ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Вы его задушите, Жильдас! — вступилась Нанон.

— Да я его только слегка обнял! — улыбаясь, ответил бывший хозяин «Прекрасной Амелии».

Между тем Жюэль, едва придя в себя после богатырских объятий, обратился к дядюшке Антиферу, нервно шагавшему по комнате:

— Когда же свадьба, дядя?

— Какая еще свадьба?

— Моя свадьба с дорогой Эногат,— ответил Жюэль.— Разве это не решено?

— Да, решено,— подтвердила Нанон.

— Если только Эногат не раздумала, с тех пор как я стал капитаном дальнего плавания…

— О, Жюэль! — ответила девушка, протянув ему руку, в которой, как уверяет добряк Трегомен, лежало ее сердце.

Дядюшка Антифер не ответил: он как будто все еще старался определить направление ветра.

— Итак, дядя?— настаивал молодой человек.

Он стоял перед дядюшкой, высокий, красивый, с сияющими от счастья глазами.

— Дядя,— продолжал он,— ведь вы мне сами сказали: свадьбу назначим, когда ты выдержишь экзамен и вернешься.

— Да, мне тоже кажется, старина, что ты сказал именно так,— осмелился подать свой голос Трегомен.

— И вот… я выдержал экзамен,— повторил Жюэль,— и вернулся, и, если вы, дядя, ничего не имеете против, устроим свадьбу в первых числах апреля.

Пьер-Сервен-Мало подхватил:

— Через восемь недель?… Почему не через восемь дней… восемь часов, восемь минут?

— О! Если бы это было возможно!

— Но нельзя же так скоро,— возразила Нанон,— нужно подготовиться, многое купить…

— А еще я должен заказать новый костюм,— сказал будущий посаженый отец, Жильдас Трегомен.

— Итак… пятого апреля?— уточнил Жюэль.

— Ну что ж… пожалуй…— сказал дядюшка Антифер, чувствуя себя сбитым со всех позиций.

— Ах, дядюшка, ах, милый! — восклицала молодая девушка, повиснув у него на шее.

— Дорогой дядя! — вторил ей молодой человек.

И так как он обнимал дядю с одной стороны, а Эногат — с другой, то их лица столкнулись…

— Решено,— отрубил дядя,— пятого апреля… но только с одним условием…

— Никаких условий!

— Условие? — Жильдас Трегомен испугался, что его друг выдумал какую-нибудь новую хитрость.

— Да, условие…

— Какое, дядя? — спросил Жюэль, нахмурившись.

— Если я не получу до тех пор моей долготы… Все вздохнули с облегчением.

— Да!… Да!…— закричали они разом. Действительно, было бы жестоко отказать в этом дядюшке Антиферу.

И разве возможно даже предположить, что посланец Камильк-паши, ожидаемый в течение двадцати лет, появится именно накануне свадьбы Жюэля и Эногат?

Глава шестая,

в которой Восток потерпел неудачу при первой же схватке с Западом

Прошла неделя. Вестник по-прежнему не давал о себе знать. Жильдас Трегомен уверял, что его меньше бы удивило появление с небес Ильи-пророка. Но в присутствии дядюшки Антифера он воздерживался высказывать это свое мнение.

Что касается Эногат и Жюэля, то молодые люди вовсе не думали о мифическом [133]посланце Камильк-паши. И раз ничто другое не могло расстроить или задержать предстоящую свадьбу, они занимались приготовлениями к отплытию в ту чудесную страну, куда собирались попасть без всякой географической карты. Никто не сомневался, что это событие произойдет в назначенный день — пятого апреля.

Ну, а дядюшка Антифер? Он стал еще угрюмее, еще нелюдимее, чем прежде. Каждый новый день приближал дату брачной церемонии на двадцать четыре часа! Еще несколько недель — и жених с невестой свяжут себя нерасторжимыми узами. Хорош результат, нечего сказать! Ведь в глубине души дядюшка мечтал совсем о другом — о блестящих партиях [134]для племянника и племянницы, после того как он разбогатеет. И если он придавал такое большое значение этим недосягаемым, но бесспорно принадлежащим ему миллионам, то вовсе не для того, чтобы воспользоваться ими самому: купаться в роскоши, жить во дворцах, ездить в каретах, есть на золотых блюдах, носить бриллиантовые запонки в накрахмаленной манишке… О Господи, конечно же нет! Он просто хотел женить Жюэля на принцессе, а Эногат выдать замуж за принца. И ничего тут не поделаешь! Это была его заветная мечта!

Сокровенные надежды Антифера могли теперь развеяться как дым, если посланец Камильк-паши вовремя не сообщит необходимые цифры в дополнение к тем, что уже известны. Тайник богатого египтянина в конце концов должен открыться, и зарытые в нем сокровища попадут когда-нибудь в денежный мешок дядюшки Антифера, но — увы! — будет слишком поздно!

Старый моряк пребывал в страшной ярости. Ему не сиделось дома. Правда, близким было куда легче в его отсутствие. Он показывался на глаза только в часы трапез, молча поглощая двойные порции. Добряк Трегомен при всяком удобном случае давал дядюшке Антиферу возможность сорвать на нем накопившееся раздражение, надеясь, что его друг хоть как-то облегчит этим душу. Но тот неизменно посылал добряка ко всем чертям. Родные стали беспокоиться, как бы дядюшка не заболел.

Его каждодневным занятием стало теперь хождение на вокзал к прибытию поездов и на набережную Силлон — встречать пассажирские пароходы. Он вышагивал взад и вперед то по платформе, то по пристани, высматривая в толпе приезжих какую-нибудь экзотическую [135]фигуру, какого-нибудь чужеземца, могущего сойти за посланца Камильк-паши. Вернее всего, это будет египтянин, может быть, армянин… Но так или иначе — человек восточного типа, выделяющийся необычной внешностью, костюмом или акцентом; [136]он обратится к комиссионеру [137], спросит у него адрес Пьера-Сервана-Мало Антифера…

Нет! Не видно никого! Никого, кто хотя бы отдаленно походил на такого человека… Бретонцев, нормандцев, даже англичан и норвежцев хоть отбавляй, но путешественника с Ближнего Востока, мальтийца или левантийца, не было и в помине.

Девятого февраля после завтрака, за которым открывал рот только для еды и питья, дядюшка Антифер отправился в свой обычный поход, напоминая Диогена [138], в поисках человека. И если у дядюшки, в отличие от древнего философа, не было с собой зажженного, несмотря на ясный день, фонаря, зато он обладал парой зорких глаз, способных издали распознать человека, ожидаемого с таким нетерпением!

Антифер миновал узкие городские кварталы, вымощенные булыжником, застроенные высокими гранитными домами; спустился по улице Бей к скверу Дюге-Труэн, проверил время по часам на башне супрефектуры, повернул к площади Шатобриана, обогнул беседку, образуемую ветвями безлистного платана, и, пройдя через отверстие, выдолбленное в каменной ограде, очутился на набережной Силлон.

Тут дядюшка Антифер остановился, взглянул направо, потом налево, посмотрел вперед, потом назад, не выпуская изо рта дымящейся трубки и делая глубокие затяжки. Встречные приветствовали его, так как в Сен-Мало он известный человек и пользовался уважением. Но моряк был так поглощен своей навязчивой идеей и вследствие этого до того рассеян, что едва отвечал на поклоны.

Удивительные приключения дядюшки Антифера (иллюстр.) - _013.jpg

В порту скопилось много судов — парусных и паровых, бригов, шхун, люгеров [139], рыбачьих лодок и баркасов [140].

Настало время отлива, и пришлось бы ждать не меньше двух или трех часов, пока, по знаку морского семафора, суда войдут в гавань.

Дядюшка Антифер решил, что разумнее всего пойти к вокзалу и дожидаться прибытия экспресса. А вдруг сегодня ему наконец повезет?…

вернуться

[133]Мифический — нереальный, сказочный.

вернуться

[134]Партия — здесь: вступление в брак.

вернуться

[135]Экзотический — здесь: далекий, чужеземный, диковинный.

вернуться

[136]Акцент — особенности речи говорящего не на родном ему языке.

вернуться

[137]Комиссионер — человек, занимающийся исполнением деловых (например, торговых) поручений за условленную плату.

вернуться

[138]Диоген — древнегреческий философ (404-323 до н.э.). Здесь имеется в виду легенда, в которой говорится, что Диоген в поисках «настоящего человека» среди бела дня ходил по улице с зажженным фонарем.

вернуться

[139]Люгер — небольшое двух— или трехмачтовое парусное судно, отличающееся формой и расположением парусов.

вернуться

[140]Баркас — здесь: самоходное небольшое судно для обслуживания портовых нужд, буксировки мелких судов и т. п.

13
{"b":"166011","o":1}