ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

«Он не посмотрит наш спектакль! — думал господин Каскабель. — Что ж, тем лучше! Не будем жалеть об этом… Оно будет весьма милым, это представление… для дебюта труппы Каскабелей в пермском цирке! Ох, сколько хлопот, сколько суеты! Так недолго растерять все актерские способности… Я буду отвратителен в роли Фракассара! А раньше мне удавалось наполнить блеском оболочку этого доброго малого! Корнелия, судя по всему, чувствует себя не в своей тарелке! Жан только и думает что о Кайетте! Добросердечные Сандр и Наполеона тоже чуть не плачут при мысли о расставании с «перепелочкой»! Ах, дети, дети, какой провал ожидает нас сегодня вечером! Только невозмутимый и непотопляемый Клу поддержит кое-как репутацию труппы!»

Господину Каскабелю не сиделось на месте, и он отправился за новостями. В таком городишке, как Пермь[199], все моментально узнают, что и где произошло. Наркины — известная и уважаемая фамилия в этих краях… В случае, если господин Серж попал в руки полиции, слух о его аресте немедленно распространится по городу… Дело станет предметом пересудов… А может, графа Наркина уже бросили в пермскую каталажку и он томится там в ожидании суда!

Вот почему господин Каскабель поручил Клу заниматься приведением манежа в божеский вид и отправился бродить по улицам. Он прошелся туда-сюда вдоль Камы, где лодочники занимались своими обычными делами, по верхней и нижней частям города, где жители, как всегда, не отрывались от своих ежедневных хлопот. Он вступал в беседы… подслушивал, не подавая виду… Ничего! Ничего, что имело бы хоть какое-то отношение к графу Наркину!

Но душа его все равно была не на месте, а потому он вышел на дорогу к поместью Вольскому, которую полиция не миновала бы, если бы задержала господина Сержа. И каждый раз, завидев вдалеке группу прохожих, он уже воображал, что это казачий конвой сопровождает бедного узника!

В смятении от подобных мыслей господин Каскабель не думал даже о жене, о детях, о самом себе, о том, какие неприятности ожидали их в случае ареста графа Наркина! И правда, властям не составило бы никакого труда узнать, каким образом политический преступник вернулся на русскую землю и кто ему помог! Это дорого обошлось бы семейству Каскабель!

Пока Цезарь прогуливался по городу и высматривал господина Сержа на дороге в Вальское, в манеж около десяти часов явился некий человек и спросил господина Каскабеля.

В этот момент Клу-де-Жирофль в одиночестве сражался с облаком пыли, поднятым им в середине арены. Он выглянул из него, заметив незнакомца — с виду простого мужика. Клу не знал по-русски точно так же, как мужик не понимал ничего из того, что выдавливал из себя Клу, а потому они долго добивались взаимопонимания. Клу не разобрал ни единого слова, когда его собеседник выразил желание поговорить с хозяином. И тогда мужик сделал то, что должен был сделать с самого начала: протянул Клу письмо, адресованное господину Каскабелю.

Цезарь Каскабель (иллюстр.) - _083.jpg

Теперь до Клу наконец дошло, что от него требуется. Письмо, на котором начертано славное имя Каскабелей, могло предназначаться только главе семейства… если только не госпоже Корнелии… или господину Жану… а то и господину Сандру или госпоже Наполеоне…

В конце концов Клу взял письмо, показав жестом, что он берется передать его своему хозяину. Затем, после продолжительных и сердечных рукопожатий он проводил мужика, так и не сообразив, откуда тот взялся и кто его послал.

Четверть часа спустя, когда Клу намеревался пойти передохнуть к «Прекрасной Колеснице», у входа на арену появился господин Каскабель, расстроенный и взвинченный как никогда.

— Господин хозяин! — сказал Клу.

— Ну? Чего?

— Я получил письмо.

— Письмо?

— Да, его принесли только что…

— Мне?

— Вам.

— А кто принес?

— Какой-то мужик…

— Какой еще мужик?

— Ну-у… простой мужик… если только это мужик…

— Дай сюда! Бормочешь черт знает что, недотепа!

Господин Каскабель выхватил письмо, увидел адрес, написанный почерком господина Сержа, и побледнел так, что верный слуга воскликнул:

— Господин хозяин, что с вами?

— Ничего!

Ничего? А меж тем этот столь энергичный и полный сил человек чуть не упал в обморок.

Что в письме? Почему господин Серж написал Каскабелю? Очевидно, он хотел поведать о том, что помешало ему вернуться в Пермь еще ночью! Или он все-таки уже арестован?

Господин Каскабель вскрыл письмо, протер как следует сначала правый глаз, затем левый и прочитал содержание на одном дыхании.

Как он заорал! Подобный крик исходит из полуудавленной глотки! Перекореженное лицо парализовала нервная судорога, глаза побелели; он пытался что-то сказать, но не мог произнести ни звука!

Клу решил, что его благодетель сейчас умрет от удушья, и начал развязывать ему галстук…

Но тут господин Каскабель резко подпрыгнул и сильнейшим ударом ноги послал ближайший стул в самые дальние ряды манежа. Он закружился в неистовом танце и вдруг отвесил Клу отменный традиционный пинок в не менее традиционное место… В данных обстоятельствах тот не дерзнул нанести обычный ответный удар: неужели господин Каскабель внезапно помешался?

— Эй, хозяин! — воскликнул Клу. — Мы что, репетируем новый номер? Или мы уже на представлении?

— Ага… на представлении! Никогда еще не бывало у нас такого огррромного прррраздничного пррредставления!

Клу не оставалось ничего, кроме как смириться с таким ответом, что он и сделал, потирая место пониже спины, так как подобные удары он получал действительно по самым большим пррраздникам!

Тут господин Каскабель взял себя в руки и с таинственным видом склонился к самому уху Клу:

— Послушай… Ты ведь не болтун?

— Я? Ну что вы, хозяин! Я никогда никому не выдавал того, что мне доверяли по секрету… если только…

— Тсс! Хватит! Ты видишь это письмо?

— Письмо мужика?

— Да-да! Если ты кому-либо только заикнешься, что я его получил…

— Понял!

— Жану, Сандру, Наполеоне…

— Хорошо, хорошо…

— А особенно Корнелии, моей дражайшей супруге, то клянусь, я те6я набью соломой, как чучело…

— Живьем?

— Конечно, живьем! Чтобы ты прочувствовал, что это такое, балбесина!

После такой угрозы Клу задрожал всем телом.

Затем господин Каскабель схватил беднягу за плечи и прошептал ему предельно самодовольным фатовским тоном:

— Ты же знаешь, как ревнива Корнелия! А видишь ли, Клу… или ты видный мужчина, или нет — третьего не дано! Очаровательная женщина… Русская княгиня! Она пишет мне! Назначила свидание! Пойми! Правда, с тобой этого никогда не случится… с твоим-то шнобелем!

— Это точно, — промямлил Клу, — если только…

Но никто так никогда и не узнал, что он хотел сказать!

Цезарь Каскабель (иллюстр.) - _084.jpg

Глава XIV

ГРОМОВЫЕ АПЛОДИСМЕНТЫ

Пьеса, носившая сколь оригинальное, столь и привлекательное название «Разбойники Черного леса», представляла собой замечательное произведение драматического искусства. Сотворенная по старинным канонам, она покоилась на принципе единства времени, места и действия. Введение ясно обрисовывало характерные персонажи, интрига завязывалась крепким узлом в середине и счастливо разрешалась в финале; хотя финал без труда предугадывался, он производил превосходное впечатление. Не обошлось здесь и без «сцены борьбы», требуемой самыми притязательными современными критиками, и эту сцену сделали действительно добротной.

Впрочем, вряд ли стоило ожидать от Цезаря Каскабеля одной из модных ныне пьес, где все детали частной жизни переносятся на подмостки и где если преступление и не торжествует, то и добродетель не вознаграждается сполна. Нет! В заключительной сцене «Разбойников Черного леса» по всем законам жанра невинность одерживает триумфальную победу, а зло наказывается самым подобающим образом. Жандармы появляются в тот самый миг, когда кажется, все погибло, и как только они кладут руку на плечо злодея, зал сотрясается от аплодисментов.

вернуться

[199] Население Перми в конце XIX века (1897 г.) составляло 45 403 человека.

70
{"b":"166012","o":1}