смотрел на меня. Тишина, наступившая в нашей компании, показалась мне звенящей и жуткой.

   - Дрю, это не может подождать? - недовольно произнесла Оливье, смотря на брата. - Мы вообще-то разговаривали.

   - Нет, мне нужно сейчас, - почти агрессивно бросил Дрю.

   Отложив свой поднос, Оливье вскочила на ноги, и, резко дернув его за рукав, отвела в сторону. Там они спорили несколько минут, за чем все мы наблюдали со смешанными чувствами. Никто из компании не любил Дрю, но то, как с ним обращалась сестра, раздражало даже Бет. Ее Дрю ужасно пугал.

   Когда они вновь вернулись к нам, Дрю с той же настойчивостью попросил меня поговорить. Я обернулась к Оливье, но ее, кажется, ничего уже не интересовало. Не оставляя еды, я пересела с ним на несколько лавочек дальше.

35
{"b":"165996","o":1}