ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Мы встретимся здесь потом,— сказал он своим спутникам.

— Иди, иди, старина,— ответил Жильдас Трегомен.— Иди прямо на абордаж!

То, что нужно идти «прямо на абордаж», признаться, беспокоило дядюшку Антифера. В его намерения, конечно, не входило хитрить со своим сонаследником, как хитрил с ним самим Бен-Омар. Честный и, несмотря на причуды, очень прямой человек, малуинец решил действовать без всяких уловок. Он придет к банкиру и скажет ему: «Вот что я вам принес… А ну-ка, посмотрим, что вы можете предложить мне взамен?» А теперь в путь!

Впрочем, судя по документу, найденному на островке, упомянутый Замбуко должен получить предупреждение о том, что некий француз, по имени Антифер, в один прекрасный день явится к нему с долготой, без которой невозможно определить местоположение того самого острова, где хранятся сокровища. Следовательно, банкира это посещение не удивит.

Дядюшка Антифер боялся только одного: а вдруг случится так, что его сонаследник не говорит по-французски? Если Замбуко понимает хотя бы по-английски, то можно выйти из положения с помощью молодого капитана. Ну, а если банкир не знает ни того, ни другого языка? Тогда поневоле будешь зависеть от переводчика. И тогда тайну ста миллионов будет знать третий…

Не сообщив своим спутникам, куда он идет, дядюшка Антифер вышел из гостиницы и подозвал проводника. Оба скрылись за углом, повернув на улицу, примыкавшую к площади Морского Флота.

Удивительные приключения дядюшки Антифера (иллюстр.) - _043.jpg

— Ну, если мы ему не нужны…— сказал Жильдас Трегомен после ухода дядюшки.

— …то пойдем гулять и начнем с того, что сдадим мое письмо на почту,— закончил Жюэль.

Побывав сначала в почтовом бюро рядом с гостиницей, Жюэль и Трегомен направились затем к Баб-эль-Бахару — Воротам Моря и обошли с наружной стороны зубчатую ограду, опоясывающую Белый Тунис. Ограда эта тянется на два добрых французских лье.

Отойдя от гостиницы шагов на сто, дядюшка Антифер спросил своего гида-переводчика:

— Вы знаете банкира Замбуко?

— Его здесь знают все.

— А где он живет?

— В нижнем городе, в мальтийском квартале [300].

— Проводите меня туда!

— К вашим услугам, ваше сиятельство.

В этих восточных странах «ваше сиятельство» произносят так же часто, как во Франции — «месье» [301].

И дядюшка Антифер направился к нижнему городу. Поверьте, он не обратил ни малейшего внимания на достопримечательности, встречавшиеся на каждом шагу,— будь то многочисленные мечети с красивыми высокими минаретами [302], древние руины [303]римского или сарацинского [304]происхождения, живописная площадь под тенью пальм и фиговых деревьев или узкие улицы с домами, как бы глядящими в глаза друг другу. Улицы поднимались вверх, улицы спускались вниз, окаймленные по сторонам лавками со всевозможными товарами. Чего здесь только не было: съестные припасы, материи, безделушки, смотря по тому, какой квартал — французский, итальянский, европейский или мальтийский — обслуживают торговцы. Но Пьер-Серван-Мало думал только о визите к Замбуко, о приеме, какой он встретит. Ну вот что! Больше никаких сомнений!… Если кому-либо приносишь пятьдесят миллионов, можно быть уверенным, что тебя встретят радушно…

Удивительные приключения дядюшки Антифера (иллюстр.) - _044.jpg

Минут через тридцать они дошли до мальтийского квартала. Это не самая лучшая часть Туниса, города с полуторастатысячным населением, не отличающегося чистотой, особенно в старых кварталах. Впрочем, в ту пору Тунис еще не находился под протекторатом [305]Франции и на его цитадели не развевался французский флаг.

В конце улицы, вернее маленькой улочки, этого коммерческого квартала проводник остановился перед одним из самых неказистых домов. Как и все тунисские жилища, он представлял собой квадратный монолит с террасой, без окон и, как принято в арабских странах, с внутренним двориком — патио, куда выходят окна всех комнат.

Увидев такой дом, дядюшка Антифер сделал заключение, что его владелец вряд ли купается в золоте, и подумал, что это может только способствовать успеху дела.

Удивительные приключения дядюшки Антифера (иллюстр.) - _045.jpg

— Банкир Замбуко действительно живет здесь?…— спросил он проводника.

— Именно здесь, ваше сиятельство.

— Это банк?

— Да.

— Может быть, у банкира есть другие дома?

— Нет, ваше сиятельство.

— И что же, он слывет богатым?

— Он миллионер!

— Черт возьми! — произнес дядюшка Антифер.

— Но так же скуп, как и богат! — добавил проводник.

— Тысяча чертей! — воскликнул дядюшка Антифер.

С этими словами он отпустил проводника, величавшего его «вашим сиятельством».

Само собой разумеется, что Саук, стараясь оставаться незамеченным, следовал за дядюшкой Антифером. Итак, адрес Замбуко он узнал. Но сможет ли, встретившись с банкиром, повернуть дело в свою пользу? Представится ли случай сговориться с Замбуко таким образом, чтобы совершенно вытеснить дядюшку Антифера? А если между двумя сонаследниками Камильк-паши возникнут разногласия, можно ли будет на этом сыграть? Как ему, в самом деле, не повезло, когда дядюшка Антифер вдруг спохватился и не произнес тогда после имени Замбуко цифры новой долготы! Если бы Сауку стали известны эти цифры, он успел бы прибыть в Тунис первым, привлек бы на свою сторону банкира, пообещав ему значительную премию… И возможно, ему удалось бы даже вырвать у того тайну, не развязывая кошелька…

Но тут же он вспомнил, что в документе упомянут именно Антифер, и никто другой!… Тем хуже для француза! Саук свои планы менять не станет, он доведет их так или иначе до конца. Как только мальтиец и малуинец овладеют наследством, он ограбит обоих.

Пьер-Серван-Мало вошел в дом банкира, а Саук остался ждать на улице.

Налево за поворотом находилась пристройка, служившая конторой. Во внутреннем дворике не было ни души. Как будто именно сегодня утром банк закрылся из-за прекращения платежей.

Но знайте — Замбуко банкротом никогда не был!

Представьте себе этого тунисского банкира: человек лет шестидесяти, среднего роста, худощавый, нервный, сутулый, с быстрым холодным взглядом, безбородым лицом, пергаментным цветом кожи, седыми, свалявшимися, как войлок, волосами, напоминающими ермолку, надетую на череп, с морщинистыми руками и длинными, кривыми пальцами. У него сохранились все зубы — зубы, привыкшие кусать, что сразу бросалось в глаза, когда он разжимал тонкие губы.

Даже такой ненаблюдательный человек, как дядюшка Антифер, сразу почувствовал, что личность этого Замбуко малосимпатична и отношения с таким субъектом не могут доставить удовольствия.

Банкир был, в сущности, просто ростовщиком мальтийского происхождения, ссужавшим деньги под залог,— таких в Тунисе насчитывалось от пяти до шести тысяч.

Говорили, что Замбуко нажил громадное состояние довольно сомнительными банковскими операциями. Он действительно был очень богат и кичился этим. Но, по его мнению, человек никогда не может быть богат настолько, чтобы не желать разбогатеть еще больше. Его справедливо считали мультимиллионером [306], несмотря на убогую обстановку, в которой он жил, и невзрачного вида дом, введший в заблуждение дядюшку Антифера. Но это доказывало только страшную скупость Замбуко во всем, что касалось житейских потребностей. И были ли они у банкира вообще? Если и были, то очень ограниченные, он не позволял им разрастаться, подчиняя все свои желания инстинкту [307]накопления. Нагромождать один мешок с деньгами на другой, извлекать отовсюду золото, прибирать к рукам все, что представляет какую-нибудь ценность, не гнушаясь махинациями и темными делишками,— этому он посвятил всю жизнь. В результате — несколько миллионов, запрятанных в сундуках, и ни малейшего желания пустить капитал в оборот.

вернуться

[300]Мальтийский квартал — заселенный выходцами с острова Мальта в Средиземном море.

вернуться

[301]Месье (monsieur) — по-французски «господин».

вернуться

[302]Минарет — высокая башня при мечети, с которой муэдзин (священнослужитель) созывает мусульман на молитву.

вернуться

[303]Руины — остатки развалившихся или разрушенных старинных зданий.

вернуться

[304]Сарацинского происхождения — то есть арабского. В эпоху раннего средневековья европейцы называли арабов сарацинами.

вернуться

[305]Протекторат — покровительство (а зачастую подчинение) более сильного государства по отношению к более слабому; также обозначение формы устройства этого слабого государства.

вернуться

[306]Мультимиллионер — обладатель многомиллионного состояния.

вернуться

[307]Инстинкт — здесь: безотчетное побуждение к чему-либо.

45
{"b":"166011","o":1}