ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Действительно, 17-го утром прошло сорок восемь часов с момента отплытия «Бонавентура», но ничто не указывало на близость острова. Впрочем, трудно было судить на глаз о пройденном расстоянии, так как скорость и направление ветра слишком часто менялись.

Еще через сутки на горизонте все еще не было видно земли. Ветер дул вовсю, и состояние моря было отвратительное. Пришлось быстро маневрировать парусами, которые заливало волнами, брать рифы и часто менять галс. 18-го днем «Бонавентур» даже совсем залило водой, и, если бы его пассажиры заранее не привязали себя к палубе, их бы снесло. В этих условиях Пенкроф и его товарищи, чрезвычайно занятые удалением воды с палубы, получили неожиданную помощь от пленника, в котором как будто проснулся инстинкт моряка. Он выскочил из люка и сильным ударом багра проломил борт, чтобы вода, залившая палубу, могла скорее стечь в море. После этого он, не говоря ни слова, вновь спустился в свою каюту.

Пенкроф, Гедеон Спилет и Герберт, совершенно ошеломленные, не мешали ему.

Между тем положение становилось опасным. Пенкроф имел основание думать, что заблудился в этом безбрежном море, и не знал никакого способа найти дорогу.

Ночь на 19-е была темная и холодная. Но около одиннадцати часов вечера ветер стих, волнение успокоилось, и корабль, который уже не так качало, пошел скорее. В общем, он прекрасно выдержал бурю.

Пенкроф, Гедеон Спилет и Герберт и не подумали даже заснуть, хотя бы на часок; они пристально вглядывались в море: может быть, остров Линкольна недалеко и его удастся увидеть с рассветом. А может быть, «Бонавентур» снесло ветром, и в таком случае почти невозможно выправить его курс.

Таинственный остров (иллюстр.) - _508.jpg

Пенкроф, до крайности встревоженный, все же не терял надежды, так как нервы у него были крепкие. Стоя у руля, он упорно старался разглядеть что-нибудь в густой темноте. Часа в два ночи он вдруг закричал:

— Огонь! Огонь!

И действительно, милях в двадцати к северо-востоку виднелся яркий свет. Остров Линкольна был близко, и огонь, который, несомненно, зажег Сайрес Смит, указывал дорогу. Пенкроф, слишком уклонившийся к северу, изменил направление и взял курс на огонь, который светил на горизонте, словно звезда первой величины.

ГЛАВА XV

Возвращение. — Обсуждение. — Сайрес Смит и незнакомец. — Гавань Воздушного Шара. — Третий урожай. — Ветряная мельница. — Первая мука и первый хлеб. — Заботы инженера. — Волнующий опыт. — Первые слезы.

На следующий день, 20 октября, в семь часов утра, после четырехдневного путешествия, «Бонавентур» тихо причалил к берегу возле устья реки Благодарности.

Сайрес Смит и Наб, очень встревоженные ненастной погодой и долгим отсутствием своих друзей, с рассветом поднялись на плато Дальнего Вида и наконец заметили судно, которое так сильно запоздало.

— Наконец-то вот они! — вскричал Сайрес Смит. Что касается Наба, то он от радости заплясал, закружился и захлопал в ладоши, крича:

— О, хозяин! О, хозяин!

Эта пантомима была трогательнее самой лучшей речи.

Пересчитав людей, которых можно было уже видеть на палубе «Бонавентура», инженер сначала подумал, что Пенкроф не нашел потерпевшего крушение на острове Табор или что этот несчастный отказался покинуть свой остров и сменить одну тюрьму на другую.

Действительно, Пенкроф, Гедеон Спилет и Герберт были одни на палубе.

Когда судно причалило к берегу, инженер с Набом уже поджидали его. Еще прежде, чем его пассажиры вышли на сушу, Сайрес Смит крикнул:

— Мы были очень встревожены вашим опозданием, друзья! С вами случилось несчастье?

— Нет, — ответил журналист. — Наоборот, все обошлось превосходно. Мы сейчас вам расскажем.

— Но все же, — продолжал инженер, — ваши поиски оказались бесплодны. Ведь вас по-прежнему трое, как и при отъезде.

— Нет, мистер Сайрес, нас четверо, — ответил моряк.

— Вы нашли потерпевшего крушение?

— Да.

— И привезли его сюда?

— Да.

— Живого?

— Да.

— Где он? Кто он такой?

— Это человек, или, вернее, он был человеком, — сказал Гедеон Спилет. — Вот все, что мы можем вам сказать, Сайрес.

Инженеру тотчас же рассказали о том, что произошло, в каких условиях производились поиски, как обнаружили давно покинутый дом — единственный дом на острове — и как, наконец, захватили существо, видимо, уже не принадлежавшее к человеческой породе.

— Он до такой степени не похож на человека, что я, право, не знаю, хорошо ли мы поступили, привезя его сюда, — прибавил Пенкроф.

— Конечно, Пенкроф, вы прекрасно поступили! — с живостью сказал инженер.

— Но ведь этот несчастный лишен рассудка.

— В настоящее время, может быть, и да, — отвечал Сайрес Смит, — но всего несколько месяцев назад это был такой же человек, как мы с вами. Кто знает, во что превратится тот из нас, кто переживет других, после долгого пребывания в одиночестве на этом острове! Горе тому, кто одинок, друзья! По-видимому, одиночество быстро погубило рассудок этого человека, раз вы нашли его в таком состоянии.

— Но что вас заставляет думать, мистер Сайрес, что этот бедняга одичал всего несколько месяцев назад? — спросил Герберт.

— Документ, который мы нашли, написан недавно, а написать его мог только он.

— Если только его не составил товарищ этого человека, который впоследствии умер, — заметил Гедеон Спилет.

— Это невозможно, дорогой Спилет.

— Почему?

— Потому что в бумаге упоминалось бы о двух пострадавших, а она говорит только об одном.

Герберт в нескольких словах рассказал об обстоятельствах обратного плавания, подчеркнул тот любопытный факт, что разум пленника как бы временно воскрес, когда он на мгновение снова сделался моряком в самый разгар бури.

— Хорошо, Герберт, — похвалил его инженер. — Ты прав, что придаешь такое значение этому. Этот несчастный, вероятно, излечим, и только отчаяние сделало его таким, каким он есть сейчас. Здесь он снова найдет себе подобных, и раз в нем есть еще душа, мы спасем его.

Потерпевший крушение на острове Табор был выведен из каюты. Инженер почувствовал великое сострадание, Наб безмерное удивление. Очутившись на земле, пленник прежде всего выразил намерение бежать. Сайрес Смит подошел к нему и властным движением положил ему руку на плечо, смотря на него с бесконечной нежностью. Несчастный, словно поддаваясь какому-то внушению, понемногу успокоился; он опустил глаза, склонил голову и не оказывал больше сопротивления.

— Бедный страдалец! — тихо проговорил инженер.

Таинственный остров (иллюстр.) - _512.jpg

Сайрес Смит внимательно наблюдал за пленником. Судя по внешности, в этом несчастном создании не было ничего человеческого, но Сайрес Смит, так же, как и журналист, уловил в его взгляде еле заметный проблеск рассудка.

Было решено, что незнакомец, как его теперь стали называть, поместится в одной из комнат Гранитного Дворца, откуда, впрочем, не было возможности убежать. Он спокойно позволил отвести себя туда, и можно было надеяться, что при хорошем уходе он когда-нибудь станет полезным членом колонии.

Во время завтрака, который Наб наскоро приготовил, так как Герберт, Пенкроф и журналист умирали с голоду, Сайрес Смит попросил подробно рассказать ему об обследовании островка. Подобно своим товарищам, инженер полагал, что незнакомец — англичанин или американец. Название «Британия» наводило на эту мысль, и, кроме того, Сайрес Смит, как ему казалось, различил под косматой бородой и спутанной шевелюрой несчастного характерные черты англосакса.

— Послушай-ка, — сказал журналист, обращаясь к Герберту, — ты еще не рассказал нам, как ты повстречался с этим дикарем, и мы знаем лишь, что он бы задушил тебя, если бы нам не удалось подоспеть к тебе на выручку.

— Признаюсь, — ответил Герберт, — мне довольно трудно рассказать, как это случилось. Кажется, я был занят сбором трав, когда мне послышалось, что с какого-то высокого дерева что-то падает, как лавина. Я едва успел обернуться. Этот несчастный, видимо, спрятавшийся в ветвях, бросился на меня, и это заняло меньше времени, чем нужно для того, чтобы вам все рассказать. Без мистера Спилета и Пенкрофа…

75
{"b":"166010","o":1}