ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Э! Какая разница! — вступил в разговор Тони Рено. — В конце концов мы пристанем к берегу одной из Америк, между мысом Горн и Новой Англией…

— Верно, месье Тони, — заключил Уилл Миц. — Главное, чтобы «Стремительный» не оставался словно приклеенный к этому проклятому месту!… Господи, пошли нам ветер, и пусть он будет попутным!

Однако того, чтобы ветер был попутным, оказалось бы недостаточно, ибо не менее важно было, чтобы он оказался не слишком сильным. На долю Уилла Мица выпала чрезвычайно трудная задача управлять судном, имея в качестве помощников совсем юных ребят, не имевших никакой практики в морском деле, чье знакомство с морем ограничивалось переходом из Европы на Антилы. А что делать Уиллу Мицу, если придется быстро реагировать на смену обстановки, лавировать при встречном или попутном ветре, брать рифы — и все это в момент, когда ураган грозит вот-вот снести все мачты?… А как избежать множества всяких неожиданностей, подстерегающих суда в прибрежных районах, столь часто посещаемых циклонами и бурями?…

И не рассчитывал ли Гарри Маркел на то, что Уилл Миц окажется в безвыходном положении: ведь, что ни говори, а он, даже будучи безусловно умным, ловким и энергичным матросом, вполне может не справиться с капитанскими обязанностями! И если вдруг сложится критическая обстановка, если западные ветры вынесут «Стремительный» в открытое море, если буря будет угрожать судну гибелью, если, наконец, оно окажется на грани катастрофы, не будет ли Уилл Миц вынужден обратиться за помощью к Гарри Маркелу и его сообщникам, и тогда…

Нет, этого никогда не случится! Уилл Миц вполне обойдется помощью юных пассажиров… Он оставит только те паруса, которые необходимы для управления судном, даже если это вызовет задержку в пути!… Нет и нет! Лучше погибнуть, чем прибегнуть к помощи злодеев, чем снова рисковать попасть к ним в руки!

Пока же до этого дело не дошло, да и вообще, чего, собственно, хотел Уилл Миц?… На тридцать шесть часов, ну максимум — на сорок восемь часов — хорошего восточного бриза и спокойного моря… Разве это так уж много для прибрежных районов, где пассаты — обычное явление?…

Между тем было уже почти восемь часов. Юноши, следившие за кубриком и двумя люками, могли слышать, как запертые члены экипажа метались в трюме. До них доносились крики бессильной ярости, проклятия, сопровождавшиеся отборной бранью. Но уже никто не боялся злодеев, ставших совершенно беспомощными.

Тони Рено предложил позавтракать. После переживаний и ночных треволнений голод все настойчивее давал о себе знать. Завтрак был приготовлен из продуктов, хранившихся на камбузе, и состоял из консервированного мяса и галет, а также яиц, сваренных на плите камбуза, где имелась вся необходимая кухонная утварь. Здесь же хранился солидный запас виски и джина, смешанных с питьевой водой, и этот первый завтрак весьма неплохо подкрепил пошатнувшиеся силы маленького экипажа.

Мистер Паттерсон принял участие в завтраке. Правда, обычно чрезвычайно словоохотливый, на этот раз ментор ограничился всего несколькими словами. Полностью отдавая себе отчет в сложившейся обстановке, он понимал всю серьезность положения и предугадывал опасности, связанные с предстоящим морским переходом.

Примерно в половине девятого наконец задул устойчивый бриз и, по счастью, восточного направления. Поверхность моря зарябило, а милях в двух по правому борту кое-где даже появились пенные барашки. В остальном же бескрайний морской простор оставался пустынным. Ни одного судна вокруг, насколько хватало глаз.

Уилл Миц решил, что пора сниматься с якоря. Он принял решение не ставить верхние паруса на брам- и бом-брам-стеньгах[264], которые пришлось бы убирать, если ветер вдруг начнет крепчать. Для того чтобы выдержать курс, вполне достаточно поставить фор-марсель[265], фок, бизань и оба кливера[266]. Но поскольку паруса уже были на гитовах[267], достаточно было отдать[268] паруса, брасопить реи на нужный галс, и тогда «Стремительный» возьмет курс на запад.

Уилл Миц собрал юношей. Он объяснил каждому его задачу и поставил на нужное место. В сопровождении Тони Рено и Магнуса Андерса, более опытных, чем их товарищи, он поднялся на марс, предварительно рассказав Луи Клодьону, как обращаться со штурвалом.

— Пойдет… пойдет!… — повторял Тони Рено с убежденностью, столь свойственной его возрасту, и надо сказать, он действительно чувствовал себя способным на большее.

— Надеюсь, с Божьей помощью мы справимся! — отвечал Уилл Миц.

В четверть часа судно оделось парусами и, слегка накренившись, пошло с приличной скоростью, оставляя за кормой длинный пенистый след.

Примерно до часа дня дул устойчивый несильный бриз, правда, с перерывами, что внушало Уиллу Мицу некоторое беспокойство. А затем на западе начали скапливаться весьма значительные тучи с четко очерченными краями, синевато-черные, — первый признак предгрозового состояния атмосферы…

— Как погода, Уилл?… — спросил Роджер Хинсдейл.

— Хотелось бы получше!… Впереди я чувствую грозовой фронт или, по крайней мере, шквальный ветер…

— А если ветер задует с той стороны?…

— Ничего не поделаешь, — ответил Уилл Миц, — придется мириться с тем, какой будет!… В ожидании пассатов обрасопим реи, и, если не поднимется волна, мы выкрутимся… Главное для нас — оказаться в виду земли, и, если для этого понадобится три дня вместо двух, придется смириться… В пяти-шести милях от Антил мы найдем рыбаков, которых возьмем на борт в качестве лоцманов, и через несколько часов «Стремительный» будет уже на якорной стоянке.

Однако, как и предвидел Уилл Миц, ветер не удержался в восточном направлении. После полудня судно стало подрагивать от накатывавшихся с запада волн, и наконец ветер окончательно установился с этой стороны.

Пришлось держаться как можно ближе к предполагаемой береговой черте, чтобы судно не унесло в открытое море. Маневр был выполнен безупречно и достаточно легко, даже без смены галса. Тони Рено встал к штурвалу и точно держал нужный курс. Уилл Миц и остальные юноши закрепили брасы[269] реев, шкоты кливера, фока и бизани. И «Стремительный», кренясь на левый борт, бойко пошел к норд-осту.

Разумеется, Гарри Маркел и его сообщники, запертые в трюме, не догадывались о том, что противный ветер вынудил судно удаляться от Антил. Однако подобная задержка могла лишь обернуться им на пользу.

Часам к шести вечера Уилл Миц решил, что «Стремительный» достаточно удалился на северо-восток и, дабы лучше использовать силу течения, решил повернуть на зюйд-вест.

Из всех необходимых маневров этот был самым сложным и беспокоил его больше всего. Идти против ветра далеко не простое дело, требующее исключительной точности, ловкости и сноровки, правда, «Стремительный» мог бы идти и с попутным ветром, но тогда переход занял бы гораздо больше времени, не говоря уже о риске быть захлестнутым волнами. К счастью, море было относительно спокойно. Отдали паруса на бизань-мачте, закрепив руль, вытянули шкоты, и паруса наполнились ветром с правого борта. Как только все паруса наполнились ветром, судно легло на курс зюйд-вест.

— Прекрасно… просто великолепно… юные господа!… — воскликнул Уилл Миц, когда маневр был выполнен. — Вы действовали как заправские матросы…

— Под командой хорошего капитана! — ответил Луи Клодьон от имени всех своих товарищей.

И если бы только в трюме или кубрике Гарри Маркел, Джон Карпентер и остальные пираты могли догадаться, что «Стремительный» лег на другой курс, можно представить, в какое дикое неистовство пришли бы злодеи!

Обед, как и завтрак, был приготовлен на скорую руку и завершился несколькими чашками чаю, приготовленного Тони Рено, после чего мистер Паттерсон тотчас же удалился в свою каюту, поскольку пользы от него на палубе не было никакой.

вернуться

[264] Брам-стеньга — рангоутное дерево, являющееся продолжением стеньги и идущее вверх от нее (второе наращение мачты). Бом-брам-стеньга — рангоутное дерево, являющееся продолжением брам-стеньги и идущее вверх от нее (третье наращение мачты).

вернуться

[265] Фор-марсель — прямоугольный парус второго снизу ряда на фок-мачте.

вернуться

[266] Оба кливера — то есть кливер и бом-кливер.

вернуться

[267] Гитовы — снасти для подбирания парусов к мачте или рею перед их окончательной уборкой.

вернуться

[268] Отдать паруса — отвязать сезни, которыми паруса закреплены.

вернуться

[269] Брасы — снасти, прикрепляемые к нокам (оконечностям) реев и служащие для поворачивания реев вместе с парусом в горизонтальной плоскости.

68
{"b":"166009","o":1}