ЛитМир - Электронная Библиотека

   Лин кривовато усмехнулась, видимо ее я интересовала меньше, чем других. Она сразу же принялась есть что-то жидкое и белесое, видимо полностью утратив интерес к тому, что происходит за столом.

   Парень не стал дожидаться очереди и представился сам, выпятив хорошо развитую грудь, этакий сельский красавчик, наверняка спортсмен. Так и подмывало спросить, сколько книг он прочитал за свою жизнь... или хотя бы газет... в туалете. Представив, как он сидит на унитазе, стараясь прочитать хоть строчку, я едва не рассмеялась ему в лицо.

   - Я Теренс Клайв, и очень надеюсь, что ты любишь фильмы, а то с этой компашкой ходить в кино просто ужасно.

   Я цинично подумала о его кинематографических наклонностях, вспоминая администраторшу, что просматривала конфескат. А не его ли?! Но мило улыбнулась, возможно, с таким как Теренс, должно быть весело. Он не выглядел лицемерным, улыбка казалась вполне искренней.

   Оливье была платиновой блондинкой с похожими как у меня синими глазами, только ее ангельская внешность меня не обманывала. Она была не только хороша собой, но и явно умна, хитра и не менее цинична, чем я. Ее первыми словами было:

   - Класная тачка.

   Еще бы, - подумала я, - эта бы себе руку отгрызла, или точнее говоря мне, чтобы иметь такую же. Странно, но она мне понравилась, рыбак рыбака, как говорится... Кто я чтобы осуждать ее? Мне тоже бы хотелось иметь такую внешность. Но вряд ли я когда-нибудь признаюсь ей в этом. Незачем тешить ее тщеславие.

   Ева же была высокой и несколько полноватой, чтобы полностью считаться красавицей, но ей это наоборот шло. Таких красивых зеленых глаз в обрамлении черных ресниц не было ни у одной модели. А я их повидала на своем веку. Пока Ричард жил с нами, у него каждую неделю была одна лучше другой. Тяжелые каштановые волосы Евы заставили меня трепетать от зависти. Кажется, она была самой простодушной в этой компании, и это с ее-то внешностью. Она могла сойти за святую с таким открытым, добрым взглядом.

   Раньше у меня была такая подруга, правда Доминик не дотягивала до красоты Евы, но теперь мне ее ужасно не хватало - этакого лучика света в кромешной темноте этих незнакомых лиц. Ева кивнула мне, стараясь ненавязчиво смотреть на меня, но я видела, что ей неловко, она все время ерзала на стуле. Неужели ее смущал мой живот? Ну что ж, мне тоже нелегко, так что придется всем вам потерпеть, хотя, возможно, мы и не подружимся. Каждый день смотреть на эти прекрасные лица выше моего терпения. Нас так и будут называть Феи и Гоблин, ну чем не название для группы?

   - Не хватает еще двоих, - скривила улыбку Бет, - но надеюсь, они скоро налижутся и придут. Калеб и Сеттервин, так уже две недели. Хотя, думаю, Калеба не хватит еще на одну неделю.

   - Прошу не надо об этом, и перестань говорить "лижутся", у меня с этим возникают плохие ассоциации, - перервала ее Ева, - мы и так все знаем, но не надо расстраивать Сетти. Когда я думаю, что будет после их расставания, я расстраиваюсь.

   - О чем это вы? - спросила я с интересом. Как странно, что приближение чьего-то несчастья заставляет людей радоваться. По крайней мере, это радовало не только меня - глаза Оливье мерцали почти фанатичным светом.

   Все между собой переглянулись, видимо задумавшись, стоит ли мне говорить, но по сути дела Бет хотела, чтобы я вошла в их компанию, значит, им все равно придется ввести меня в суть дела.

   - Калеб, наш друг, не встречается с девушками больше 3 недель. С Сеттервин, как ты понимаешь, нашей подругой, они вместе уже 2 недели. Вот мы и ждем, когда, и как, это закончится. Только плохо, что все мы из одной компании, не хочется, чтобы их разрыв повлиял на нашу дружбу. Или точнее говоря, чтобы их разрыв разделил нас, - дополнила себя Бет, она внимательно подбирала слова, видимо, чтобы поточнее объяснить ситуацию. Но я и так все поняла. Всегда плохо, когда начинают встречаться общие друзья, потом кто-то займет сторону одного из бывших влюбленных, и это разобьет дружбу. Либо один из тех же влюбленных окажется умнее и скоро найдет себе новую парочку, и проблема, скорее всего, сама собой решится.

   - Кстати Бет, об отношениях, - совершенно меня не стесняясь Теренс приобнял Бет, - может, и ты сдашься под мои чары?!

   Хотя Теренс все замаскировал под шутку, я сразу поняла, что он говорит серьезно. Бет не очень убедительно, но все же твердо скинула с себя его руку.

   - Видимо ты плохо колдуешь, шаман. Этот вопрос закрыт, - заворчала Бет, - а на повестке дня, как мы отпразднуем появление Рейн. Я, конечно, понимаю, что твои родители заняты переездом, но может, соберемся вместе как-нибудь у тебя...

   Я даже не дала ей договорить:

   - Шутишь, да мои родители просто помрут от счастья, если вы сегодня придете. Они считают, что я мало времени провожу с людьми, - я засмеялась про себя от этих слов, - можно сразу же после школы, я лишь сообщу маме, чтобы приготовила что-нибудь.

   Бет впервые с нашего знакомства смутилась:

   - Да что ты, как-то неловко...

   Как ни странно, остальные были согласны с ней. Даже Оливье эта идея показалась поспешной. Но я была непреклонна. Надо же было загладить перед родителями мое плохое настроение за эту неделю. А что может быть лучше, чем привести целую толпу друзей? Их пугала моя отстраненность и одиночество, которыми я оградилась ото всех еще в Чикаго. Так я покажу, что возвращаюсь к нормальной жизни. Пусть это и не так.

   Мы принялись обсуждать, как все это будет происходить, я же объясняла, как проехать к моему дому. Но их это лишь потешило - для них эта местность уже давно знакома, не то, что для меня. За разговорами я забыла обо всем, радовалась и наконец-то смогла расслабиться, мне действительно было хорошо в их обществе. Но все изменилось и померкло в один миг...

   Я вдруг ощутила на себе чей-то взгляд. По телу разлилось странное тепло. Я обернулась и увидела незнакомца, но его совершенно не смутила моя внезапная злость и испуг. Казалось, незнакомец с серыми, горящими глазами шел навстречу мне одной.

   Я обратила внимание, что он чуть заметно нахмурился. Похоже, он догадался, что я наблюдаю за ним. Наши взгляды встретились. Глаза его, изменчивые, как море... стали темно-серыми, стальными с огоньками. На мгновение мне показалось, что я не в состоянии отвести взгляд. Это было не просто ощущение, я и вправду не могла отвернуться. Или это всего лишь воображение?

   Я встрепенулась. В это мгновение я ощутила себя мошкой, летящей на пламя. Сейчас они стали светлыми, почти голубоватыми,... это были глаза не человека - хищника. Они невольно приковывали к себе. Заставляли. Но что?

   Незнакомец перехватил мой взгляд.

   Он знает, что я наблюдаю за ним.... Это пугает его? Интересует? Скорее всего, нет. Хотя я не была бы теперь так уверена. Мое сердце билось тревожно, и я все пыталась судорожно вдохнуть. Он был слишком красив, чтобы мои мысли смогли очиститься от всего остального, и я могла перестать смотреть на него.

   Только увидев его, я сразу же поняла кто он. Неземная красота, бледная, как мел кожа, серые, пронзительные глаза и легкие движения, слишком уж идеальные при его высоком росте. Я даже зажмурилась, надеясь, что когда открою глаза, он исчезнет. Но нет, все тем же темпом он решительно двигался к нашему столику, совершенно игнорируя расстроенную брюнетку, спешившую за ним, и изподтешка наблюдал за мной. Звуки, что казалось, померкли, когда я увидела его, вновь вернулись в мое сознание перешептываниями, смешками, стуком вилок и стаканов, почти над самым моим ухом пронзительно прозвучал голос Бет:

   - Ну вот, две недели и три дня.

   Я поняла смысл слов, но сам контекст остался для меня туманным. Причем тут были дни и недели? И вот, будто бы прорвав толщу воды, в мой мозг ворвалась мысль об опасности. Я лишь несколько раз видела подобных моим родителям, но всегда отец стирал им любые воспоминания обо мне. Мои родители не могли позволить другим знать обо мне, или точнее говоря, оставить воспоминания, что смертная знает о них. Но сейчас я действительно смотрела на вампира подобного моим родителям. И хоть страх начал медленно просачиваться в мой, обалдевший от его красоты, ум, я могла мыслить достаточно здраво. Цвет его глаз показывал, что он не питался человеческой кровью, а значит жил среди людей, и что хуже, дружил с ними. Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы догадаться - это Калеб, и он давно и тесно общается с людьми, подвергая их опасности. Обрекая на общение с неконтролируемым хищником. Его глаза сковывали мою волю, пугали, но я могла противиться этой силе, зная, с чем имею дело, как же приходится всем этим девушкам?

6
{"b":"165996","o":1}