ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Погода улучшилась только на третий день, когда потянул северо-восточный ветер, что дало возможность пакетботу укрыться у Хадрамаутского берега [223].

Нетрудно догадаться, что если Саук переносил все превратности плавания безболезненно и не чувствовал физических страданий, то совсем иным было его моральное состояние. Зависеть от какого-то проклятого француза, быть вынужденным следовать за ним до… до тех пор, пока он не остановится!… Случится ли это в одном из портов, лежащих на пути «Оксуса» — в Маскате, Сурате или Бомбее?… Не поплывет ли малуинец дальше, через Ормузский пролив, если намерен высадиться в Маскате?… А вдруг целью путешествия окажется один их бесчисленных островков Персидского залива, где Камильк-паша мог зарыть свои сокровища?…

Из-за этого неведения, этой неопределенности Саук все время находился в состоянии крайнего раздражения. Он с радостью вырвал бы эту тайну из самого нутра Антифера! Сколько раз он старался уловить хотя бы несколько слов из разговоров, которые вели между собой французы! Они-то ведь считали, что он не понимает языка, и могли бы не остерегаться в его присутствии!… Но все его ухищрения оказывались тщетными… Как раз этот мнимый клерк и вызывал у малуинцев особое недоверие. В его внешности было что-то отталкивающее, внушающее отвращение. Это бессознательное инстинктивное чувство испытывали в равной мере и дядюшка Антифер, и его спутники. При виде Саука они сразу удалялись, и это еще больше его злило.

Утром девятнадцатого марта «Оксус» остановился на двенадцать часов у арабского берега в Марбате. Затем направился своим курсом вдоль берегов Омана, поднимаясь к Маскату. Через два дня он обогнет мыс Рас-эль-Хад. Пройдет еще двадцать четыре часа, и «Оксус» бросит якорь в порту столицы имамата, а дядюшка Антифер почти достигнет цели своего путешествия.

Да и пора бы уже прибыть к месту назначения! По мере приближения Маската малуинец становился все более замкнутым. Всем своим существом он стремился к желанному острову, к этому источнику золота и алмазов, перешедшему в его безраздельную собственность. Мысленному взору Антифера открывалась пещера Али-Бабы, переданная ему во владение завещанием Камильк-паши, вздумавшего повторить феерию из «Тысячи и одной ночи».

— Знаете,— сказал он в тот день своим спутникам,— если богатство этого доброго малого, этого египтянина…— он говорил с такой фамильярностью, как племянник о своем американском дядюшке, оставившем ему наследство,-…если это богатство состоит из золотых слитков, я могу попасть в затруднительное положение, когда придется увозить его в Сен-Мало.

— Я вам сочувствую, дядя,— ответил Жюэль.

— Мне думается, мы найдем выход,— осмелился вставить свое замечание Жильдас Трегомен,— если наполним золотом наши чемоданы, карманы и даже шляпы.

— Ты рассуждаешь, как лодочник! — пригвоздил его дядюшка Антифер. Не воображаешь ли ты, что миллион золотом можно захватить под мышку!

— Я думал, старина, что…

— Разве тебе приходилось видеть когда-нибудь целый миллион, да еще золотом?

— Никогда… даже во сне!

— И ты не знаешь, сколько он весит?…

— Понятия не имею.

— Ну, а я знаю, лодочник, потому что я не поленился подсчитать.

— Так скажи.

— Слиток золота стоимостью в миллион весит приблизительно триста двадцать два килограмма…

— Не больше? — наивно спросил Жильдас Трегомен.

Дядюшка Антифер искоса взглянул на него. Удостоверившись, что это замечание сделано без всякой иронии, он почувствовал себя обезоруженным.

— Но,— продолжал он,— если один миллион весит триста двадцать два килограмма, то сто миллионов весят тридцать две тысячи двести…

— Ой! Ой!…— произнес Трегомен.— Уж ты скажешь!

— А знаешь ли ты, сколько понадобится человек, чтобы перенести эти сто миллионов, если каждый возьмет по сто килограммов?

— Ну, говори же, говори, старина…

— Триста двадцать два человека! А так как нас только трое, можешь себе вообразить, какие затруднения возникнут на моем острове! К счастью, мои сокровища состоят главным образом из алмазов и драгоценных камней.

— А ведь дядя и в самом деле прав,— подтвердил Жюэль.

— И я скажу,— добавил Трегомен,— что этот милейший Камильк-паша неплохо все устроил.

— О да! — воскликнул дядюшка Антифер.— Алмазы легко сбыть с рук ювелирам Парижа или Лондона… Какая продажа, друзья мои, какая продажа!… Но, разумеется, я продам не все… нет, не все!

— Ты продашь только часть?

— Да, лодочник, да! — ответил дядюшка Антифер, причем лицо его судорожно подергивалось, а глаза метали молнии.— Да!… Прежде всего, один я оставлю себе… один алмаз в миллион франков… буду носить его на рубашке.

— На рубашке! — повторил Жильдас Трегомен.— Ты будешь просто ослепителен! На тебя невозможно будет глядеть…

— Второй — для Эногат,— продолжал дядюшка Антифер.— От такого камешка она еще больше похорошеет…

— Вряд ли, дядя. Разве можно быть красивее, чем она сейчас? — поспешил прервать его Жюэль.

— Ладно, племянничек, ладно… Ну, а третий алмаз будет для моей сестры!

— Для нашей славной Нанон! — воскликнул Жильдас Трегомен.— Она станет украшена, как Пречистая Дева [224], что на улице Поркон де ла Барбине!… Послушай, ты, наверное, хочешь, чтобы кто-нибудь к ней снова посватался?

Пожав плечами, дядюшка Антифер продолжал:

— Четвертый алмаз предназначен для тебя, Жюэль. Хороший камень. Ты будешь носить его на груди в виде булавки…

— Спасибо, дядя.

— И пятый тебе, лодочник!

— Мне? Разве что приколоть его к форштевню [225]«Прекрасной Амелии»…

— Нет, лодочник… ты наденешь его на палец… Он будет в кольце… в широком перстне…

— Алмаз на моей толстой красной лапе!… Это мне подойдет, как носки францисканцу [226],— усомнился Трегомен, показывая свою огромную ручищу, пригодную скорее смолить перлинь [227], чем выставлять напоказ кольца.

— Ничего не значит, лодочник! Не исключена возможность, что ты еще встретишь женщину, которая захочет…

— Кого ты имеешь в виду, старина?… Есть, правда, одна красивая вдова, бакалейщица из Сен-Сервана…

— Бакалейщица!… Бакалейщица!…— закричал на него дядюшка Антифер.— Представляешь ли ты себе, с каким видом она войдет, твоя бакалейщица, в наш семейный круг, после того как Эногат выйдет замуж за принца, а Жюэль женится на принцессе!…

На этом разговор оборвался. Молодой капитан только вздохнул при мысли, что его дядя все еще носится со своими вздорными мечтами… Как внушить ему здравые мысли, если, к несчастью — да, именно к несчастью,— он станет обладателем миллионов!

— Положительно, он сойдет с ума, и очень скоро, если так будет продолжаться,— сказал Жильдас Трегомен Жюэлю, когда они остались вдвоем.

— И я этого опасаюсь! — ответил Жюэль, глядя на своего дядю, бормочущего что-то себе под нос.

Двумя днями позднее, двадцать второго марта, «Оксус» прибыл в порт Маскат. Трое матросов вынесли Бен-Омара из каюты. На кого он был похож!… Это был скелет… или, вернее, мумия, потому что кожа еще держалась на костях многострадального нотариуса!

Удивительные приключения дядюшки Антифера (иллюстр.) - _029.jpg

Глава двенадцатая,

в которой Саук решает пожертвовать одной половиной сокровищ Камильк-паши, чтобы обеспечить себе вторую

Когда Жюэль, по просьбе Жильдаса Трегомена, показал ему на карте точку, где находится Маскат, тот просто не поверил своим глазам. Бывший владелец «Прекрасной Амелии», плававший, как мы знаем, только по Рансу, попал в такую даль… в такую немыслимую даль… к берегам Азиатского континента!

вернуться

[223]Хадрамаут — историческая область в британском протекторате Аден.

вернуться

[224]Пречистая Дева — одно из названий Девы Марии, Богородицы.

вернуться

[225]Форштевень — носовая оконечность судна.

вернуться

[226]Францисканцы — католические монахи, члены нищенствующего ордена (религиозного объединения), основанного в 1207-1209 годах в Италии.

вернуться

[227]Перлинь — корабельный пеньковый канат толщиной в 10-15 сантиметров по окружности.

29
{"b":"166011","o":1}