ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Наука страсти нежной
Неправильный бизнесмен
Канатоходка
Брачный капкан для повесы
Эгоист
Метро 2033: Пифия-2. В грязи и крови
Книга челленджей. 60 программ, формирующих полезные привычки
Грани игры. Жизнь как игра
S-T-I-K-S. Брат во Христе. Второе пришествие

Положение колонистов резко ухудшилось. Правда, на юге простиралась бесплодная болотистая равнина, усеянная стоячими лужами, пересеченная ручейками: там мало водилось дичи, и Уолстон вряд ли станет далеко заходить в эту местность. Кроме того, поскольку до Френч-дена не донеслось звука выстрела, есть надежда, что и злодеи пока их не обнаружили. Но теперь необходимо было готовиться к защите, чтобы не быть застигнутыми врасплох.

Три дня спустя после неожиданной находки опасность усилилась. Двадцать четвертого ноября утром Бриан и Гордон отправились на левый берег, чтобы посмотреть, нельзя ли сделать поперек узкой тропки между озером и болотом насыпной бруствер [147], который прикрыл бы Донифана с несколькими меткими стрелками на случай приближения врага.

Все трое отошли примерно на триста шагов от реки, когда Бриан наступил на какой-то предмет и раздавил его. Он не обратил внимания, считая, что это — одна из множества раковин, приносимых приливом в низину Южных болот. Но Гордон, шедший сзади него, остановился и произнес:

— Подожди-ка, Бриан.

— Что там такое?

Гордон наклонился и поднял раздавленный предмет.

— Посмотри,— спокойно проговорил он.

— Но это же не раковина,— воскликнул Бриан.— Это…

— Это трубка!

Два года каникул (с иллюстрациями) - _080.jpg

Действительно, Гордон держал в руках почерневшую чашечку трубки, от которой отломился чубук.

— Как известно, никто из нас не курит,— продолжал он тем же тоном.— А значит, эту трубку обронил…

— Кто-то из банды Уолстона,— докончил Бриан.— Если только это не трубка Франсуа Бодуэна.

Но нет! Трубка была сравнительно новая, судя по цвету излома, и никак не могла принадлежать французскому моряку, умершему много лет назад. Ее явно уронили здесь совсем недавно: в чашечке еще сохранились остатки табака. Итак, несколько дней, а может быть буквально и несколько часов назад, Уолстон или один из его сообщников был здесь, у западного берега Семейного озера!

Гордон и Бриан немедленно вернулись во Френч-ден, и Кэт сразу опознала трубку, которую она видела в руках Уолстона.

Итак, шайка добралась до берегов Зеландской реки. Если Уолстон обнаружит колонию и увидит ее обитателей, он, конечно, сообразит, что у них есть инструменты, провизия и патроны, а семеро крепких мужчин легко одолеют десяток мальчиков, если к тому же нападут на них внезапно.

Ввиду грозящей опасности Бриан решил установить непрерывный дозор. Устроили наблюдательный пункт на скале, откуда днем была видна вся окрестность на сторону болота, леса Западни и озера. По ночам старшие стали поочередно дежурить снаружи у входов, прислушиваясь к малейшему шуму. Двери изнутри укрепили подпорками, а в случае необходимости их можно будет завалить камнями, которые натаскали в пещеру. Для пушки были сделаны две амбразуры: одна — в сторону реки, другая — к озеру. Все огнестрельное оружие привели в боевую готовность.

Кэт горячо одобряла эти приготовления, но про себя с тревогой думала о предстоящей неравной борьбе. Она-то хорошо знала матросов «Северна» и их вожака. Каково будет сражаться с ними мальчикам, старшему из которых еще не исполнилось и шестнадцати лет? Силы были слишком неравны. Ах, почему с ними нет мужественного Ивенса! А может быть, злодеи уже избавились от штурмана, который теперь стал им ненужен, чтобы добраться до ближней земли…

Наступило двадцать седьмое ноября. Последние два дня стояла удушливая жара. Над островом скопились тяжелые тучи, и отдаленное громыхание предвещало грозу. Барометр сильно упал.

В этот вечер колонисты собрались в холле раньше обычного, приняв все предосторожности: плотно закрыли двери, затащили ялик в кухню. В половине десятого разразилась сильнейшая гроза. Холл непрерывно озарялся блеском молний, сопровождавшихся громовыми раскатами, которые оглушительно отдавались в скалах. Это была так называемая «сухая гроза» без дождя и ветра, самая страшная: недвижные тучи обрушивают весь накопившийся в них электрический заряд на одну местность.

Костар, Доль, Айверсон и Дженкинс, забившись под одеяла, вздрагивали при каждом разряде молнии, похожем на треск разрываемой материи, что указывало на непосредственную близость удара. Однако в этой несокрушимой пещере бояться было нечего, молния не могла пробить каменные стены.

Время от времени Бриан или Донифан приоткрывали двери и тотчас отшатывались, ослепленные вспышками. Снаружи все пространство было словно залито огнем, а поверхность озера, в которой отражалось сверкающее небо, казалась огромным пламенеющим ковром.

Вспышки и грохотание продолжались почти до полуночи, когда гроза стала наконец затихать. Молнии, отдаляясь, блистали реже; поднялся ветер, отогнавший от земли нависшие тучи, и хлынул проливной дождь.

Младшие дети понемногу успокоились. Две-три головы вынырнули из-под одеял, хотя всем уже давно было пора спать. Собрались укладываться и старшие, когда вдруг взбудоражился Фэнн. Он стал кидаться лапами на дверь и глухо рычать.

— Что-то зачуял наш Фэнн,— сказал Донифан, пытаясь унять собаку.

— Бывали случаи, когда он поднимал тревогу,— отозвался Бакстер,— и наш умница-пес никогда не ошибался.

— Прежде чем лечь спать, надо выяснить, в чем дело,— заявил Гордон.

— Хорошо,— согласился Бриан.— Никому не выходить и готовиться к отпору!

Взяв оружие, Донифан пошел ко входу в холл, а Моко — ко входу на кухню. Они приложили ухо к створкам дверей, но ничего не услышали, хотя Фэнн по-прежнему волновался. И вдруг он залился таким оглушительным лаем, что Гордон не мог его утихомирить. Это было очень некстати: в минуты затишья можно было бы расслышать шорох шагов на берегу, но в то же время громкий лай собаки был отлично слышен снаружи!

Внезапно раздался выстрел: этот звук нельзя было спутать с раскатом грома. Стреляли менее чем в двухстах шагах от пещеры. Все вскочили, готовые к обороне. Донифан, Кросс, Уилкокс и Бакстер стояли у входа, готовые стрелять в первого, кто попытается высадить дверь. Остальные уже собрались подкатывать ко входу камни, когда послышался крик:

— Ко мне! Ко мне!

Там, снаружи, был человек, который взывал о помощи; ему явно грозила смертельная опасность.

— Помогите! — снова раздался голос уже в нескольких шагах.

Кэт кинулась к двери и прислушалась.

— Это он! — вскричала она.

— Кто он? — спросил Бриан.

— Откройте! Откройте! — повторяла Кэт.

Дверь открыли, и в холл бросился человек, с которого ручьями текла вода.

Это был Ивенс, штурман «Северна»!

Два года каникул (с иллюстрациями) - _081.jpg

Глава XI

Кэт и штурман.— Рассказ Ивенса.— После аварии шлюпки.— Уолстон в гавани Медвежьего утеса.— Змей.— Френч-ден обнаружен.— Бегство Ивенса.— Вплавь через реку.— Проекты.— Предложение Гордона.— Земля на востоке.— Остров Чермен-Ганновер.

При неожиданном появлении штурмана Гордон, Бриан и Донифан сначала застыли на месте, но тут же в инстинктивном [148]порыве бросились к нему как к спасителю.

Это был человек лет двадцати пяти — тридцати, широкоплечий, крепкого сложения, с твердой, решительной походкой, с живыми глазами, высоким лбом, умным и приятным лицом, заросшим многодневной всклокоченной бородой.

Вбежав, Ивенс захлопнул за собой дверь и прижался к ней ухом. Не услышав ни звука, он шагнул внутрь холла, оглядел сгрудившихся вокруг него мальчиков и пробормотал:

— Да! Дети… Одни только дети!

И вдруг глаза его вспыхнули и лицо осветилось радостью: к нему подошла Кэт.

— Кэт! — вскричал Ивенс, всплеснув руками.— Кэт! Живая!

И он схватил ее руку, словно желая убедиться, что перед ним не призрак.

вернуться

[147]Бруствер — земляная насыпь, вал для защиты бойцов от огня неприятеля.

вернуться

[148]Инстинктивный — здесь: безотчетный, совершенный по душевному побуждению, без рассуждений.

56
{"b":"166004","o":1}