ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Николь. Душа для Демона
Жареные зеленые помидоры в кафе «Полустанок»
Победителей не судят (СИ)
Троица. Будь больше самого себя
Мистерия ярких чувств
Ты как девочка
Эпоха мертвых. Прорыв
Кровь, пот и пиксели. Обратная сторона индустрии видеоигр
Я сбилась с пути
A
A

В самом деле, с наступлением зари солнечный диск появился на горизонте во всем своем великолепии. Увеличенный от преломления света, пунцовый в низких слоях воздуха, он рассеивал по всей поверхности воды ослепительные лучи.

Жильдас Трегомен приветствовал солнце, почтительно сняв свою лощеную [281]шляпу. Ни один парс, ни один гебр [282]не встретил бы дневное светило с большим благоговением.

Легко себе представить, какой переворот произошел в умах. С каким нетерпением пассажиры и моряки ждали момента» наблюдения! Арабы знают, что европейцы умеют точно определять местоположение корабля даже вдали от берегов. Естественно, их очень интересовало, находилась ли «Бербера» еще в заливе или была отброшена к мысу Рас-эль-Хад.

Между тем солнце поднималось все выше. На ослепительно чистом небе не было ни облачка, и молодой капитан решил, что теперь-то он определит широту.

Перед полуднем Жюэль начал приготовления.

Антифер стоял подле, стиснув зубы, не говоря ни слова. Жильдас Трегомен, покачивая своей большой головой, держался справа, Саук — немного позади, Селик — по левую сторону. Все приготовились следить за предстоящей операцией, за малейшими ее деталями.

Жюэль, упершись ногами в палубу и взяв секстант в левую руку, уверенным движением направил трубу на горизонт.

Удивительные приключения дядюшки Антифера (иллюстр.) - _038.jpg

Судно слегка покачивалось на едва заметных волнах.

Высота была определена.

— Готово,— сказал Жюэль.

Затем, сверившись с показаниями на дугообразной шкале, он спустился в каюту, чтобы сделать вычисления.

Через двадцать минут он поднялся на палубу и сообщил результаты наблюдения.

«Бербера» находилась под 25°2’ северной широты.

Следовательно, судно находилось в трех минутах к северу от широты разыскиваемого острова.

В завершение операции оставалось измерить часовой угол. Нет, никогда еще время не тянулось так медленно для дядюшки Антифера, Жюэля, Трегомена и Саука! Им казалось, что желанный момент никогда не наступит!

Но он наступил, в то время как «Бербера» в соответствии с указаниями Жюэля подалась немного к югу.

В половине третьего молодой моряк сделал несколько определений высоты, а Трегомен отмечал время по хронометру. Произведя необходимые вычисления, Жюэль нашел долготу: 54°58’. Следовательно, судно находится на одну минуту к востоку от острова.

Раздался крик. Один из арабов указывал на чернеющую вдали бесформенную возвышенность, приблизительно в двух милях к западу.

— Мой остров! — закричал дядюшка Антифер.

Да, это мог быть только его остров, потому что никакой другой земли вокруг не видно.

Удивительные приключения дядюшки Антифера (иллюстр.) - _039.jpg

От возбуждения малуинец стал бегать по палубе, жестикулировать, метаться, словно в припадке виттовой пляски [283]. Жильдасу Трегомену ничего другого не оставалось, как попробовать успокоить его в своих могучих объятиях.

Судно повернуло к скалам. Благодаря легкому восточному ветерку, надувавшему паруса, достаточно и получаса, чтобы добраться до острова. И действительно, судно достигло цели ровно через тридцать минут. Жюэль убедился, что положение острова в точности соответствует координатам, указанным Камильк-пашой; остров лежал на той самой широте, которую завещал Томас Антифер своему сыну — 24°25’ к северу от экватора,— и на той самой долготе, привезенной в Сен-Мало Бен-Омаром,— 54°57’ к востоку от парижского меридиана.

А во все стороны горизонта, насколько хватало глаз, расстилался только безграничный простор Оманского залива.

Глава шестнадцатая,

в которой неопровержимо доказывается, что Камильк-паша, скитаясь по морям, действительно побывал в водах Оманского залива

Итак, он существовал, этот остров, который дядюшка Антифер оценивал по меньшей мере в сто миллионов! Нет! Он ни за что не уступил бы, если бы, скажем, братья Ротшильды [284]захотели немедленно откупить остров «в том виде, в каком он есть», выражаясь юридическим языком.

С виду это голый массив, непривлекательный, бесплодный, лишенный растительности, попросту — нагромождение скал овальной формы, от двух до двух с половиной тысяч метров в окружности. Берега причудливо изрезаны острыми выступами и неглубокими бухточками. В одной из таких бухточек, на западной стороне, «Бербера» нашла убежище и укрылась от ветра. Вода оказалась там настолько прозрачной, что можно разглядеть песчаное дно, поросшее водорослями, на глубине двадцати футов. Яхту ошвартовали. Лишь слабый прибой заставлял ее слегка покачиваться с борта на борт.

Но и этого было вполне достаточно, чтобы нотариус ни одной лишней минуты не захотел оставаться на борту «Берберы». Дотащившись кое-как до трапа, он вскарабкался на палубу и хотел уже ступить на сходни, как был грубо остановлен дядюшкой Антифером, схватившим его за плечо.

— Ни шагу дальше, господин Бен-Омар!…— предупредил он грозно.— Первым сойду я, понятно?

И нотариус, понятно ему это было или нет, подождал пока упрямый малуинец не примет во владение свой остров, что тот и сделал, первым отпечатав на песке тяжелый след своих морских сапог.

Только тогда Бен-Омар смог к нему присоединиться с глубоким вздохом облегчения, снова почувствовав под ногами твердую почву! Высадились и остальные — Трегомен, Жюэль и Саук.

А Селик тем временем разглядывал остров и никак не мог взять в толк, что собираются делать здесь эти иностранцы… К чему такое длинное путешествие, такие расходы, такие трудности?… Чтобы нанести на карту эти скалы, определить их положение в море — кто поверит такому объяснению!… Все выглядело настолько нелепо, что более всего походило на затею безумцев! Но если у дядюшки Антифера и наблюдались некоторые признаки помешательства, то этого никак нельзя сказать о Жюэле и Трегомене: они-то уж, во всяком случае, в здравом уме!… И тем не менее принимают деятельное участие в этих весьма странных исследованиях! И какое два египтянина имеют отношение к этой авантюре…

Поведение иностранцев еще больше подогрело любопытство Селика, и он приготовился высадиться на остров и следовать за ними по пятам… Но Пьер-Серван-Мало жестом дал понять Жюэлю, что это нежелательно, и тот сказал Селику:

— Вам незачем нас сопровождать. Переводчик не понадобится… Бен-Омар говорит по-французски, как прирожденный француз…

— Ну что ж…— вынужден был ответить Селик.

Как ни разбирала полицейского агента досада, он не хотел осложнений по такому поводу. Он нанят строптивым французом и должен до поры до времени исполнять все его приказания. Вот почему Селик уступил, сохранив за собой право вмешаться в дело вместе со своими людьми, если, вернувшись из разведки, иностранцы принесут на борт «Берберы» какие-нибудь предметы.

Еще только около четырех часов дня и вполне можно успеть вырыть бочонки, если они находятся в указанном месте, а в этом малуинец не сомневался.

Условились, что «Бербера» будет ждать в бухте. С помощью Селика хозяин яхты предупредил Жюэля, что простоит на якоре только до шести часов. Запасы провизии почти иссякли. Необходимо воспользоваться попутным восточным ветром, чтобы вернуться в Сохор к рассвету. Дядюшка Антифер не возразил ни слова. Он полагал, что ему хватит времени для благополучного завершения операции.

Да и что могло его задержать? Ведь не понадобится разрыть весь остров метр за метром. В письме ясно сказано, что клад на южной оконечности, у подножия скалы, распознать которую легко по начертанной на ней монограмме — двойному «К». С помощью кирки вырыть три бочонка нетрудно, так же как и несложно докатить их до судна. Понятно, малуинец предпочел бы действовать без свидетелей за исключением Бен-Омара, присутствие которого предписано завещанием. Поскольку экипаж «Берберы» вряд ли станет интересоваться содержимым бочонков, трудности возникнут только при возвращении каравана в Маскат. Но об этом будет еще время позаботиться…

вернуться

[281]В XIX веке было модно лощить шляпы и цилиндры, то есть покрывать их для блеска особым лаком или воском.

вернуться

[282]Парс — последователь парсизма, религии древних персов, основателем которой считается мифический пророк Зороастра (Заратустра). Парсы поклоняются огню и солнцу. Парсизм имеет своих сторонников в Иране и Индии. Парсы, живущие в Иране, называются гебрами.

вернуться

[283]Виттова пляска (или пляска святого Витта) — нервное заболевание, выражающееся в судорожных подергиваниях головы и конечностей.

вернуться

[284]Ротшильды — богатейшие банкиры во Франции, Австрии, Италии, Англии и Германии. Основатель фирмы — Ротшильд Майер-Ансельм (1743-1812), из еврейской купеческой семьи во Франкфурте-на-Майне (Германия). Имя Ротшильдов стало нарицательным для обозначения богатейшего предпринимателя, банкира.

40
{"b":"166011","o":1}