ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
За час до казни
Чужое тело. Чужая корона
Грани игры. Жизнь как игра
Robbie Williams: Откровение
Соседи
Автономность
Нелюдь
Настоящий ты. Пошли всё к черту, найди дело мечты и добейся максимума
Умрешь, если не сделаешь
Содержание  
A
A

В шлюпке находились одиннадцать человек: двое взрослых мужчин и девять юношей, старшие из которых сидели на веслах. Один из взрослых изредка вставал, стараясь проникнуть взглядом сквозь редкие разрывы тумана, постоянно прислушивался…

Беглецы воспользовались большой шлюпкой «Стремительного». На веслах сидели Луи Клодьон и Аксель Викборн. На руле находился Уилл Миц, тщетно пытавшийся найти правильное направление в кромешной тьме, которую, казалось, теплые ночные испарения делали еще непрогляднее.

Четверть часа назад они потеряли из виду «Стремительный», но по-прежнему не видели белого сигнального огня соседнего судна, до которого должно было быть не более полумили, поскольку штиль удерживал его на месте.

Вот как развивались события.

Подслушав разговор между Корти и Раньей Чогом, Уилл Миц незаметно выскользнул из-за своего укрытия и прокрался на полуют.

Там он оставался несколько минут, пытаясь осмыслить положение, прежде чем начать действовать.

Было ясно одно: капитан Пакстон и команда судна были перебиты на борту «Стремительного», и когда прибыли пассажиры, барк был уже в руках Гарри Маркела и его сообщников.

Что до злоумышленников, то Уилл Миц был в курсе того, что писали газеты о пиратах с «Галифакса», их аресте и бегстве из куинстаунской тюрьмы в Ирландии, — бегстве, которое по времени точно совпадало с отплытием «Стремительного». Завладев судном на якорной стоянке в Фармарской бухте, пираты застряли там из-за штиля… На следующий день на судно прибыли мистер Паттерсон и лауреаты Антильской школы. Что касается соображений, по которым Гарри Маркел не избавился от путешественников, как он это сделал с капитаном Пакстоном и его экипажем, почему он не осуществил свой злодейский план во время перехода из Англии на Антилы, то этого Уилл Миц не знал.

Но раздумывать над этой загадкой было не время. Если пассажирам не удастся покинуть «Стремительный», они погибли. Как только поднимется ветер, суда разойдутся, и резня неминуема… И если преступление не свершится сегодня ночью, то, значит, непременно произойдет завтра под покровом темноты, а то и среди бела дня, если море будет пустынно… И даже будучи в курсе замыслов пиратов, Уилл Миц не сможет им помешать…

Однако, поскольку Провидение — именно так — отсрочило страшное преступление, следовало этим воспользоваться и попытаться найти путь к спасению, каким бы он ни был.

Значит, нужно срочно уходить и делать это, не возбудив подозрений. Итак, Гарри Маркел у себя в каюте. Джон Карпентер и Вага только что отправились в кубрик, где уже спали остальные. На носу оставался лишь вахтенный, несущий службу спустя рукава.

Прежде всего, чтобы добраться до соседнего судна, имеется шлюпка. Большая шлюпка, которую после рыбалки Гарри Маркел приказал оставить на буксире.

Будучи человеком смелым и решительным, Уилл Миц решил сделать все, чтобы спасти своих спутников, да и себя, разумеется.

Подумать только, пираты с «Галифакса» на борту «Стремительного»!… Вот откуда эта антипатия, которую внушил ему с первого взгляда капитан Пакстон, это отвращение, которое он испытывал в присутствии членов команды, и открытая неприязнь к нему со стороны этих мерзавцев, на чьей совести столько преступлений!…

Нельзя было терять ни минуты, дабы воспользоваться благоприятным стечением обстоятельств.

Общеизвестно, с какой скоростью меняется погода в тропических широтах… Достаточно совсем легкого бриза, чтобы «Стремительный» покинул свою временную стоянку… Паруса на бизани, фок-мачте и грот-мачте не были спущены, и достаточно легкого ветерка, чтобы они наполнились… И тут же другое судно двинется в противоположном направлении, и уже никакой надежды на новую встречу не будет, — и исчезнет даже этот столь призрачный шанс на спасение!

Итак, прежде всего Уиллу предстояло разбудить всех пассажиров одного за другим, в двух словах ввести их в курс дела, затем посадить в шлюпку, воспользовавшись прикрытием надстройки и не привлекая внимания вахтенного матроса.

Прежде всего Уилл Миц хотел убедиться, что Гарри Маркел спит в своей каюте, вход в которую был в одном из углов кают-компании. Шум мог бы его разбудить, и, если не удастся его каким-либо способом заставить молчать, дело будет провалено.

Уилл Миц проскользнул к двери капитанской каюты, приложил ухо к створкам и прислушался.

Гарри Маркел, зная, что ночь предстоит спокойная, мирно спал.

Уилл Миц вернулся в центр кают-компании и, не зажигая лампы, висевшей под потолком, открыл один из двух иллюминаторов, прорезанных в корме, примерно на высоте шести футов над ватерлинией.

Смогут ли через него пассажиры пролезть, чтобы спуститься в шлюпку?…

Юноши, да… Но взрослые мужчины, увы, нет…

К счастью, мистер Паттерсон не отличался дородностью. Испытания, выпавшие на его долю во время плавания, скорее, заставили его похудеть, несмотря на обилие банкетов в честь лауреатов Антильской школы, в которых он принимал посильное участие.

Что до него самого, то стройный, гибкий, ловкий Уилл не сомневался, что сумеет проскользнуть в окно.

Убедившись, что побег возможен, даже если не подниматься на полуют, — ибо это было крайне опасно, — Уилл Миц занялся пассажирами.

Первая каюта, в которую он попал, тихонько открыв дверь, принадлежала Луи Клодьону и Тони Рено.

Оба спали, и Луи Клодьон проснулся только тогда, когда почувствовал на своем плече чью-то руку.

— Ни звука!… — прошептал Уилл Миц. — Это я…

— Что вам нужно…

— Ни слова, повторяю вам!… Мы подвергаемся смертельной опасности!…

Одной фразы оказалось достаточно, чтобы прояснить ситуацию. Понявший всю серьезность положения, Луи Клодьон нашел в себе силы сдержаться.

— Разбудите вашего товарища, — добавил Уилл Миц. — А я… я займусь остальными.

— А как же мы убежим?… — спросил Луи Клодьон.

— На шлюпке… Она за кормой, привязана к якорной цепи. На ней мы доберемся до судна, которое должно быть неподалеку!

Луи Клодьон не стал задавать больше вопросов и в то время, как Уилл Миц выходил из каюты, разбудил Тони Рено, и тот, услышав, что происходит, аж подпрыгнул на койке.

Через несколько минут все юные стипендиаты были уже на ногах. Что касается мистера Паттерсона, то его следовало предупредить в последний момент. Достойного ментора надо было вытащить из каюты и спустить в шлюпку, не давая времени опомниться, иначе он непременно разразится длиннейшей речью и время будет упущено…

К чести Антильской школы следует сказать, что никто из ее учеников не дрогнул перед лицом опасности. Ни одной жалобы, ни единого крика ужаса, которые могли бы выдать юношей с головой, не вырвался из их уст.

Кроме того, Нильс Гарбо выдвинул даже предложение, свидетельствующее о его незаурядной смелости:

— Я никуда не двинусь, пока не рассчитаюсь с этим подлецом!

И он решительным шагом направился к каюте Гарри Маркела, правда, смельчака тут же остановил Уилл Миц.

— Вы ничего не сделаете, мистер Гарбо… — объявил он. — Гарри Маркел может проснуться в тот момент, когда вы войдете в каюту. Он позовет на помощь, станет защищаться, и для нас все будет потеряно!… Сядем в шлюпку, не поднимая шума… Как только мы окажемся на соседнем судне, капитан посчитается с бандитами, захватившими «Стремительный»! Моряки ненавидят пиратов! Пощады им не будет!

— А как же мистер Паттерсон?… — заметил Роджер Хинсдейл.

— Спускайтесь сами, — сказал Уилл Миц, — и как только вы будете в шлюпке, мы спустим и его.

Луи Клодьон и его товарищи оделись потеплее. О продуктах можно было не беспокоиться, поскольку речь шла лишь о том, чтобы преодолеть какие-то полмили до соседнего судна. Даже если беглецам придется ждать, пока рассеется туман или займется рассвет, шлюпку все равно обнаружат. И не важно, если беглецов заметят и на «Стремительном», их подберут раньше, чем Гарри Маркел со своими людьми бросится в погоню.

Единственное, чего следовало опасаться, так это неожиданного ветра. В этом случае неизвестное судно тут же пойдет на запад, а «Стремительный» — на восток. И тогда с наступлением дня шлюпка окажется предоставленной воле волн, без воды и пищи, одна среди необъятного пустынного моря.

63
{"b":"166009","o":1}